Главная городская газета

Серые оттенки благих намерений

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Когда пароль известен

Cено и смекалка партизанам помогли Читать полностью

Балтийский исход

Он затронул самое трудоспособное и социально активное население Читать полностью

Наполните «сундучок храбрости»

Справиться с тяжелым недугом помогают не только лекарства Читать полностью

Как марданят грифонов

Знаменитым крылатым львам с Банковского моста, которым в будущем году исполнится 190 лет, потребовалось серьезное стационарное лечение. Читать полностью

Плоды «Калины красной»

«Песни, спетые сердцем» - вот девиз вокального состязания, участники которого - осужденные, отбывающие наказание в тюрьмах и колониях, Читать полностью

Вопрос–ответ 28 июня 2017

Любопытно, почему пешеходный Яхтенный мост, ведущий на Крестовский остров, имеет разноцветные полосы? Читать полностью
Серые оттенки благих намерений | Благородное желание одарить рублем нуждающегося в лечении ребенка порой упирается в необходимость проверки добропорядочности собирателей пожертвований. ФОТО Антона НОВОДЕРЕЖКИНА/ТАСС

Благородное желание одарить рублем нуждающегося в лечении ребенка порой упирается в необходимость проверки добропорядочности собирателей пожертвований. ФОТО Антона НОВОДЕРЕЖКИНА/ТАСС

Не успел Петербург познакомиться с московскими «благотворителями», которые до сих пор собирают пожертвования в метрополитене на несуществующих больных детей, в северную столицу пожаловали представители еще одного благотворительного фонда, теперь из... Чувашии. Эта организация привлекла к себе внимание тем, что пожертвования под ее логотипом собирают несовершеннолетние дети.

Школа подземной жизни

В разгар рабочего дня в вагон метро вошла худенькая девочка-подросток в форменной одежде благотворительного фонда и с прозрачным боксом-накопителем для пожертвований в руках. На просьбы показать документы девочка протянула пухлую пачку цветных ксерокопий свидетельств, договоров и медицинских справок. Судя по предоставленным документам, сбор пожертвований проходит от имени фонда «Сильные дети», зарегистрированного в городе Новочебоксарске в апреле прошлого года.

Поскольку самого главного документа - разрешения на сбор средств на территории метрополитена нет, предлагаю юной благотворительнице пройти в полицейский участок метро.

На вопросы: «Почему ты не в школе?» и «Знают ли твои родители, чем ты занимаешься в учебное время?» - девушка с пафосом, присущим этому возрасту, провозглашает, что «она сама знает, чем ей лучше заниматься, тем более что волонтерство - это ее призвание».

Письменного разрешения на данную деятельность от родителей, которое в подобных случаях должно быть в обязательном порядке, у шестнадцатилетней «матери Терезы» тоже нет. Ее мама, номер телефона которой инспектору пришлось выяснять через третьи лица, узнав о времяпровождении дочери, расстроилась.

«Зачем ты этой хренью занимаешься?» - ругалась она в телефонную трубку, вникая в инструкции, которые ей спешно пыталась дать дочь, объясняя, каким образом ее можно забрать из полиции и что нужно говорить инспектору. А говорить маме надо было то, что ее девочка сотрудничает в фонде не за деньги, а за идею - то есть безвозмездно. Повторяя, как мантру, заученные фразы, благотворительница все-таки запуталась. По одной озвученной ею версии, она работает бесплатно, по второй - ей оплачивают только проезд, а по третьей - и на обед хватает. Как рассказала девушка, приняли ее на эту работу «в офисе благотворительного фонда «Сильные дети», который находится по адресу: Лиговский проспект, 44В».

Поскольку единственный официальный адрес фонда, судя по предоставленным документам, находится в Новочебоксарске, пробиваю озвученные петербургские координаты. На что Интернет выдает мне информацию об открытой вакансии в молодой и дружный коллектив от компании «Добрые дела».

Правда, речь идет не о должности безвозмездного «волонтера», а об оплачиваемой деятельности «промоутера». «Приглашаются студенты без опыта работы. График работы - свободный. Должностные обязанности - в общественных местах информировать людей о проходящей акции. Оплата 250 рублей в час», - гласит объявление.

Что же касается самого чувашского фонда «Сильные дети», то первые же ссылки на него в Сети выводят на город Оренбург и серию публикаций местных СМИ, предупреждающих об учащении в городе случаев мошенничества в виде «серой» благотворительности. «Представители благотворительного фонда «Сильные дети» в Оренбурге появились весной, - пишет оренбургская пресса. - С тех пор вот уже на протяжении пяти (!) месяцев на улицах и при входах в торговые центры они собирают 199 500 рублей для 8-летнего мальчика Артема (имя изменено) с диагнозом «ДЦП» из Ульяновска. Деньги необходимы для прохождения курса реабилитации в частном дорогостоящем центре города Челябинска.

Сотрудников фонд набирает по объявлению через Интернет, обещая заработную плату 150 рублей за час. При этом, по расчетам легальных оренбургских волонтеров, одна копилка для пожертвований в людных местах города в день собирает минимум 1500 рублей. А поскольку волонтеров несколько, то нужная ребенку сумма должна была набежать за более короткий срок, чем это происходит. Мы связались с журналистами из Оренбурга, и они отметили, что представители от «Сильных детей» все еще продолжают работать в их городе, а сбор средств для мальчика до сих пор не закрыт.

А был ли мальчик?

Пытаемся разбираться дальше и задаемся самым главным вопросом: «А существует ли этот мальчик?». Судя по сайту фонда «Сильные дети», деток, которым собирают пожертвования, пятеро. Денежный сбор для Артема действительно открыт. Только если изначально необходимая мальчику сумма составляла 199,5 тыс. рублей (счет из клиники выписан именно на эту сумму), сегодня она почему-то увеличилась до 398 тысяч рублей.

Вероятно, чтобы осилить такую серьезную финансовую нагрузку, благотворители фонда и решили податься в Петербург. И в этом есть логика, потому что, по словам волонтеров из местных фондов, в людных местах мегаполиса бокс для пожертвований собирает в день до 5 тысяч рублей. Удобство работать с несовершеннолетними тоже объяснимо: в случае возможных проблем, связанных с финансами, им проще избежать ответственности.

К слову, в Петербурге лицом, на которое собираются пожертвования, является мальчик уже не из Ульяновска, а из Екатеринбурга, но с аналогичным диагнозом. Его фотография и данные приклеены на рабочей части бокса для пожертвований.

Еще один вроде бы незначительный нюанс - на сайте фонда около каждого детского портрета есть иконка с бегущими цифрами, которые должны наглядно показывать, как в реальном времени увеличивается сумма пожертвований. Напротив портрета Артема сумма «собрано» 392 511 рублей (по состоянию на 17.02.17). То есть оплатить первоначальный счет, ради которого и был затеян сбор средств, уже возможно. А до заявленной необходимой новой денежной суммы 398 тысяч рублей не хватает всего 5489 рублей.

Тайны высокой бухгалтерии

Судя по представленным на сайте фонда отчетным сканам, на имя мальчика из Ульяновска и еще одной девочки, больной лейкозом, были перечислены солидные суммы. Правда, деньги эти перечислялись стихийно - по частям, а отчетов о том, куда они были потрачены, нет. Почему же фонд не завершает этот проект и сборы по-прежнему остаются открытыми - непонятно.

Кроме этих двух основных получателей средств, на которых и держится бухгалтерия фонда, в отчете есть символический денежный перевод на имя ребенка из города Стерлитамака. Мы поинтересовались у его мамы, с которой нам удалось связаться, знает ли она, что деньги на ее ребенка собирают несовершеннолетние дети незаконным образом.

«Я даже не знаю, что вам ответить! - написала в ответ мама мальчика. - Но нам просто деваться некуда, многие фонды сейчас закрылись, а лечение очень дорогое, и мы, мамы, кидаемся на всякие сомнительные фонды! Да, они нам перечислили перед Новым годом 10 тысяч рублей, и пока все. Я еще засомневалась, что они у меня не попросили документы о том, что мы прошли лечение. Сказали, что еще дадут. Вот ждем. Мы и за десять тысяч скажем большое спасибо».

Получив даже минимальные денежные поступления, мамы, словно под копирку, пишут одинаковые благодарности и заявления о своем согласии на использование фото и данных ребенка в деятельности фонда. И, конечно, их не интересует, что фонд предоставляет документы, фиксирующие только перечисление денежных средств своим подопечным, а полной прозрачной отчетности, сколько, когда и для кого в фонд поступило денег за тот или иной период, включая сомнительную бухгалтерию с наличными из боксов-накопителей, ни на сайте, ни в группе социальной сети нет.

Слово «Сильным детям»

Чтобы расставить все точки над i, все возникшие вопросы мы адресовали непосредственно руководству фонда «Сильные дети», связавшись с ним по указанному на сайте электронному адресу.

«Финансовые отчеты на нашем сайте сформированы по дебету специально для того, чтобы удобнее можно было посмотреть, на какого конкретно бенефициара идут денежные средства и в каком объеме, - отрапортовал нам эпистолярный представитель от фонда, так и не назвав своего имени (хотя мы просили). - Что касается соответствия прихода денежных средств к расходу (с возможностью права оставлять 20% от прихода на административные расходы фонда), то данный отчет бухгалтер сформировывает за весь год работы и передает его в Министерство юстиции и налоговую службу».

Отчитываться перед нами благотворители не посчитали необходимым. Хотя, если нечего скрывать, почему бы не выложить эту информацию на своих ресурсах, тем более если такие вопросы возникли?

По поводу инцидентов с несовершеннолетними волонтерами-промоутерами, работающими в метрополитене от их имени, «Сильные дети» посетовали, что «стараются пресекать данные инциденты, но это тяжело проконтролировать».

«У каждого несовершеннолетнего ребенка, работающего с нами, обязательно с собой имеется заявление, и, прежде чем волонтер заполнит документы, мы связываемся с одним из родителей и уточняем информацию», - уверил анонимный собеседник. Вопрос, почему мама шестнадцатилетней благотворительницы, благодаря которой мы и познакомились с фондом, о его существовании ничего не знала, остался риторическим.

«Мы открылись в апреле прошлого года, а фактически начали сбор средств в конце июня, - комментирует ситуацию в электронном письме представитель фонда. - За этот период мы перевели больше 700 тысяч рублей. Мы понимаем, что сумма пока небольшая, но стараемся помогать еще большему количеству детей и открывать новые направления. К примеру, недавно запустили SMS-благотворительность, по которой, к сожалению, общая сумма переводов составила всего около 1000 рублей за предыдущий месяц. Конечно, мы планируем уходить с улиц, договорившись с ТЦ и магазинами, но это пока сложно осуществить в связи с тем, что у нас нет поддержки влиятельных людей, как у других».

Что ж, к сожалению, процедур контроля эффективности благотворительных проектов в нашей стране пока не существует и разоблачить сомнительные организации достаточно сложно. В результате в России растет количество фондов, которые работают кустарно или по серой схеме, когда часть собранных денег (зачастую меньшая) действительно перечисляется на счета ребенка, а остальная сумма, как правило, нигде не учтенная, оседает в карманах благотворителей. По какой схеме работает фонд «Сильные дети», решайте сами. Но, прежде чем отдать деньги на благотворительность, подумайте, дойдет ли эта помощь в полной мере до адресата.

МЕЖДУ ТЕМ

По данным фонда поддержки и развития филантропии «КАФ», общая сумма средств, пожертвованных россиянами в некоммерческие организации в 2016 году, составила около 143 млрд рублей. Большинство людей (более 90%) совершают пожертвования в пользу детей.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook