Главная городская газета

На какую полку ставить комиксы?

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

«Надежду» ждет камера

Но проходческий щит еще должен туда дойти Читать полностью

Коммуналка - судьба моя

Читательница жаловалась на безрадостную жизнь в коммуналке в старом домена Колокольной улице, просила как-то поспособствовать улучшению условий... Читать полностью

Одна из блокады

Памятник женщине-блокаднице на территории Покровской больницы намерена установить общественная инициативная группа. Читать полностью

Спорт прошелся по «дорожной карте»

Не успели утихнуть страсти по Кубку конфедераций, а организаторы уже готовятся к главному спортивному спектаклю - чемпионату мира по футболу 2018 года. Читать полностью

Капитаны пенсионных денег

Боятся потерять богатых клиентов Читать полностью

С селом и с музыкой

Россия и Австрия готовы вместе развивать туризм и культуру Читать полностью
Реклама
На какую полку ставить комиксы? | Лекция сопровождалась выставкой комиксов петербургских авторов. Вот, к примеру, своеобразное прочтение «Двенадцати месяцев». <br>ФОТО АВТОРА

Лекция сопровождалась выставкой комиксов петербургских авторов. Вот, к примеру, своеобразное прочтение «Двенадцати месяцев».
ФОТО АВТОРА

Голливуд сделал свое дело. Когда-то комикс про мутанта Росомаху мог стукнуться лбом о суровую российскую реальность (публика была не готова), сейчас Человек-паук, Дэдпул, Бэтмен, Люди Х и остальные хлопцы - как родные. Привереды учли, что и Маяковский комиксами не брезговал, и Пулитцер вовсю использовал; да что там, комикс «Маус», антифашистский, получил Пулитцеровскую премию. В пространстве ОхтаLab центра «Охта Молл» любители и эксперты обсуждали: «Нужна ли в России культура чтения комиксов?».

Вопрос вроде как запоздалый. В Петербурге работает бесплатная библиотека комиксов с ассортиментом разного типа и на разных языках — от русского до хинди. С 2007 года в городе проходит международный фестиваль рисованных историй «Бумфест». Торговые центры чуть не каждые выходные зазывают на «мини-фестивали комиксов» (скорее спекуляция, не судите по ним). И т. д.

В ОхтаLab собралась публика, которой не надо объяснять, что комиксы - это не недолитература. Издатели комиксов вообще называют их «книгами», а идеального читателя (да, «читателя», хотя есть комиксы без слов) описывают так: человек, который ходит в музеи, кино, любит литературу и симпатизирует какой-то разновидности комиксов, благо их полно.

Нам уже и не представить, каким «подвигом во льдах» были первые попытки продвинуть комиксы в Петербурге. Причем ледоколами были люди, изначально считавшие комиксы «ну такими картинками американскими про ребят в трико».

Молодой человек Михаил Богданов по образованию (к слову о ледоколах) кораблестроитель. Какие комиксы? Мимо него даже компьютерные игры просвистели, поскольку компьютером он обзавелся только в институте. Михаил - человек предприимчивый, издавал два или три конкурирующих друг с другом литжурнала на деньги авторов - и вдруг, будучи в Германии, узрел в книжном магазине такую сцену: зрелая дама вместе с дочкой листали некую книжку и, скажем так, укисали. Книга оказалась комиксами Йоши Зауэра. Слово «комиксы» в переводе вообще-то «смешные», но труды Йоши называются «Несмешно» (да, по-русски одним словом пишут; по-немецки тоже звучит неакадемично, «Нихтлюстихь»). Впечатленный Богданов купил книжку - и судьба его определилась.

Дмитрий Яковлев (он постарше) по образованию маркетолог, торговал книгами, а комиксы ему открыли приятели из Квебека. «Я просто обалдел!» От журнальчиков до пудовых книг, от детских историй про Астерикса до научной фантастики. Дмитрий ради такого дела выучил французский.

Что Богданов, что Яковлев помыкались. Михаил - выплачивая кредиты за лицензию и издание зарубежных комиксов. «Бомбил» ночами. Дмитрий - организуя фестиваль «Бумфест». Тогда связался, ни много ни мало, с племянницей Туве Янссон (Туве сама рисовала комиксы о Муми-троллях). Щекотал нервы общественности выставкой старой манги японца Тэдзуки «Преступление и наказание» в Музее Достоевского...

- Это все очень непросто было. Мы с Димой огромные молодцы, - скромничает Михаил.

- Долгое время книжные магазины просто не знали, куда комиксы ставить, - добавляет Дмитрий.

Внедрили было мангу на полки с детской литературой, пока кто-то не открыл книжечку и не обнаружил, что там, ой, не детская литература. И куда? В «художественную литературу»? В «иностранную»?

В конце концов Богданов открыл специальный магазин комиксов, чтобы не мучиться.

В библиотеке комиксов сетуют: детям, может, хватает «супергероики» (там, где мир спасают), но у подростков есть спрос на суровые графические романы, а в русском переводе таких мало. Издатели в свою очередь говорят, как трудно продвигать детские комиксы: покупатели - родители, а у них предубеждение. Старый добрый европейский комикс про Тинтина (он и Стивена Спилберга вдохновил, и философ Мишель Серра его шедевром назвал, и переведен-то на полсотни языков) очень долго у нас раскачивался. Комиксы Эмиля Браво на выставках распродаются запросто, а в магазинах залеживаются. Дмитрий Яковлев считает, что поможет сотрудничество с детским издательством, имеющим хорошую репутацию у родителей.

- В маркетинге есть понятие «фиолетовая корова»: продукт, который отличается от других «коров», и потому им хотят обладать все, - рассуждает Михаил Богданов.

Из недавних примеров «фиолетовой коровы» вот хотя бы «Покемон Go». Срок жизни «фиолетовых коров» в разных странах разный: в США до сих пор с покемонами носятся, наши уже подостыли.

Комиксы - тоже «фиолетовая корова», считает Михаил: был всплеск, неофиты сметали все подряд, а сейчас подрастает «новый читатель», который осмысленно будет искать новые формы.

А пока и Богданов, и Яковлев издают переведенных западных и азиатских авторов и ищут отечественных.

- Издавать отечественных более рискованно, чем переводных, - считает Дмитрий Яковлев. - Но мне кажется, та же история и с литературой: переводной издается больше, чем отечественной. А как можно говорить о культуре комиксов, когда у тебя в стране нет собственных авторов?

- Дело в том, что в России сценарист и художник - чаще всего один человек, - комментирует Михаил Богданов. - Я читал много комиксов от наикрутейших художников, но по содержанию они недостаточно интересны для широкой аудитории.

Богданов и Яковлев полагают, что, как только в стране появятся хорошие сценаристы (а «подготовленное» поколение уже подрастает) и они начнут взаимодействовать с художниками, все наладится.

- Мы ждем своего Гарри Поттера в мире комиксов, - подытоживает Богданов.

- Крупные издательства ему откажут; как, собственно, и случилось с Гарри Поттером. А мы примем, - кивает Яковлев.

Но предупреждают: проснуться после выхода своего творения знаменитым - это да, это возможно; богатым - ну очень не сразу.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook