Главная городская газета

Уравнение беды

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Губернатор сжигает мосты

Удастся ли Ленобласти сократить чиновничью рать? Читать полностью

На троечку

Оценили петербуржцы работу поликлиник и больниц Читать полностью

Иск от робота

«Умная» электроника становится самостоятельным игроком на правовом поле Читать полностью

Они ушли победителями

«25 лет РУБОП. Воспоминания остаются...» - так называется книга, выпущенная Лигой ветеранов службы по борьбе с организованной преступностью. Читать полностью

Песни для  судьи

Лето взорвала скандальная новость: свадьба дочери краснодарского судьи... Читать полностью

Платить не торопитесь

Росреестр отказал в регистрации договора в связи с тем, что будущая квартира находится в залоге у банка. В чем причина возникновения такой ситуации? Читать полностью
Реклама
Уравнение беды | Иллюстрация Cylonphoto/shutterstock.com

Иллюстрация Cylonphoto/shutterstock.com

Несчастье на производстве может случиться с каждым. Каково это - очнуться на больничной койке и узнать, что жизнь изменилась раз и навсегда? Кто поддержит в этой ситуации? Конечно, близкие... Но они тоже находятся в состоянии шока. Ведь любимый сын или дочь, отец или мать - еще вчера надежда и опора - сегодня инвалид, сам нуждающийся в помощи. И как хорошо, если в этот момент рядом оказывается человек, которого подобное «уравнение беды» не ставит в тупик! Человек, способный разделить с пострадавшим трудности, прибавить ему сил и умножить уверенность в выздоровлении. Тот, кто владеет всеми нюансами социальной поддержки и знает, как правильно заполнять требуемые бумажки, чтобы не пришлось их десять раз переделывать. Способен найти нужный телефон или адрес и внятно рассказать о том, что полагается по закону, а что, увы, нет. Может помочь восстановиться после выхода из больницы. Да и просто не даст упасть духом. Мечты? Отнюдь. В Фонде социального страхования (ФСС) такой специалист уже появился и называется он «реабилитационный менеджер». Пилотный проект по организации службы реабилитационного менеджмента стартовал два года назад в 16 регионах России, в том числе и в Петербурге. О его первых результатах мы беседуем с управляющим Санкт-Петербургским региональным отделением ФСС РФ Константином ОСТРОВСКИМ.

- «Реабилитационный менеджмент» - понятие достаточно новое для нашей страны. В чем его суть?

- Для простоты понимания его можно сравнить с ВИП-обслуживанием. То есть за каждым тяжело пострадавшим закрепляется индивидуальный реабилитационный менеджер. Конечно, у него не один пострадавший, а в год порядка пятидесяти. Но тем не менее каждого человека ведут персонально, наш сотрудник следит, чтобы программа реабилитации выполнялась и пострадавший скорее вернулся к труду.

В 2015 году, когда проект был запущен, в нем приняли участие 10 человек. Тогда мы только начинали отрабатывать механизмы межведомственного взаимодействия. Процесс реабилитации длительный, но уже через год удалось вновь вернуть на свои рабочие места более 70% пострадавших. Тогда же проект был распространен на всю страну.

- Проясните, пожалуйста, несколько подробнее его механизм. Произошел несчастный случай на производстве и...

- ...в течение суток, как положено по закону, работодатель обязан нам о нем сообщить. Сотрудники фонда максимально быстро определяют, является ли данный случай страховым. Как только это установлено, наш реабилитационный менеджер связывается со стационаром, куда отправили пострадавшего. Если это возможно, общается с ним самим, если нет - то с его родственниками. И начинается работа...

Помимо индивидуального реабилитационного менеджера, который помогает пострадавшему и его семье оформить необходимые документы, с ними рядом наш психолог. В медицину мы не лезем, но фонд финансово полностью берет на себя все необходимое лечение. Если нужна, например, реконструктивная операция, мы ее не только оплачиваем, но и согласовываем перевод пострадавшего в специализирующееся именно на таких операциях учреждение. Когда нашего подопечного выписывают из стационара - обеспечиваем процесс реабилитации. У ФСС есть 12 собственных реабилитационных центров в России плюс мы используем возможности, предоставляемые учреждениями здравоохранения в нашем регионе.

- Больничный лист закрыт. Реабилитационный менеджер больше не нужен?

- Совсем нет. Его работа может продолжаться длительное время и после этого - конечно, в менее интенсивном, чем на раннем этапе, формате. Во-первых, наш сотрудник обязательно присутствует в бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ), где определяется, может ли пострадавший вернуться на прежнюю работу, каков у него процент утраты профессиональной трудоспособности. Во-вторых, МСЭ составляет программу реабилитации пострадавшего (ПРП). В нее может быть включено санаторно-курортное лечение, обеспечение лекарствами, протезами, техническими средствами реабилитации, переобучение. И реабилитационный менеджер продолжает контролировать процесс комплексной реабилитации своего подопечного после закрытия больничного листа и возвращения человека на рабочее место.

Проверено на себе

«Застрахованный Дмитрий П., 36 лет, слесарь-сантехник 5-го разряда, получил тяжелую производственную травму позвоночника 08.02.2016» - таковы сухие строчки официальной справки. Дмитрий стал одним из первых участников проекта по реабилитационному менеджменту - тех, кто после тяжелого несчастного случая смог вернуться на свое рабочее место. Мы попросили его рассказать, как это было:

- Обычный рабочий день. Мы получили задание на демонтаж труб. Взяв болгарку, я полез на лесенку, а она... поехала. И я вместе с ней. Упал, а встать не смог. По «скорой» привезли в больницу - «компрессионный перелом первого поясничного позвонка». Как сейчас помню, доктор, глядя на снимок, сказал: «Хочу ошибиться, но как минимум две операции». Так и произошло.

До первой операции я лежал в лежку. Сказали: если неправильно повернешься или попытаешься сесть - ходить не будешь. Вот и лежал 21 день. Тяжело это, все время встать хочется. После первой операции сделать это разрешили, и стало спокойнее, значит, ходить смогу. Но нужна была вторая операция, а для нее стержни. Стержни - качественные, которые менять не надо, - мне оплатил Фонд соцстраха. И это важно, но еще важнее просто знать, что тебя поддерживают. Конечно, в этом смысле семья - супруга, ребенок, родители - многое делала. Но буквально с первых же дней рядом была и мой реабилитационный менеджер Ирина Анатольевна Водолина.

Она великолепный, добрый человек. Очень помогала! Всего и не перескажешь. Например, знаете, как сложно оформлять различные бумажки-документы? Когда со всем этим впервые сталкиваешься, все эти МСЭ, ПРП - это же как «епрст» и «еклмн». А как наши законы написаны? Читаешь, голова начинает раскалываться. Если оказываешься наедине со всем этим - полная беда. Только благодаря Ирине Анатольевне хотя бы начал понимать, что написано в этих бумагах. Она мне все разъясняла.

Из больницы я выписался через два месяца. А еще через полгода меня отправили в реабилитационный центр на 42 дня. После него гораздо легче стало. А потом еще и в Подмосковье в санаторий с очень хорошей реабилитацией съездил. И в конце года мой больничный лист закрыли. Прошел медико-социальную экспертизу, тоже ФСС помогал к ней готовиться, и там их представитель был. И вернулся на ту же работу и ту же должность. Мне какие-то определенные вещи, потяжелее, нельзя, но работа-то разная. Плюс опыт у меня большой, если сам что-то не могу, способен объяснить, как делать.

В ФСС обо мне и сейчас не забывают. Мы общаемся регулярно, спрашивают, как здоровье, как работа. Нынешней весной фонд направил меня в реабилитационный центр в Волгограде. Мне теперь полагается раз в год дополнительный отпуск - 21 день - на санаторно-курортное лечение.

Я думаю, если бы не было такой реабилитации и заботы с первых же дней, может, я и не смог бы выйти на работу. Сидел бы на инвалидской пенсии и не знал бы, что делать.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook