Главная городская газета

Капитальный... пшик

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

27 мая в Петербурге. Фоторепортаж

Празднование Дня города глазами наших медиаволонтеров. Читать полностью

Встреча с читателями

Илья Стогов и Борис Грумбков встретились с читателями газеты «Санкт-Петербургские ведомости». Читать полностью

По горячему асфальту

Развязка на Обводном канале становится действующей Читать полностью

Шаг навстречу судьбе

Уже десять лет подряд весной в Петербург на фестиваль «Шаг навстречу!» из разных уголков России приезжают ребята с ограниченными возможностями. Читать полностью

Школа жизни Валентины Матвиенко

«Делай, что можешь, с тем, что имеешь, там, где ты есть» - этот своеобразный девиз  Теодора Рузвельта, без всякого преувеличения, может характеризовать карьеру самой Валентины Ивановны. Читать полностью

Служить Богу, служить людям

Будущий Патриарх Московский и всея Руси Кирилл родился в Ленинграде всего через два года после того, как наш город-герой полностью был освобожден от вражеской блокады. Читать полностью
Капитальный... пшик | ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

По части капитального ремонта Петербург вошел в десятку лидеров по России. В минувшем году его планировали провести в 1833 домах по 2778 видам работ. Выполнили на 98%. Да и со взносами дела идут лучше, чем во многих других регионах: собираемость составила 86,5%. Таковы факты, прозвучавшие во время селекторного совещания у замминистра Минстроя Андрея Чибиса. В общем, петербургская ситуация вызывает удовлетворение, даже гордость. Но если прогуляться по домам, уже прошедшим капремонт, рассмотреть систему, так сказать, с лупой и непредвзято, начнешь испытывать досаду: столько речей произнесено, столько усилий приложено, столько денег вбухано! А результат, объективно говоря, не слишком...

Маневренные сметы

Вспомнилась картинка, подсмотренная еще в конце прошлого лета. Очень уж хороша была! Подрядчик, только что завершивший монтаж нового водопровода в доме на набережной реки Мойки, 104, демонстрировал результаты своей работы технадзору, куратору из Фонда капремонта, управляющей компании и собственникам. Комиссия забралась в подвал смотреть на всякие вентили и «шалабушки». И вдруг в новой трубе что-то щелкнуло, и на пол хлынула вода. Прямо на ноги высокой комиссии. Ну как специально!

Представители совета дома остолбенели. Технадзор бросился изучать ситуацию, искать причину. Обнаружили, что так и должно быть, протекли «остаточные воды» старой системы. Что-то подтянули, прикрутили, подергали - литься перестало. Однако осадочек, как говорится, остался. Общее впечатление от нового водопровода было омрачено...

Как-то само собой получилось, что ход капитального ремонта именно этого дома (еще на стадии подготовки и выбора подрядчиков) стал для «Санкт-Петербургских ведомостей» пособием, которое помогает понять, как работает система капремонта. О первых шагах ремонтников и настроении жителей газета написала еще в апреле прошлого года (см. «Зашли на дом» от 7.04.2016). И в дальнейшем день за днем журналисты наблюдали за процессом. Наблюдения копились, пополнялись впечатлениями от ремонта в других домах, складывались в общую картину, позволяющую делать кое-какие выводы как частного характера, так и общего.

Первый и главный вывод: собственник не знает (и, похоже, никогда не узнает), сколько же на самом деле стоил ремонт в его доме. Как рассказывала председатель совета дома на Мойке, 104, Наталья Кущ, в их случае цена вопроса менялась несколько раз. Причем домовый актив потерял нить уже после первого пересмотра объема финансирования:

- Мы проголосовали за смету. Потом выяснилось, что это суммарная стоимость ремонта нашего и еще какого-то дома. Потом сумма уменьшилась во время торгов. На сколько, мы так и не поняли.

Усушка-утруска продолжилась и дальше. Непосредственно в ходе ремонта директор компании-подрядчика и технадзор Фонда капремонта постоянно проверяли объемы сделанного.

- Окончательный расчет происходит по результатам итоговой проверки и составления акта, - пояснил тогда генеральный директор фирмы-подрядчика Дмитрий Бало.

И этот окончательный расчет - между заказчиком-фондом и исполнителем-подрядчиком. Собственников просят не беспокоиться.

За счет денег, наэкономленных в процессе усушки-утруски, в программу включают сверхплановые объекты, чем фонд чрезвычайно гордится. И счет таким объектам идет на сотни: срочно взяли в работу внезапно признанные опасными фасады, втиснули в программу дополнительные лифты, взялись сверхпланово ликвидировать обнаруженную аварийность... Неизбежен вопрос: как же составляются сметы работ, если заранее известно, что в процессе торгов суммы уменьшатся (часто весьма значительно)? Как же определяются программа и финансирование, если их в конечном счете, как резину, можно растянуть на большее - гораздо большее - количество объектов? Быть может, ответ в том, что госструктуры, отвечающие за капремонт, хотят обеспечить себе возможность финансового маневра?

За баррикадами

Экономить, в частности, помогает и... отказ части собственников допустить ремонтников в квартиры.

Это плохо. Очень плохо. Можно ли вообще считать замену какой-либо трубы капитальным ремонтом, если в результате таких работ стояк превращается в лоскутное одеяло (или лучше сказать, в веревку, связанную из разных кусков)? Два этажа - новая труба, дальше - старая (в квартиру не пустили), потом - опять новая... От такого ремонта потребительские свойства дома нередко ухудшаются. Или улучшаются вовсе не так радикально, как можно было ожидать. Ведь и сами ремонтники, и жилищники, и чиновники не устают говорить: каждый стык старой трубы с новой - место вероятного дефекта.

Говорить-то они говорят, только вот сделать ничего не могут. Неприкосновенность жилища, понимаете ли!

Примерно треть собственников в доме на Мойке, 104, решили забаррикадироваться от ремонтников. И никакие уговоры Натальи Кущ, никакие объявления на дверях и вечерние поквартирные обходы не помогли.

Активисты дома еще летом долго обсуждали эту проблему с начальником отдела капремонта своей управляющей компании ЖКС № 1 Адмиралтейского района Ильясом Солтановым. Ильяс Набиевич подтвердил, что были случаи, когда аварии происходили как раз из-за того, что кто-то когда-то где-то не дал сделать ремонт. Активисты предположили, что никто не понес ответственности. Солтанов подтвердил: это так! УК могла хотя бы попытаться подать в суд. Но нет - не попыталась.

Кажется, ни управляющим компаниям, ни жилищному комитету, ни даже самой прокуратуре недосуг найти такой юридический выверт, который помог бы воздействовать на упрямцев. Все разработали: как правильно оформлять отказ от ремонта, кому и какие при этом подписывать бумаги. Сформулировали правила коррекции окончательной стоимости ремонта, которая, разумеется, уменьшается. Расписали, как потратить сэкономленные деньги... А что делать, чтобы ремонт был полноценным, а не лоскутным, так и не придумали.

В статье 30 Жилищного кодекса сказано, что собственники жилья обязаны «поддерживать данное помещение в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей»... А что делать, если человеку начихать на эти обязанности, не сказано ни в одном законе. И юридическую позицию государства, похоже, никто не собирается формировать. Это второй вывод.

Кто не платит, тот не заказывает музыку

Вообще-то закон видит в собственнике личность заинтересованную и ответственную. Ему дано право участвовать в приемке и актировании ремонтных работ. Но это участие, будем честны, превращается в присутствие стороннего лица, не посвященного в детали, при разговоре давно знакомых друг с другом профессионалов. Заказчик и подрядчик что-то обсуждают, а собственник изо всех сил старается понять, о чем же идет речь.

Именно это и случилось, когда технадзор принимал новый водопровод на Мойке, 104, из которого вдруг начала хлестать вода. То, что «так и должно быть», собственники были вынуждены принять на веру. Аналогичным образом они «участвовали» в обсуждении и других подробностей капремонта.

Наталья Владимировна Кущ живописала свои напряженные попытки понять, что означают вздохи и закатывание глаз технадзором и ремонтниками во время разговора про батареи. В старом доме, разумеется, издавна стояли чугунные «гармошки». Собственники попросили поставить такие же и услышали: «Не положено». «А если мы очень-очень попросим? Если подписи соберем?» - «Все равно не положено».

Никакие пожелания граждан при капитальном ремонте в расчет не принимаются. И не могут быть приняты. Заказчиком является Фонд капремонта, который действует по правилам, не им писанным. Он обязан экономить на всем. В том числе на батареях.

- Вообще-то вы зря переживаете, - успокоили собственников с Мойки в Фонде капремонта. - Подрядчики ставят современные плоские радиаторы, но при этом рассчитывают их теплоотдачу применительно к вашему дому...

Когда Кущ близко к тексту пересказывала эти слова представителю подрядчика в присутствии представителя жилкомсервиса, оба ухмылялись. Похоже, речи про «теплоотдачу применительно к вашему дому» привели их в шутливое расположение духа.

На Мойке, 104, установили-таки плоские батареи... Надо сказать, смехотворное зрелище: в доме 1836 года постройки с соответствующей высотой потолков и обширным пространством парадной (действительно парадной!) лестницы стоят эдакие фитюльки. Жить, конечно, можно (сильно не замерзнешь), но... как-то несолидно для исторического здания.

Неинтересны пожелания собственников и управляющей компании. Многие просят скоординировать планы текущего ремонта с программой капитального: навести в парадном косметический лоск после прокладки новых труб... И снова слышат: «Не положено!».

Так положите уже! Почему бы не улучшить качество жизни людей за их же деньги?

В наихудшем виде отсутствие координации выглядит так: сначала побелили в парадном потолки (текущий ремонт), а через пару месяцев пришли прокладывать новые стояки (капитальный ремонт).

Вот жители дома № 15 по Мытнинской улице были страшно благодарны за новую систему теплоснабжения. Так воодушевились, что начали настоятельно просить хоть немного освежить стены на лестничных площадках, чтобы, значит, усилить благоприятные впечатления. Увы, как ни старались - ничего не получилось. Так до сих пор и ходят по мрачным облупленным лестницам.

Не раз и не два в течение последнего ремонтного сезона приходилось слышать от горожан, что они-де понимают жесткость правил, по которым работает фонд: госзаказ, экономия, тендер и все такое...

- Но ведь можно же изначально, когда проводится общее собрание по поводу капремонта, рассказать обо всем подробно: о материалах, комплектации и прочем, что будет использовано. Так сказать, в рамках техзадания и сметы. А дальше - дать возможность собственникам высказаться. Быть может, они захотят применить более дорогие и долговечные материалы. Или закажут батареи действительно с учетом индивидуальной потребности. За некоторые работы, выходящие за рамки минимального заказа фонда, многие готовы были бы доплачивать, - поделился своими размышлениями один из собственников дома № 147 по Московскому проспекту.

- Пока это невозможно, - оценил идею глава петербургского Фонда капремонта Денис Шабуров.

Жаль! Такая возможность, будь она принята на собрании гражданами конкретного дома и реализована на практике, не только способствовала бы реальному улучшению потребительских свойств дома, но и поднимала значимость фигуры собственника. Тот, кто реально участвует в принятии решения, кто платит, иначе относится и к ходу работы, и к ее качеству. Да и его право контроля перестает быть эфемерным.

Может быть, кто-то помнит... Девять лет назад был создан федеральный Фонд содействия реформированию ЖКХ. Он давал деньги на капремонт по формуле 95:5. 95% стоимости финансировал сам, 5% выплачивали собственники: в складчину равными долями в течение года или трех лет. И главное - после ремонта Это было здорово! Люди платили, во-первых, не слишком много; во-вторых, платили, уже видя, за что именно.

Следующим шагом было увеличение участия собственников до 7%. Таким образом уже почти наметилось направление развития: плавный, постепенный и прозрачный рост присутствия собственника в отрасли...

Но тут все закончилось: Фонд содействия развитию ЖКХ иссяк, роль собственников вновь сильно скукожилась, потом государство родило региональные фонды, а гражданам оставило лишь обязанность ежемесячно вносить плату в размере, устанавливаемом властями, и стоять в очереди на ремонт, которую тоже составили власти. И - никаких тебе «лишних» пожеланий.

Горожане - собственники жилья в Петербурге, конечно, успели сдать огромную кучу денег: почти 6 миллиардов рублей за два года. Но из городского бюджета за то же время выделено более 14 миллиардов. Счет в пользу города. А кто платит, тот и диктует правила.

Бригады летают стаями

Вот кто особенно интересен, так это непосредственные исполнители ремонта - те, чьи руки сверлят стены, засовывают в дыры новые трубы, сваривают, вкручивают, склеивают...

Подрядчик, пожелавший заполучить контракт на ремонт, должен выполнить множество условий: иметь в штате инженера, бухгалтера, еще каких-то администраторов. А вот иметь штатных рабочих от него не требуется. Так что сначала он выигрывает конкурс, а уже потом нанимает рабсилу. Чаще всего мигрантов из Средней Азии, Белоруссии, Молдавии... Хороший подрядчик тот, у которого на примете есть знакомый бригадир со своей бригадой. И тот, кто может с ним договориться: убедить людей работать по 12 часов в сутки, потерпеть без денег несколько дней... Не сумеет - будет плохо не только ему, но и жителям ремонтируемого дома.

Вот история на эту тему. В доме на улице Блохина меняли электрику. Подрядчик не смог или не захотел вовремя выплатить зарплату. Бригада белорусов поднялась и улетела, как стая птиц. И прихватила с собой новые провода, очевидно, в качестве возмещения. Подрядчику пришлось не только искать новую команду, но и по новой закупать материалы. А уж как к этим событиям отнеслись жители дома, и говорить не стоит...

- Малому и среднему бизнесу, который участвует у нас в конкурсах, - крайне невыгодно содержать постоянный рабочий коллектив, - прокомментировал Денис Шабуров. - Ведь большинство работ имеет сезонный характер. Ну и бригады тоже сезонные.

Вообще-то изначально предполагалось, что деньги (миллиарды рублей), которые тратятся на ремонт, не только позволят улучшить ситуацию в жилищном фонде, но и будут способствовать развитию ремонтной отрасли, созданию высокооплачиваемых рабочих мест (для рабочих!). Выходит, с отраслью ничего не получилось. Вместо развития предприятий город получил кучу ООО, заинтересованных в использовании самой дешевой рабочей силы со стороны. Хорошо, если эта рабочая сила уже имеет опыт перекладки труб или, скажем, настила кровли. А если нет?..

Город уже проходил этот урок, когда неквалифицированная рабсила, нанятая за копейки, испортила прорву крыш в центре. В течение нескольких лет пришлось доремонтировать и переремонтировать протекающие кровли. Сейчас технадзор стал бдительнее. Но нельзя же ожидать, что контролеры денно и нощно будут следить за человеком, который вчера сгребал в кучу снег, а сегодня пристраивает фитинг к полипропиленовой трубе.

Смешно, но власти на полном серьезе говорят, что собственники могут и сами следить за качеством капремонта. И чуть что - вызывать технадзор! Как будто бдительность жителей может заменить квалификацию ремонтников.

Общественники на Мойке, 104, искренне постарались реализовать эту свою контрольную функцию. Приложили усилия, чтобы наладить контакт непосредственно с бригадой. Познакомились с бригадиром, дружелюбно расспрашивали его: мол, как дела, близко ли завершение? Тот кланялся в ответ, пошучивал, жаловался на жизнь и обещал все сделать «в лучшем виде». Но в один прекрасный день - за пару месяцев до конца ремонта - он внезапно исчез. Выяснили: бригада получила зарплату - бригадир ушел в запой. Его уволили - бригада развалилась.

Нового бригадира с бригадой нашли быстро - всего за неделю. Говорят, сняли с другого объекта. Новая команда уже не проявляла склонности к общению. Возможно, потому что не слишком хорошо говорила по-русски. Ясно было лишь одно: ребята очень хотят быстро отработать положенное и отбыть с деньгами на родину.

Такова основная масса рабочих, которые ныне монтируют водопровод, канализацию, тепловую систему в жилых домах. Не случайно подрядчики так любят говорить, как легко и быстро это ныне делается. Намек понятен: мол, технологии просты, надежны и подвластны даже неквалифицированному сезонному рабочему.

Марку сейчас держат лишь газовики и лифтовики. Страшно подумать, что будет, если и газовые сети будут менять сезонные рабочие...

Заткнули, замазали и подкрутили

Читаешь сводки Минстроя и задыхаешься от масштабности замысла! В региональные программы капремонта по всей России включены более 745 тысяч многоквартирных домов (весь жилфонд страны). И уже в первый год успели провести ремонт более чем в 21 тысяче. А в 2016-м - уже почти в 40 тысячах... Здорово! Выходит, что менее чем через 25 лет все в России будет капитально отремонтировано? Какая замечательная, прорывная идея - создать фонды капремонта в каждом регионе, ввести дополнительные платежи и - «эх, зеленая, сама пойдет...».

Энтузиазм быстро сходит на нет, когда понимаешь, что речь в сводках идет не о количестве отремонтированных домов, а об отдельных объектах в них. Где-то ремонт водопровода, где-то канализации, электрики, системы отопления - вот уже четыре. И так - 40 тысяч раз.

Начинаешь рассматривать каждый объект в отдельности, и вовсе становится грустно. На сколько же лет хватит такого ремонта, если здесь заткнули, там замазали, тут подкрутили?

А вспомним, с каким трудом вводилась новая система! Через суды, через коллективные письма против, через массовые отказы платить, через колено... В общем, усилий было - на создание нового «Мерседеса», а получились подержанные «Жигули». И машина эта не слишком-то справляется с задачей, ради которой ее создавали.

За неполные два года с момента старта общероссийских капремонтов были уволены около двух десятков генеральных директоров фондов. С треском слетели со своих кресел руководители: в Ярославле и Краснодарском крае, в Югре и Саратове, в Кемерове и Смоленске, Брянске и на Сахалине... Постигла эта участь и гендиректора Фонда Ленинградской области - уволили в минувшем августе. То ли за приписки, то ли за растрату, то ли еще за что. Органы так и не определились с обвинением. Ясно одно - в субъектах Федерации сладить с программой не могут. И этот вывод уже не нами сделан, а Минстроем,

Да что говорить о других регионах, если и в Петербурге в середине 2015 года, когда и ремонты-то еще как следует не начались, тоже случилась громкая отставка. Дмитрий Локтаев, создатель и первый гендиректор Фонда - регионального оператора капремонта вынужден был написать заявление «по собственному желанию»...

У Локтаева были идеи. Он планировал привлечь к ремонту крупный строительный бизнес и опираться на него, а не на районные администрации, извечно руководившие процессом. Под это дело к тендерам готовили крупные лоты - по полтора-два десятка объектов, чтобы заинтересовать стройкомпании, которые, как известно, по мелочам не размениваются.

Не получилось ни с идеями, ни с планами, ни с компаниями. И с выполнением программы первого года тоже случились неприятности. К середине лета-2015 еще, как говорится, конь не валялся. Подчищать ситуацию поставили Дениса Шабурова, первого зама главы жилищного комитета. Кое-как выкрутились: что-то отложили на потом, что-то исправили, ряд объектов добивали всем миром в режиме аврала. Можно представить, каково было качество этого ремонта!

Новый генеральный, помнится, слова дурного не сказал о предшественнике, наоборот - оценил его работу и идеи комплиментарно. А неприятности отнес на счет болезней роста и становления новой организации. Но все же не стал вослед за Локтаевым ломать устоявшийся за десятилетия уклад. Так что ныне в Петербурге фонд, отдел капремонта жилищного комитета и районные администрации работают бок о бок, и мало кто может разделить, где завершаются функции одного и начинаются - другого. Огромное новообразование - Фонд капремонта - встроился в старую систему и растворился в ней. От первоначальных задумок осталась лишь одна позиция: сбор с населения обязательных платежей.

P. S.: Ремонт водопровода, канализации и теплоснабжения на Мойке, 104, завершен. Остались, правда, досадные недоделки: перекрывающие вентили установили на водопроводной трубе, проходящей на первом этаже под лестницей, и не побеспокоились закрыть к ним доступ. Калиточки-решеточки, как и прочие детали, обеспечивающие безопасность систем жизнеобеспечения дома, в перечне работ у подрядчика не значатся. Гражданам посоветовали обратиться в управляющую компанию. Там поудивлялись неконструктивной позиции подрядчика... И - ничего не сделали.

В феврале в подвале протекла новенькая канализация. Вроде починили, но запах остался. Тогда же Наталью Кущ попросили собрать подписи собственников за новый капремонт. На сей раз - подвальных помещений. Решение, правда, и без собственников уже принято. И срок определен - 2017 год, и стоимость - 10,7 миллиона рублей. И фронт работ оговорен: пол, стены, окна, металлические двери.

Граждане задались вопросами. Что будут ремонтировать первым делом: плохо сделанную канализацию или пол? И главное, почему подвал не привели в божеский вид в тот момент, когда клали там новые трубы водопровода, канализации и тепла? Вопросы остались без ответов.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook