Главная городская газета

Ничто по имени Никак

2253
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Последние материалы Общество

Вопрос–ответ 18 января 2017

Знакомая сказала, что в их районе, чтобы стать обладателем медали «Дети войны», надо заплатить 150 рублей. Почему, если некоторые петербуржцы такую медаль получили бесплатно? Читать полностью

На полигоне что-то слили...

Ночью 17 января на полигоне «Красный Бор» работала оперативная группа, в которую вошли инспектор департамента Росприроднадзора по СЗФО, сотрудники ГУ МЧС России по Ленинградской области и ОМВД РФ по Тосненскому району. Читать полностью

Карета идет на таран?

Автоледи перегородила дорогу машине «скорой помощи», не давая врачам вовремя добраться до умирающего пациента. Законодатели вновь задумались об ужесточении ответственности за такое поведение на дороге. Читать полностью
Ничто по имени Никак | Рисунок Игоря Кийко

Рисунок Игоря Кийко

Министр образования О. Ю. Васильева «дозором обходит владения свои» и сильно удивляется. Может даже показаться, что кто-то наконец возымел намерение собрать разбросанные хаотично части образования в некую понятную конструкцию...

Компетенция без содержания

Вот недавно министр обнаружила, что в перечне школьных учебников ни много ни мало - 1376 наименований. И сильно сомнительна их научная составляющая. А потому, по мнению министра, Академия наук должна озаботиться их экспертизой.

В советские времена, помнится, в пятом классе на уроках античного периода истории много времени уделялось деяниям насельников горы Олимп. Но если древние греки верили в то, что огнем людей научил пользоваться некто Прометей, то мы, школьники, не верили. Потому как была обеспечена научная составляющая учебника: раздел ведь и назывался - «Мифы и легенды Древней Греции».

Вот чего хочет министр образования: отсепарировать в учебниках информацию различной степени достоверности. А там и количество учебников само собой сократится.

Также Ольга Юрьевна засомневалась в величайшем достижении в области развития образования - во ФГОСах, федеральных государственных образовательных стандартах. Это, напомню, документ, который сообщает, чему обязательно должны научить на конкретной образовательной ступени, причем равно и в деревнях, и в городах. На встрече в РАН госпожа Васильева сообщила, что в министерстве озабочены наполнением этих самых ФГОСов содержанием. Так и сказала: «На сегодняшний день они пустые. Есть компетенции, но нет содержания».

Вообще-то нас долго убеждали, что ФГОСы поднимут уровень образования на небывалую высоту и что над ними работали коллективы компетентнейших специалистов. Правда, с самого начала по поводу стандартов было много шума; даже я, незаметный, им статьи посвящал - но сильные и влиятельные все равно эти стандарты протащили, а сейчас министр как бы взглянула непредвзято на всю эту историю и обнаружила, что ФГОСы - перечень добрых намерений без конкретики.

К тем, кто яростно стандарты ваял, вопросов нет: ребята зарабатывали деньги. Есть разве что вопрос к тем, кто занимается «развитием образования», а точнее - повышением квалификации учителей. Как они в последние годы учили учителей применять ФГОСы (которые, оказывается, «ничто» по имени «никак»)? Или это просто был рецидив застарелой болезни, когда любое указание сверху сопровождалось лавиной программ типа «Задачи учителя математики в свете решений XIX съезда ВЛКСМ»?

Что есть ФГОС - большой вопрос

Пустота стандартов установлена. Но куда важнее вопрос - чем хотят наполнить эти стандарты? И кто будет наполнять: желающих поучаствовать в процессе, как всегда, больше, чем специалистов. Вот вице-премьер О. Голодец, ни с кем не посоветовавшись, обещает каждой школе занятия по хоровому пению.

Ну и другая потрясающая инициатива «сверху» - по введению «Основ православной культуры» с 1-го по 11-й класс. Правда, были потом разъяснения: сам нынешний курс «Основы религиозных культур и светской этики» расширяться не будет, а конкретно «Основы православной культуры» еще и экспертизу не прошли, а если пройдут, то в школу будут введены по решению регионов и в т. н. региональные часы. И добровольно.

Но у нас уже есть пример того, как все можно проводить «добровольно и с песнями». После введения «Основ религиозных культур и светской этики» в 2012 году была одна любопытная пресс-конференция с участием ректора духовной академии епископа Амвросия. Присутствовали и представители городского и областного комитетов по образованию. Представитель области красиво рассказала, какую они провели предварительную работу, чтобы родители из всех религиозных культур выбрали именно православную, и какой высокий процент их послушал. А представитель города промолчал: в Петербурге родители сплошь выбирали «Основы светской этики».

Наверное, неловко было представителю городского комитета перед владыкой Амвросием. И в начале следующего учебного года по городу забродили слухи, будто директоров школ, в которых родители не прельстились ОПК - «Основами православной культуры», собрали на закрытое совещание и сказали: «Ай-яй-яй!».

Еще одна проблема - в содержании курса. По имеющейся информации, общий его объем может составить от 130 до 600 часов. Помнится, на автомобильном факультете одного инженерного вуза объем времени на изучение марксизма-ленинизма вдвое превышал часы, выделенные на предмет «Ремонт автомобиля». Не заполнят ли предмет ОПК сведениями не только об этической системе (что положительно), но и, извините, догматикой и литургикой? Для чего вообще-то существуют другие формы обучения - те же воскресные или религиозные школы.

По ЕГЭ еще наплачемся

В Госдуме почуяли общее настроение - и потребовали немедленно отменить ЕГЭ. Вот так, лихой кавалерийской атакой. Предложение не прошло, но вовсе не потому, что ЕГЭ оставят и будут совершенствовать. Просто решено отказываться от ЕГЭ постепенно. Как отметил глава Рособрнадзора С. Кравцов, «нужно провести постепенный отказ от тестов ЕГЭ, поскольку формат оценивания оказывает непосредственное влияние на содержание обучения».

Хвост начал вилять собакой, а потому решено хвост оторвать. Вместо того чтобы улучшать инструмент объективного контроля, мы от него откажемся. Подозреваю: не потому, что вымерли у нас специалисты по тестологии, а потому, что теперь уже у отмены ЕГЭ слишком много влиятельных бенефициаров.

Кто именно? Ну, напомним, что поспешное введение ЕГЭ во многом было обусловлено безудержной коррупцией в вузах. ЕГЭ коррупцию не похоронил, а перевел на другой уровень. Как-то принимал я зачет у вечерней группы и услышал, как студент выспрашивал у одногруппников: «Кому можно денег дать, чтобы этот долбаный зачет поставили?». Видимо, нашел кому.

Еще одна причина введения ЕГЭ была в том, чтобы избавить выпускников от двух экзаменационных периодов подряд: если выпускник сдал школьный госэкзамен достойно, он доказал свое право учиться в вузе. А вступительные экзамены, за которые ратуют некоторые ректоры, не просто ставят под сомнение работу средней школы - они обрастают прибамбасами вроде подготовительных курсов. Там за некоторую плату будущего абитуриента готовят к поступлению именно в этот институт.

Ну и еще одно преимущество ЕГЭ: равные права для местных и приезжих. А министр Васильева уже намекнула, что учиться надо в местных вузах, а не стремиться «в Москву, в Москву, в Москву».

Вот ввели большое выпускное сочинение. Все тексты будут висеть в Интернете три года - на тот случай, если в институте озаботятся прочтением нетленки, восхитятся и добавят абитуриенту несколько баллов для поступления. Тогда роль ЕГЭ (пока его вовсе не отменили) еще больше уменьшится. И глава Рособрнадзора честно предупреждает, что основное внимание будет уделяться проверке качества основной школы, а проверка эта - ОГЭ, Основной госэкзамен, который сдают после 9-го класса. Это чревато т. н. непредусмотренными последствиями (о которых ниже) - для детей, их родителей и учителей.

Не работа, а служение

Главное, на что следует обратить внимание: никто не покушается на закон об образовании. Никто не покушается на созданную систему глобального централизованного контроля. Все «улучшения» планируется внедрять в уже сложившуюся систему. Поэтому хочется напомнить основную конфликтологическую мудрость: «Любое улучшение уже сложившейся системы приводит к ее уничтожению».

Чего же ожидать от новых инициатив образовательного начальства - если, конечно, они станут осуществляться?

Первое. Поскольку главным будет ОГЭ, он станет основным фильтром, отделяющим тех, кто настроен на получение образования, от тех, кому это не слишком интересно. Последним должны будут дать возможность получить начальное профобразование. В Татарстане, к примеру, особых проблем не будет: там сохранили учебно-производственную базу начального профессионального образования. Не будет проблем и в сельской местности: пахать - не перепахать.

А как с этим справятся в Петербурге, неизвестно. Конвертируют колледжи обратно в ПТУ? Но на это потребуется время, а значит, селективной деятельностью, скорее всего, озаботят саму школу. Допустим, в одной школе будут классы для успешно сдавших после 9-го класса ОГЭ и для тех, кто не справился. Назовем классы «несправившихся» реальными. Для них нужна будет особая программа, рассчитанная на хоть какое-то подобие начального профобразования, иначе такие классы превратятся в рассадник асоциальных элементов. Допустим, в реальных классах (как когда-то) начнут учить делать табуретки. И все опять упрется в учебно-производственную базу и кадры.

Родителям же придется убеждать детей с самого раннего возраста в необходимости усердно учиться. Для этого и родителям и детям придется сильно меняться - практически тянуть себя за волосы из болота подобно Мюнхгаузену.

Второе. Вся деятельность по «обслуживанию» реформ («вернуть, чтоб как при СССР», «насытить содержанием», ввести проверочные по всем предметам) ляжет на учителя. Того самого, который и так завален бумажной работой и задавлен контролем. И при этом он должен будет считать работу - служением. Новые изменения уменьшат сегодняшний (и так невысокий) уровень автономии и усилят давление на преподавательский корпус. И ежели реформаторов вовремя не остановить, то учитель попадет в «ситуацию нарастающей нестабильности». А как в такой ситуации работать, учителей почему-то не учат. Так что останутся у него лишь два сценария: впасть в глубочайший невроз или «забить на все».

Конечно, если бы у учителя была личная заинтересованность, ситуация была бы не такой травмирующей. Но тут исследователи из Москвы поинтересовались средним доходом российского учителя после того, как ему сильно уменьшили надбавку «за эффективность» (на ней сейчас экономят). К слову, исследователи вынесли за скобки зарплату директоров и замов. Так вот получилось 15 600 рублей в месяц.

...Конечно, можно сочинить и оптимистичный вариант развития событий. Министерство откажется от контроля сверху вниз и часть контрольных функций передаст в регионы. Продумает систему поиска способных детей, чтобы те даже из дальних уголков тайги могли поехать в столичные вузы. Начальное профобразование будет ориентироваться на потребности рынка труда. Прозреют родители и с первого класса создадут своим детям условия, в которых те будут учиться, учиться и еще раз учиться. Учителя, освобожденные от писания сорокастраничных рабочих программ, займутся творчеством, а их зарплата будет равна зарплате финских коллег. Сказка!

Вот именно. В жизни такое вряд ли бывает.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

0071