Главная городская газета

Прыжок в неизвестное

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Политика

Как вернуть себя себе?

Вхождение в Евразийский экономический союз помогает нам укрепить наши внешние таможенные и пограничные посты, ведь наша внешняя граница становится внешней границей ЕАЭС. Читать полностью

«Самые выдающиеся...»

Россияне о политиках XX столетия Читать полностью

Турция, год спустя

«Это важная дата, которую мы никогда не забудем: гордимся тем, что турецкий народ успешно сдал этот экзамен на демократию», - заявил на встрече с журналистами Казым Чавушоглу. Читать полностью

Дачное дело

Почему американцы не хотят вернуть России принадлежащую ей недвижимость Читать полностью

Когда дым рассеялся

Какие интриги и сюрпризы преподнес саммит «большой двадцатки» Читать полностью

Первый год нового парламента

В Мариинском дворце завершило свой первый парламентский год Законодательное собрание Санкт-Петербурга шестого созыва. Читать полностью
Реклама
Прыжок в неизвестное | Иллюстрация NaughtyNut/shutterstock.com

Иллюстрация NaughtyNut/shutterstock.com

В начале июня в Соединенном Королевстве состоялись досрочные парламентские выборы. По их результатам ни одна из партий не получила большинства в парламенте, но правящая Консервативная партия сохранит власть.

Новые вызовы

Выборы прошли в условиях повышенных мер безопасности, что связано с серией террористических актов, произошедших в Соединенном Королевстве. Они заставили действующую власть во главе с премьер-министром Терезой Мэй вернуться к вопросу об усилении безопасности подданных Великобритании. Речь идет, в частности, о более эффективном противодействии террористам в Интернете и ликвидации террористических ячеек на туманном Альбионе.

На фоне начала процедуры по выходу Великобритании из Европейского союза общество сталкивается с другими, пусть и менее жесткими вызовами и угрозами. К примеру, проблематика «брекзита» вновь поставила вопрос о территориальной целостности Соединенного Королевства, в частности, о будущем статусе Шотландии и Северной Ирландии.

«Брекзит» несколько затормозил экономический рост (на 2017 г. специалисты предсказывают рост валового внутреннего продукта, ВВП, лишь на один процент). Известные экономисты считают, что в скором времени Великобритания столкнется со снижением покупательной способности домохозяйств, некоторым увеличением цен на импортируемые товары и ростом инфляции. После референдума стоимость британского фунта упала на 20%.

Но все-таки первое место консерваторов говорит скорее о том, что в общем и целом дела у Британии не так уж плохи. С 2013 года, выйдя из стадии финансово-экономического кризиса, она демонстрирует стабильный экономический рост.

В последние четыре года наблюдается явная тенденция к росту частного потребления и роли сферы услуг в островной экономике. Британия по-прежнему привлекательна для иностранного капитала, не зря же такие компании, как Facebook и Google, строят в большом Лондоне новые обширные комплексы. Средние доходы в стране явно выше, чем в большинстве континентальных стран ЕС, а уровень безработицы не превышает и пяти процентов от трудоспособного населения, хотя среди представителей молодежи до 24 лет работы не имеет каждый пятый.

«Брекзит» есть «брекзит»

Когда год назад британские подданные на референдуме высказались незначительным большинством в пользу того, чтобы покинуть Евросоюз, многие европейские, да и местные эксперты предупреждали: это решение может на многие годы определить будущее Соединенного Королевства. Но, не прислушавшись к позиции четырех самых влиятельных партий страны, британцы, что называется, совершили прыжок в неизвестное.

Однако проголосовать за выход из надоевшего Евросоюза одно дело, а осуществить этот выход - совсем другое. Проблема является комплексной и сложной еще и потому, что до сих пор в истории европейской интеграции ЕС только пополнялся новыми членами, но никто его еще не покидал. Тем более что в данном случае речь идет о стране, входящей в тройку политических и экономических лидеров союза. Лондон и Брюссель начали очень непростые переговоры по модальностям и процедуре выхода Соединенного Королевства из ЕС. Ведь пока позиции двух сторон по подавляющему большинству пунктов выглядят противоположными.

Если парламентская оппозиция настроена на поиск разумных компромиссов в ЕС, желая, чтобы Британия осталась в едином европейском рынке и в Таможенном союзе, то Тереза Мэй и руководство Консервативной партии готовы на так называемый жесткий «брекзит». Конечно, в предвыборном манифесте правящей партии тори заявляли: «Мы желаем заключить глубокое и специальное партнерство с Европейским союзом». Но при этом Мэй и ее соратники исходят из тезиса «Брекзит» есть «брекзит». В их понимании это означает, что если с партнерами по ЕС соглашения достигнуто не будет, то жесткий «брекзит» - уход Британии с единого рынка и из Таможенного союза - вполне вероятен.

Такое положение дел очень тяготит бизнес и финансовые круги Соединенного Королевства. Ведь британский экспорт товаров и услуг в другие страны - члены Евросоюза составляет 12% от островного ВВП. Конечно, и для ЕС грядущий выход королевства, чья экономика составляет пятую часть от ВВП Евросоюза, громадный вызов. Но никто не желает поступиться принципами. То Брюссель требует от Лондона внести 57 млрд евро выплат по ранее взятым обязательствам, то уже руководители Британии напоминают еврочиновникам, что королевство внесло в казну ЕС около 500 млрд фунтов. Подвешенными остаются вопросы о статусе граждан европейских стран, проживающих и работающих в Британии, и о британцах в странах ЕС. Далека от разрешения и дискуссия о торговле финансовыми услугами.

Комплексные переговоры начались на этой неделе. И ясно, что вести их будут консерваторы. Но ясно и то, что далеко не все в британском обществе согласны на жесткий «брекзит».

Многоликая оппозиция

С учетом старинной для Британии мажоритарной системы выборов (она существует там на уровнях муниципалитетов, графств и при избрании палаты общин) естественная для западноевропейских стран многопартийность имеет в Соединенном Королевстве свою специфику. Избиратели зачастую предпочитают делать выбор в пользу «полезного голосования», то есть отдают свой голос за кандидатов одной из двух наиболее влиятельных партий - консерваторов и лейбористов, что выборы 8 июня лишь подтвердили: за кандидатов двух самых сильных и влиятельных партий страны отдали голоса в совокупности более 80% проголосовавших. При этом реальный прирост голосов получила ведущая оппозиционная сила - лейбористы. Еще месяц-два назад представить такое было невозможно - лейбористы уступали правящим консерваторам 15 - 20 пунктов. Но в итоге они получили около 40% голосов и сумели провести в палату общин 261 (из 650 депутатов) ставленника, увеличив свое парламентское представительство почти на 30 мандатов.

Ведомые 68-летним лидером радикальным социалистом Джереми Корбином лейбористы обещают сделать Британию обществом, «где каждый справедливо вознаграждается за свою работу». В арсенале их предвыборных обязательств можно было найти такие предложения, как резкое увеличение финансирования на культуру, здравоохранение и образование, создание национального инвестиционного банка, радикальное изменение нынешней налоговой политики в ущерб более обеспеченным слоям, увеличение налогов на компании, ренационализация стратегических отраслей экономики.

Лейбористы, как и большая часть других оппозиционных партий, твердо выступают против опции жесткого «брекзита», желая сохранить членство Соединенного Королевства и в Таможенном союзе, и в едином рынке ЕС. Вообще-то самой европейской силой в нынешней избирательной кампании выступала партия «Либеральные демократы», еще недавно пользовавшаяся поддержкой до 20% избирателей. Но сейчас ЛД смогли провести в палату общин лишь 12 своих представителей. А статус третьей по влиянию парламентской партии сохранила левосепаратистская Шотландская национальная партия (ШНП). Она хоть и проиграла значительную часть своих шотландских мандатов, но сумела в итоге сохранить за собой 35 парламентских кресел.

Неудача Терезы Мэй

Безусловно, первое место консерваторов под сомнение не ставится. Более того, если в 2015 году за тори отдали голоса менее 37% избирателей, на этот раз, сумев вернуть под свои знамена в том числе бывших избирателей ПНСК, Консервативная партия набрала 42,4% голосов. Подобный результат, напоминающий показатели тэтчеровской эпохи, свидетельствует, безусловно, о том, что консерваторы в сегодняшней Британии пользуются поддержкой в самых разных слоях общества. Эта партия, исторически связанная с высшими слоями, имеет также солидную электоральную базу среди среднего класса и значительной части трудящихся.

Но все-таки цель досрочных выборов заключалась в том, чтобы еще больше расширить парламентское большинство, а сделать это правящей партии не удалось. Если до 8 июня у консерваторов в палате общин было 330 мандатов, то теперь их осталось 317. То есть, по сути дела, план Терезы Мэй не сработал: консерваторы не только не увеличили свое представительство, но и потеряли абсолютное большинство.

По мнению многих экспертов, такой результат связан с разными моментами. Говорят о неубедительно проведенной электоральной кампании, о высокомерии самой Мэй, отказавшейся наравне с лидерами других парламентских партий принимать участие в телевизионных дебатах. Как уже отмечалось, британцы не оценили эффективность осуществляемой политики безопасности. Судя по опросам общественного мнения, многие избиратели были неудовлетворены противоречивыми предложениями консерваторов по пенсионной тематике. Наконец, британцев все больше пугает перспектива жесткого «брекзита» и его неясных последствий.

И все же благодаря договоренности со своими давними союзниками из североирландской Демократической юнионистской партии, располагающей в нижней палате парламента 10 депутатскими мандатами, консерваторы сохранят власть. Хотя их большинство и становится «подвешенным». Тем не менее именно Терезе Мэй королева доверила формирование кабинета министров. Он, конечно, в кадровом плане изменится - восемь министров проиграли в своих округах и не избраны в палату общин. Но первые назначения показали, что, в общем, статус-кво сохраняется: ключевые министерства - иностранных дел, внутренних дел, обороны и финансов - остались у прежних хозяев. Консерваторы, таким образом, продолжат свою традиционную внутреннюю и внешнюю политику. Вот только вряд ли фон для этого стал более стабильным...

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook