Главная городская газета

Кризис элиты или кризис системы?

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Политика

Фронтальное столкновение

Резкое падение популярности Мадуро и его администрации связано с тем, что большинство венесуэльцев не считают работу правительства эффективной. Читать полностью

Чем закончится медовый месяц Трампа с Поднебесной?

С принятием резолюции Совета Безопасности по КНДР проблемы между США и КНР не исчезли. Их глубинные причины кроются в экономике. Читать полностью

Крепнущая российско-китайская дружба

Статья в ежедневной газете El Mundo, Испания Читать полностью

Дипломат, умеющий держать удар

Владимир Путин подписал указ о назначении заместителя министра иностранных дел РФ Василия Небензи на высокий дипломатический пост в Нью-Йорке. Читать полностью

Непослушный член ЕС

Польша снова демонстрирует свое нежелание жить по брюссельским правилам Читать полностью

ЕС берет под  козырек

Почему Евросоюз готов создать собственную армию Читать полностью
Реклама
Кризис элиты или кризис системы? | Иллюстрация koya979/shutterstock.com

Иллюстрация koya979/shutterstock.com

Итоги состоявшегося 4 декабря конституционного референдума в Италии вновь продемонстрировали, что в Европейском союзе и составляющих его странах возник глубокий кризис доверия граждан к политикам и институтам.

Штормит повсюду

Строго говоря, референдум в Италии был затеян правительством для того, чтобы облегчить центральной власти процедуру принятия законов, а также уменьшить слишком большое влияние верхней палаты парламента - сената. Однако 59% населения не разделили точку зрения власти, молодой и амбициозный премьер-министр Маттео Ренци подал в отставку. Курс евро вновь стал падать, а эксперты в Италии и за ее пределами опасаются больших проблем для итальянской банковской системы и повторения кризиса еврозоны. Граждане республики на Апеннинах ясно дали понять, что они не доверяют своей власти и тем политикам, которые ее олицетворяют.

Но итальянский пример вовсе не единичен. В современной Европе штормит повсюду, и этого не замечают, похоже, лишь российские либеральные публицисты, заявляющие на столичных политических ток-шоу, что речь, дескать, идет только о «проблемах роста», а так у Евросоюза все ОК. Но ведь даже глава европейского «правительства» - председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер в докладе о состоянии ЕС в этом году отметил: «Давайте будем честны в постановке диагноза. Европейский союз, по крайней мере частично, находится в состоянии экзистенциального кризиса».

Однако проблема, думается, гораздо глубже и серьезнее. Ведь каким бы уникальным геополитическим образованием Евросоюз не являлся, его основой, ядром все же остаются национальные государства. И кажется, что, по крайней мере сегодня, основные сложности испытывают не высшие еврочиновники в Брюсселе, а их «братья по касте» в национальных столицах.

И здесь «антиэлитный бунт» не щадит, что называется, ни лево-, ни правоцентристов. В Великобритании народ не прислушался к мнению всех ключевых парламентских партий и отказался остаться в ЕС. В Германии ведущая сила правительственной коалиции - христианские демократы - понесли существенные потери на региональных выборах, снизилась личная популярность канцлера. Во Франции уровень удовлетворенности политикой главы государства упал до смехотворного показателя 4%, в результате чего действующий президент - впервые в истории Пятой республики - сам отказался от планов повторного выдвижения на высший государственный пост. Парламентские и президентские выборы в самых разных странах Северной, Центральной и Южной Европы в последние пару лет, как правило, приносят успех оппозиционным силам, и в любом случае способствуют усилению роли популистских и «несистемных» партий и движений. Так что исход плебисцита в Италии лишь еще раз напомнил европейской элите, в сколь незавидном положении они оказались на данном историческом отрезке.

Верхи хотят, а низы уже не могут

Можно согласиться с точкой зрения итальянского социолога Карло Карбони, утверждающего, что «старая европейская элита в условиях кризиса себя дискредитировала». Конечно, не везде и не в одинаковой степени, все же в ЕС входят (пока еще!) 28 государств. Но в целом, безусловно, данная точка зрения соответствует действительности.

Граждане в разных странах все чаще подвергают сомнению и критике путь развития, вписывающийся в неолиберальную парадигму. Возможно, мнение директора Института глобализации и социальных движений Бориса Кагарлицкого о том, что «неолиберализм находится в фазе политического разложения» может показаться излишне радикальным, но вот о системном кризисе мы говорить, думаю, вправе.

Во многих странах Европы складывается ситуация, которую можно обозначить словами: верхи хотят, а низы уже не могут. То есть политическая и экономическая элита очень желала бы закрепить меры «жесткой экономии» ради финансового равновесия и бюджетной дисциплины. А вот с низами выходит проблема! В условиях, когда более 8% трудоспособного населения на пространстве ЕС (прежде всего в странах Южной Европы) находятся без работы, а 123 млн человек живут либо за чертой, либо рядом с чертой бедности (к слову, в 2008 г. таковых было «всего» 116 млн), требовать от трудящихся дальнейших социальных жертв во имя «прекрасного либерального будущего» становится все сложнее.

Но дело, конечно, не только в кризисе европейской социальной модели, остающейся при этом еще весьма привлекательной для бедных стран Восточной Европы и - тем более - для миллионов беженцев и трудовых иммигрантов из развивающегося мира. Сегодня все более очевидно, что кризисом национальных и европейских элит в Старом Свете воспользовались прежде всего не радикальные левые и антикапиталистические силы (за исключением некоторых стран европейского юга), а правопопулистские и даже крайне правые силы. И тут уже дело далеко не в одной экономике.

И референдум в Британии по «брекзиту», и голосование 4 декабря в Италии лишний раз демонстрируют ренессанс консервативных ценностей в старушке-Европе. Эта волна захлестнула самые разные географические регионы Старого Света и, что любопытно, разные социальные группы: «синих воротничков», крестьян-фермеров, безработных, немалую часть буржуазии, людей пожилого возраста.

Новая «консервативная революция», о которой уже - особенно после победы Дональда Трампа - говорят некоторые западные политологи, с моей точки зрения, есть и своеобразный ответ широких слоев европейского общества как на социал-либеральную, так и праволиберальную политику элиты в странах ЕС. Политику, включающую в себя толерантность к иммигрантам, педалирование прав сексуальных меньшинств, отказ от традиционных ценностей. Стало быть, кризис элиты в современной Европе, как ни крути, имеет и духовную сторону...

Остров нестабильности

Когда глобальный финансово-экономический кризис был лишь на пороге, многие западноевропейские руководители и политологи свысока заявляли, что, мол, благодаря механизмам европейской интеграции удастся справиться с этим кризисом. Если посмотреть на сугубо макроэкономическую статистику, то вроде бы Евросоюз преодолел самое опасное. Наметился экономический рост, сокращается безработица, восстанавливается банковская система и т. д. Но означает ли это, что политический кризис позади? Вовсе нет, если непредвзято посмотреть на то, что происходит в очень многих странах - членах ЕС. Ну и, соответственно, кризисные явления в отдельно взятых странах Евросоюза - от Британии до Греции - бумерангом ударяют и по самому ЕС, и по его институтам. Очевидно, что сегодня ЕС уже не является этаким безопасным «островом стабильности», каким казался ранее.

Это вполне логично. Тем более что в отличие от национального или регионального уровень общеевропейский отдыхает от демократии. Ведь если своих руководителей в масштабе отдельной страны или региона европейцы избирают и сами могут отправлять на покой, то в случае с ЕС это сделать не получится. Граждане не могут прямо убрать ни Ж.-К. Юнкера, ни Д. Туска, ни кого бы то ни было еще из европейской элиты.

Все это, по мнению французского политика-социалиста Жерара Филоша, «усиливает как дефицит демократии в ЕС, так и ненависть обычных европейцев к институтам Европейского союза». Подобная ненависть не раз проявлялась еще до глобального кризиса. Вспомним, как в 2005 году такие исторически европейские нации, как французы и голландцы, провалили проект европейской конституции. Логично, что на фоне углубления социального, экономического, политического и духовного кризиса нелюбовь к технократическим институтам, «еврократии», «Европе Брюсселя» в народных слоях самых разных стран лишь обострилась.

Без сомнения, запас прочности у ЕС еще очень велик. Да, избиратели наносят удар по своей национальной элите, метя одновременно и в европейскую. Но, как верно подмечает немецкий журналист Ангела Кляйн, «те, кто видит в «брекзите» и подобных событиях первые шаги к разложению ЕС, рискуют ошибиться. Союз до сих пор остается очень важным для капитала».

Какой путь ни выбери...

Проблем и вызовов у ЕС и его главных стран хоть отбавляй. И вряд ли кризис элиты может рассматриваться тут под первым номером. Будущее ЕС как единого союза, организация процесса выхода из него Соединенного Королевства, характер отношений ЕС с Турцией, проблематика управления в зоне евро, новая миграционная политика, улучшение социальной политики, перспективы европейской обороны - это далеко не полный перечень вопросов, которые во весь рост стоят сегодня и перед институтами, и перед странами - членами союза.

На самом деле сценариев выхода ЕС из кризиса немало. Но они зачастую противоречат друг другу. «Федералисты», например, надеются на качественный скачок «федерации государств-наций» и организацию централизованной системы управления с сильной исполнительной властью и более мощным Европейским парламентом. Как отмечает тот же Ж.-К. Юнкер, «для ЕС наступило время воспользоваться последним шансом, чтобы защитить саму идею единой Европы».

«Реалисты» делают ставку на более гибкие формы интеграции, выделяя в данном контексте «ядро» (Германию, Францию, Италию, страны Бенилюкса) и «периферию». Такие политики, как Ангела Меркель, считают, что именно в более сильном политически и экономически «ядре» ЕС и станут происходить в будущем более активные интеграционные процессы.

Но выборы и референдумы последних лет все в большем числе стран ЕС показывают, что значительная часть населения в Западной Европе не разделяет таких подходов и все активнее поддерживает «евроскептиков». Если их линия возьмет верх (а после «брекзита» уже ничто не кажется невероятным), это могло бы привести минимум к частичной деконструкции ЕС.

И какой из путей для ЕС ни возьми, очевидно, что элиту в Старом Свете будут ожидать новые непростые испытания. И на национальном уровне, и в масштабе всего ЕС. А значит, системный кризис в Европе будет только нарастать.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook