Главная городская газета

Путешествие на войну

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Дон Кихот зовет в поход

На днях в Петербурге состоялись сразу два знаковых мероприятия, на обеих было четко заявлено: туризм из пасынка российской экономики превращается в желанное дитя. Читать полностью

Пламенный оркестр

Состоялись учения, в которых были задействованы силы и средства пожарно-спасательных служб МЧС. Свою выучку показали более 300 спасателей и 120 статистов. Читать полностью

Маньчжурское путешествие корнета

С карточек смотрят обвешанные оружием китайские головорезы. Зачем Шангин колесил среди заросших бамбуком холмов Маньчжурии и что за задача могла стоять перед его разведгруппой? Читать полностью

Дожили до чистых окон

Вчера утром не повезло. Пришлось ехать в «рекламном» трамвае. 15 минут прошли в обстановке полумрака и раздражения. Читать полностью

Восточная сказка

Прикройте глаза, сладкоежки, сластены и лакомки. Вслушайтесь в звучание этих двух слов. Итак, всего два слова: восточная сладость. Читать полностью

Закусали

За последнюю неделю от укусов клещей пострадали 600 петербуржцев и 369 жителей Ленобласти. Читать полностью
Путешествие на войну |

Есть в России немало людей, которые думают, что война на Ближнем Востоке - это что-то далекое, к нашей реальной жизни отношения не имеющее. Дескать, зачем мы туда полезли - сидели бы спокойно и нас бы никто не тронул. Именно таким «пацифистам» неплохо бы ознакомиться с историями наших земляков, которые вдруг стали «сынами ислама» и бросились защищать «истинную веру». Один из них - житель Всеволожска Рагим Магомедкасумов. Если бы его воинственный пыл не остановили сотрудники ФСБ, то искры от ближневосточного костра, возможно, разожгли бы пламя и в наших краях.

29-летний Рагим - уроженец Дагестана. В 2006-м с родителями приехал на невские берега. Окончил вуз, получил специальность менеджера. Немного послужил в воздушно-десантных войсках, но был комиссован по здоровью. Женился, обзавелся двумя дочерьми. И все было бы хорошо, если бы не «маленькая слабость» - приверженность идеям «чистого ислама». То есть не такого, который исповедуют большинство его братьев по вере, а «улучшенного», имеющего целью подавление иной веры и создание «всемирного халифата». В быту эта «слабость» создавала определенные неудобства - Рагим не хотел работать с «нечистыми» и потому перебивался случайными заработками. Соответственно, толком кормить семью не мог, и она существовала по большей части на средства родителей.

Во Всеволожске, где они проживали, выходцев из Средней Азии и Кавказа немало, и Рагиму всегда было с кем обсудить свои идеи. До поры до времени все это выглядело относительно безобидно. Но когда начался конфликт в Сирии и мир узнал о существовании «Исламского государства» (организации, запрещенной в России), разговоры приняли несколько иной, «конструктивный» характер. Через разные каналы Рагим и его единомышленники стали получать пропагандистские материалы, в которых содержались призывы присоединиться к битве за «истинную веру». Красочно расписывались все преимущества жизни в ИГИЛ, шли обещания материальных благ как самим «бойцам», так и их семьям. В случае же смерти «за правое дело» гарантировался рай.

Агитация оказалась действенной, и в сентябре 2014 года Рагим отбыл в Турцию. Как потом утверждал Магомедкасумов, изначально намерения воевать он не имел. Дескать, хотел осмотреться, пообщаться с умными людьми, поговорить на мусульманские темы. Если получится, найти работу. Но «умные люди» сразу взяли его в оборот. Прибывших из России поселили на специальной квартире и подвергли жесткой психологической обработке. После чего у них был только один путь - на войну, в Сирию.

Из Турции Рагим попал в фильтрационный лагерь и... сразу понял, что там далеко не так сладко, как описывали красноречивые вербовщики. В лагере царила жесточайшая дисциплина, за нарушение которой следовали суровые наказания вплоть до смертной казни. Никаких выходов за территорию, никаких контактов с внешним миром. Мобильные телефоны сразу же у всех отобрали. Тайно, буквально рискуя жизнью, Рагим смог позвонить домой лишь спустя месяц.

Русскоязычных людей в лагере было много, в том числе и приехавших семьями. Правда, эти семьи сразу же разделили. Мужчинам дали понять, что нормальной жизнью они заживут теперь лишь тогда, когда отвоюют территорию у «неверных». Вопреки обещаниям, никто также не предоставил Рагиму никакой работы - дескать, все потом, после победы.

А вскоре «новобранцев» перебросили уже в учебный лагерь в пустыню около города Хомса. Там им предстояло пройти «курс молодого бойца». Жили в пещерах, строгого распорядка не было, занимались спортом, иногда стояли на постах, ездили в пункты питания и получали продукты. По вечерам им показывали на проекторах видеозаписи с кадрами сражений между правительственными войсками и группировками, которые не входили в состав «Исламского государства», и мирные видео, на которых идет строительство дорог, школ и больниц на отвоеванных территориях «халифата». Демонстрировались видео и с казнями «неверных».

Потом сменился амир (командир), и началась более серьезная подготовка. Их заставляли бегать, отжиматься под руководством амира - тот давал команды на выполнение упражнений, сопровождая их автоматными выстрелами. За невыполнение команд следовало наказание в виде дополнительных физических нагрузок. По вечерам они «развлекались» борьбой между собой, а на третьей неделе им стали давать религиозные уроки, используя исламскую литературу: «40 хадисов ан-Навави» (входит в федеральный список экстремистских материалов), «10 пунктов аннулирующих ислам» и Коран. Бойцы постоянно уходили на фронт и не возвращались. На их место приходило новое подкрепление. Непрерывно шла вербовка в смертники, и многие соглашались.

Через две-три недели «курсантов» стали разделять на группы и отправлять непосредственно в зону боевых действий. Рагиму повезло - его направили не на передовую, а в боевое охранение большой воинской части. В его функции входило лишь патрулирование, и, по его словам, в человека он ни разу не стрелял.

Сначала жизнь была более-менее спокойной. Но потом начались активные авиаудары, и стало понятно, что погибнуть можно в любую секунду. Вот тут-то многие, молодые и здоровые мужчины, вдруг поняли, что погибать «за идею» им совсем не хочется. Рагим вместе с одним из товарищей, уроженцем Чечни, решили честно в этом признаться и попросили у командира отпустить их домой. Разумеется, тот им отказал. Более того, как к потенциальным дезертирам к ним приставили наблюдателей, отслеживавших каждый их шаг.

И все-таки им удалось обмануть бдительность надзирателей и бежать. С ними бежали еще четверо, у одного из которых, к счастью, оказались с собой деньги для решения «дорожных проблем». Правда, при этом беглецам пришлось оставить в лагере свои паспорта. За нелегальный переход сирийско-турецкой границы Рагим отдал свой автомат АК-74 вместе с магазином и патронами. Прибыв в Стамбул, он обратился в российское консульство - заявил, что искал здесь работу, потерял документы и теперь хочет вернуться на родину.

Решение всех правовых проблем заняло месяц. В декабре 2014-го Магомедкасумов вернулся в Петербург. Примерно в это же время «на защиту ислама» из Всеволожска отбыли две семьи общим количеством шесть человек. Увы, повезло им меньше, чем Рагиму. Мужчин обучили по ускоренной программе и сразу же отправили на фронт, где оба вскоре погибли. Женщины с детьми остались без средств к существованию, и судьба их неизвестна.

О своих приключениях дома Рагим рассказывал неохотно. Тем не менее все поняли, где он был и что он там делал. Родные его поступок откровенно не одобряли. Тем более что это были люди без всяких религиозных «завихрений». Отец - преподаватель ОБЖ в колледже, брат - сотрудник службы судебных приставов. Несколько родственников - юристы. Все они так или иначе пытались Рагима наставить на путь истинный, но он никого не слушал. То, что в «мусульманском раю» он просто чудом избежал смерти, его явно не подвигло ни к каким выводам. И вскоре он снова собрался на войну.

К тому времени информация о его «путешествии» уже дошла до сотрудников ФСБ. Кроме оперативных данных помогли им и показания некоего гражданина Казахстана. Тот проделал такой же путь, что и Рагим, был арестован у себя на родине и на допросе вспомнил одного из своих собратьев по несчастью...

Восстановив документы, Рагим снова купил билет в Турцию. Перед посадкой в самолет к нему подошли сотрудники ФСБ и предложили подписать бумагу о том, что он предупрежден об уголовной ответственности за участие в незаконных вооруженных формированиях. Это был его последний шанс если не спастись, то по крайней мере уменьшить свою вину. Но он этим шансом не воспользовался.

На войну, однако, Магомедкасумов не попал. Сразу при выходе из самолета его задержали турецкие стражи порядка. Предлог был формальный - оказалось, что, возвращаясь в Россию из предыдущей поездки, он не заплатил штраф за потерянные документы. Обратный билет у него уже был оплачен (как и в предыдущий раз, он это сделал для маскировки), и Турции на его выдворение тратиться не пришлось.

Юридическая квалификация содеянного Рагимом представляла некоторую сложность. На момент его первой поездки ИГИЛ еще официально не была объявлена террористической организацией, и ему можно было вменить только часть 2 ст. 208 УК РФ - «участие в незаконном вооруженном формировании» и ст. 205.3 - «прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности». Однако последней уже было достаточно, чтобы получить наказание вплоть до пожизненного заключения.

Разумеется, он все это понимал, но, будучи в апреле 2016-го арестованным, выбрать правильную тактику не мог. Сразу после задержания «ушел на 51-ю» - воспользовался конституционным правом не давать никаких показаний против себя. Потом заговорил, заявив, что его ввели в заблуждение вербовщики и к терроризму он никакого отношения не имеет. В конце концов, однако, понял, что уйти от ответственности не удастся. Заключил досудебное соглашение со следствием, полностью признал свою вину и рассказал все подробности «путешествия на войну».

...Смерть была с ним рядом, на расстоянии вытянутой руки. 11 лет и 6 месяцев строгого режима, которые Рагиму определил суд, для него, по сути, должны казаться благом. Во всяком случае живой.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook