Главная городская газета

Искусство терпеть

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Спорт

Хоккеистам раздали мешки

Первый этап предсезонной подготовки СКА проводит в Петербурге, где команда будет работать до середины этой недели. Затем хоккеисты получат пару выходных, отправятся в Финляндию, где продолжатся тренировки. Читать полностью

Ветераны болеют за «Зенит»

Среди зрителей субботнего матча «Зенит» - «Рубин» на арене «Санкт-Петербург» было, как никогда, много ветеранов петербургского футбола. Читать полностью

Даешь олимпийский статус!

Сборная России сверхуверенно начала свои выступления на десятых Всемирных играх в польском Вроцлаве. Читать полностью

Коротко 25 июля 2017

Бывший главный тренер московского «Динамо» Сергей Орешкин назначен тренером-консультантом петербургского «Динамо», выступающего в ВХЛ. Читать полностью

Пробили казанскую стену

А родная крыша слегка протекла... Читать полностью

«Я за полный запрет на легионеров»

Самым звездным игроком созданного этим летом в Петербурге волейбольного «Зенита», безусловно, станет Александр ВОЛКОВ. Читать полностью
Реклама
Искусство терпеть  | ФОТО www.fc-zenit.ru

ФОТО www.fc-zenit.ru

Наш корреспондент Владимир ДОРОФЕЕВ встретился с Сергеем ГОРДЕЕВЫМ (на снимке) в канун его юбилея. Сегодня ему шестьдесят, он занимает пост руководителя селекционной службы Академии «Зенита», но в футбольных кругах известен прежде всего как тренер, воспитавший Андрея Аршавина.

– Сергей Владимирович, далеко не все тренеры, тем более работающие в детско-юношеском футболе, по молодости играли в командах мастеров. У вас шанс был, вы выступали за дубль «Зенита», почему не удалось продолжить профессиональную карьеру?

– С ранних лет я разрывался между учебой и игрой в футбол. В 1973 году закончил школу и поступил в Политехнический институт, причем на серьезный факультет – физико-механический, где нужно было учиться, а не просто появляться на занятиях. В тот же год попал в дублирующий состав «Зенита», но совмещать учебу и тренировки было трудно. В конце концов остановился на футболе, в 1975 году даже был включен в заявку основной команды «Зенита», она была тогда общей. Но вскоре у меня диагностировли перенапряжение сердечной мышцы второй степени и по медицинским показаниям я был отстранен от футбола на год, после чего возвращения в «Зенит» не получилось, а от предложения ленинградского «Динамо» отказался.

– Почему?

– Стал задумываться об учебе на тренера, перевелся в Институт Лесгафта. В 1978 году получил диплом, отслужил в армии. После этого предпринял попытку вернуться в большой футбол, уехав в Узбекистан, где играл за команду из Бухары, но хватило меня только на год. Вернулся в Ленинград, выступал в первенстве города за «Светлану» на позиции нападающего и понимал, что свяжу свою жизнь с футболом. Раз не удалось заиграть на всесоюзном уровне, то окончательно решил, что буду тренером. Как раз через команду «Светланы» это и удалось сделать. Уровень тогдашнего первенства Ленинграда вполне соответствовал второй лиге. В «Светлане» была хорошая детско-юношеская школа, сначала мне доверили команду 1968 года рождения, затем я взял игроков 1974 года рождения, эту команду я принял в 1980 году. А еще через два года я возглавил команду 1976 года рождения, так получилось, что одновременно вел сразу три возраста. Тогда я не думал о том, чтобы работать с командами мастеров, мне нравилось воспитывать молодых ребят, и я пошел по этому направлению. Тем более что сразу же стало получаться, особенно с набором 1974 года. Будучи вторыми юношами они выиграли первенство города, после чего их разобрали более статусные коллективы. Из той команды вышли Игорь Зозулин, Максим Балаев, Михаил Трофимов, Сергей Кондратьев, это те ребята, кто поднимал «Зенит» из первой лиги. В «Светлане» я отработал до 1992 года, в то время заводские команды вроде «Светланы» начали разваливаться, и Дмитрий Николаевич Бесов, директор знаменитой «Смены», пригласил меня в свою школу. Конечно, это был шаг вперед.

– В «Смене» у вас было немало воспитанников, но самый известный ваш ученик – Андрей Аршавин, не так ли?

– Хочу оговориться, что мы начали с ним работать, только когда Андрею уже было 11 лет. Первые четыре года с ним занимался Виктор Всеволодович Виноградов, очень многое заложивший в Аршавина. Уже в таком раннем возрасте было видно большое будущее Андрея, но все равно я, честно говоря, не думал, что он поднимется настолько высоко, хотя в том, что мальчишка должен стать профессиональным футболистом серьезного класса, сомнений не было. У него были на высоком уровне техника и понимание футбола, уже в юношеском футболе воспринимал игру как взрослый футболист. А ключевой чертой Аршавина была способность принять нестандартное решение.

– Минусов у него не было?

– Не без этого, прежде всего это сложности с физической подготовкой. И если в детских командах это было не так заметно, то в юношеских стало проявляться более отчетливо. Впрочем, и на протяжении всей карьеры заметно, что ему тяжело играть постоянно на ровном уровне. Игре Аршавина свойственны всплески, и это как раз следствие того, о чем я говорил.

– Может быть, вы выделите кого-то из других ребят, кого тренировали в «Смене», были же, наверное, любимчики?

– Сразу скажу, из всех моих пяти выпусков, трех в «Светлане» и двух в «Смене», обошлось без любимчиков, я не приемлю таких вещей. Другое дело, что ребят интересных было много. Из той же команды 1981 года рождения, где играл Аршавин, можно отметить Вячеслава Родина, Дмитрия Старостина, конечно, Константина Лобова. Он, кстати, первым получил звание мастера спорта, когда в 1998 году выиграл в составе сборной России Первые юношеские игры. Кстати, в ту сборную не был вызван Аршавин, тренер Александр Кузнецов не стал приглашать Андрея, а Костя получил такое почетное звание еще в 17 лет. Приятно, что Лобов до сих пор играет у Влада Радимова в «Зените»-2.

– Расскажите, пожалуйста, о вашей нынешней работе. Чем занимается селекционер Академии «Зенита»?

– В 2009 году мне предложил занять этот пост Хенк ван Стее, сказав: «Вам 52 года, добились уже многого – стали лучшим детско-юношеским тренером, получили звание заслуженного тренера, значит, пришло время попробовать что-то новое». Прежде такой должности в нашей школе не было, селекцией тренеры занимались параллельно с учебно-тренировочным процессом. Отличий в сравнении с работой тренера очень много – приходится много ездить, просматривать ребят и на матчах, и по видеоматериалам, встречаться с тренерами, с родителями, с самими футболистами. Одним словом, очень интересно! Это и селекция в раннем возрасте, когда мы смотрим мальчишек в турнирах наших филиалов и матчах «подготовишек». С 10 лет проводим селекционные сборы, ребят, которых держим «на карандаше», приглашаем к нам в академию на недельку; работа идет вплоть до юношей, которые находятся перед выпуском в других школах. Вот и свой юбилей встречу в очередной командировке.

– Сейчас такое время, что уже в детско-юношеских возрастах клубы пытаются перехватить молодых талантов у конкурентов. Как уберегаете своих ребят от тех же москвичей?

– Да, бывает, что наши футболисты оказываются в московских клубах. Но здесь важна работа с родителями. Они, естественно, хотят лучшего для своих детей, но не всегда понимают футбольную специфику. В других городах не ждут мальчика с распростертыми объятиями, там тоже будет конкуренция, и порой более жестокая. Бывали случаи, когда ребята, уехав в другой город, потом просились обратно в Академию «Зенита». Мы пытаемся и игрокам, и их папам и мамам донести, что в Петербурге подход к ребятам максимально терпеливый. Мы вместе с тренерами стараемся максимально разглядеть сильные качества каждого, и только если окончательно понимаем, что перспективы для игры на высоком уровне нет, то расстаемся.

– Есть ли в системе академии сегодня ребята, способные заиграть на уровне того же Аршавина?

– Это очень сложный вопрос. Переход в мужской футбол для большинства дается тяжело, и Андрей не был исключением. Главное, что было доверие от тренеров, Юрия Андреевича Морозова и Властимила Петржелы, и он это почувствовал. Та же история с Александром Кержаковым – он не забивал в течение 13 туров подряд, но его упорно продолжали ставить в состав, и в конце концов парня прорвало. А ведь сейчас бывает так, что дадут 3 – 4 игры молодому футболисту, и если у него не пошло, то скажут: «Не использовал шанс — иди отдыхай». Не проявили бы терпения тогда, и весь российский футбол потерял бы такого бомбардира, как Кержаков, лучшего в истории сборной. Искусство тренеров молодежной, второй и главной команды заключается и в терпении, в вере в молодые таланты. Хотелось бы, чтобы такие шансы, как Аршавину, Кержакову, другим ребятам их поколения, давали нашим воспитанникам и сейчас. Самое сложное – совместить решение сиюминутных задач и воспитание собственной молодежи. А то, что талантливых парней хватает, доказывает наличие петербуржцев в юношеских и молодежных сборных России и присутствие наших воспитанников в составах клубов от РФПЛ до ПФЛ.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook