Главная городская газета

Эффект Макрона

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Политика

Как вернуть себя себе?

Вхождение в Евразийский экономический союз помогает нам укрепить наши внешние таможенные и пограничные посты, ведь наша внешняя граница становится внешней границей ЕАЭС. Читать полностью

«Самые выдающиеся...»

Россияне о политиках XX столетия Читать полностью

Турция, год спустя

«Это важная дата, которую мы никогда не забудем: гордимся тем, что турецкий народ успешно сдал этот экзамен на демократию», - заявил на встрече с журналистами Казым Чавушоглу. Читать полностью

Дачное дело

Почему американцы не хотят вернуть России принадлежащую ей недвижимость Читать полностью

Когда дым рассеялся

Какие интриги и сюрпризы преподнес саммит «большой двадцатки» Читать полностью

Первый год нового парламента

В Мариинском дворце завершило свой первый парламентский год Законодательное собрание Санкт-Петербурга шестого созыва. Читать полностью
Реклама
Эффект Макрона | ФОТО Michael Kappeler/DPAС/ТАСС

ФОТО Michael Kappeler/DPAС/ТАСС

Как и предсказывали социологи, во втором туре президентских выборов достаточно убедительную победу одержал лидер центристского движения «Вперед!» Эммануэль Макрон. В чем же феномен этого политика и за счет чего ему удалось одолеть своих соперников? Попробуем разобраться.

Уроки второго тура

Исходя из принципа «республиканской солидарности», перед вторым туром за Макрона призывали голосовать самые разные политические силы; о том, что гипотетическая победа Марин Ле Пен была бы гибельной для Франции, заявляли и национальный секретарь компартии Пьер Лоран, и «бронзовый» призер первого тура Франсуа Фийон.

Дело еще и в том, что Ле Пен сопутствовал некоторый успех в деле «дедемонизации» Национального фронта. За последние годы НФ превратился в самую популярную партию в стране. Более 10,6 млн голосов было отдано во втором туре за кандидатуру Марин Ле Пен - это электоральный рекорд для крайне правых. Однако заключительный тур выборов показал: французское общество все-таки боится прихода к власти националистов. 7 мая избиратели по большей части голосовали (или не голосовали: свыше 4 млн человек намеренно опустили в урны недействительные бюллетени) не за Макрона, а именно против Ле Пен.

Не только в деньгах дело

Анализируя итоги второго тура президентских выборов, следует, на мой взгляд, попытаться понять «многомерность» этого события. К сожалению, среди многих отечественных обозревателей зачастую превалируют эмоционально окрашенные и не всегда серьезные оценки личности Макрона. Безусловно, нельзя отрицать, что 39-летнего политика в значительной степени «сделала элита». Да, к его финансовой и политической карьере приложили руки такие персоны, как бывший глава Европейского банка реконструкции и развития Жак Аттали, недавно скончавшийся экс-премьер-министр Франции Мишель Рокар, нынешний генеральный секретарь президентской администрации Жан-Пьер Жуе.

Все перечисленные выше лица относятся к социалистам, которых Макрон в конечном счете покинул, создав в прошлом году движение «Вперед!». Объявив себя не левым и не правым, а прогрессистом и центристом, он сумел получить поддержку многих очень богатых и ответственных людей.

Но было бы большой ошибкой говорить лишь о поддержке Макрона олигархатом и массмедиа. Дело еще и в том, что он действительно оказался очень гибким политиком. Макрон умело использовал опыт и связи, полученные им в период закончившегося президентства Олланда, когда он занимал вначале должность заместителя генерального секретаря Елисейского дворца, а затем министра экономики. Он, конечно, «методически предавал» своего патрона (по словам самого Олланда), но одновременно прощупывал возможности самому занять его место. И сумел это сделать, не имея поддержки партии (до сих пор Макрон возглавлял лишь движение «Вперед!», которому в апреле исполнился только год). Конечно, он получил перед выборами «добро» от более чем 50 депутатов, лидеров правого крыла СП (в том числе бывшего премьер-министра Манюэля Вальса), влиятельного центристского политика, а также лидера Демократического движения Франсуа Байру. Но главное видится в том, что «эффект Макрона» показал лидерам ведущих политических партий не только факт «всесилия денег». Он показал и то, что во Франции, где в XVIII веке родились понятия «левые» и «правые», имеется весьма серьезная социальная база для центризма.

На постулатах либерализма

Незадолго до вступления в президентскую гонку Макрон опубликовал книгу с очень красноречивым названием «Революция». Но если его победа на президентских выборах в самом деле может рассматриваться для традиционных политических кругов как своего рода землетрясение, то ни в социально-экономическом, ни во внешнеполитическом планах президентство Макрона не несет ничего революционного.

Многие французские эксперты и журналисты полагают, что во внутриполитической области идеи нового хозяина Елисейского дворца базируются на постулатах прогрессивного (или социального) либерализма. Университетский ученый Фредерик Леброн подчеркивает: «Экономическая вера, привносимая Макроном, сконцентрирована на доктрине, продвигаемой финансовой олигархией на протяжении десятилетий».

Но опять же: чего-то экстраординарного макроновская «повестка дня» (к слову, не слишком детализированная и весьма туманная) не предполагает. Он лишь собирается содействовать «морализации» общественно-политической системы Пятой республики (но те же слова, кстати, говорил в 2012 году и Франсуа Олланд).

Эммануэль Макрон пообещал также сделать более «гибкой» 35-часовую рабочую неделю, увеличить возраст выхода на пенсию для некоторых категорий работающих до 67 лет, создать единую пенсионную систему, увеличить роль частного сектора в образовании, сократить в общей сложности на 120 тысяч мест число государственных служащих.

В то же время он обещает - в духе своего левоцентристского прошлого - не позволить повсеместно поднять пенсионный возраст (как того требуют, например, «Республиканцы») и сохранить весомые государственные расходы на образование и здравоохранение. Центрист и «фаворит» бизнес-сообщества, Макрон не чужд и популистских элементов. Так, в своей избирательной программе он заявил, что если станет президентом, то добьется того, чтобы французы получили компенсацию за расходы на очки, протезы и лечение зубов. Недоброжелатели сразу подсчитали, что национальному бюджету подобная щедрость обошлась бы в 4,4 млрд евро. Еще лидер движения «Вперед!» посулил каждому молодому французу специальную карту на 500 евро, открывающую на данную сумму проход в музеи и национальные культурные объекты.

Сторонник единой Европы

Отвечая на мой вопрос, стоит ли ожидать модификации внешней политики Парижа, профессор Института Сьянс-По Марк Лазар заметил: «Я не верю, что произойдут значительные изменения в этой области по сравнению с периодом президентства Олланда». При этом Макрон, судя по всему, понимает особую важность международной политики. Выходец из финансового мира, банка Ротшильдов, он (хоть и любит поговорить о патриотизме) относится к тем, кого во Франции именуют «мондиалистами», то есть - глобалистами. Неудивительно, что политик-центрист считает созданное им же движение «Вперед!» «единственной проевропейской политической силой Франции». И хотя это далеко не так, данный тезис показывает важность европейского измерения в политической стратегии Макрона. Еще будучи министром экономики, он опубликовал в 2015 году вместе со своим тогдашним коллегой из Германии Зигмаром Габриэлем общий текст, в котором говорилось о необходимости углубить европейскую интеграцию.

Президент-либерал является одновременно атлантистом и сторонником глобальных и региональных соглашений о зоне свободной торговли. Тут, можно сказать, геополитика у него вполне сходится с идеологией. Эммануэль Макрон является убежденным защитником мультикультурализма. Более того: выступая не так давно в Лондоне, он удивил многих, заявив, что как таковой французской культуры никогда не существовало.

Традиционно для французских руководителей важное значение имеет ближневосточная тематика. На этом направлении какой-то революции точно не предвидится. Макрон - сторонник сосуществования Израиля и палестинского арабского государства, выступает за бескомпромиссную борьбу с джихадизмом под мандатом ООН. Он не считает свержение режима Асада в Сирии «предварительным условием», хотя при всяком удобном случае обвиняет сирийские власти в нарушении прав человека.

Вряд ли стоит ожидать серьезных перемен и во французско-российских отношениях. Да, в 2016 году Макрон-министр, посетив Москву, высказался за скорое снятие антироссийских санкций. Но уже вскоре после этого встал на официальную точку зрения Евросоюза. Макрон считает, что нужно поддерживать общий подход ЕС в отношении России, а улучшение отношений с ней связывает с тем, как будут идти дела по украинскому и сирийскому «досье». Но приведем в данной связи интересный факт: за кандидатов (и левых, и правых), которые открыто подвергали критике российскую политику Олланда и высказывались за улучшение межгосударственных связей с Москвой, в первом туре президентских выборов отдали голоса в общей сложности практически две трети избирателей. И этот факт вряд ли следует забывать новоизбранному президенту.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook