Главная городская газета

Их собственная лига

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Найти дорогу в экопарк

Сдержанно оценил на днях проект нового экопарка в Приморском районе совет по ландшафтной архитектуре петербургского Союза архитекторов. Читать полностью

Шесть минут тревоги

Чтобы спокойно встретить праздник футбола Читать полностью

«Арктическая пятерка» ищет консенсус

В Петербурге обсудили борьбу с нерегулируемым промыслом в центральной Арктике. Читать полностью

Счетчик-недотрога

Уж сколько раз «Санкт-Петербургские ведомости» сообщали, что ни одна ресурсоснабжающая или управляющая компания не проводит массовых (или коллективных) замен квартирных счетчиков. Читать полностью

Роман с Петербургом

Для финской писательницы с белой тростью наш город стал и вторым домом, и источником вдохновения Читать полностью

Уберут ли Uber?

На сегодня сервис заказа такси Uber работает почти в 400 городах и 68 странах мира. На него с удовольствием переходят потребители... Читать полностью
Их собственная лига | Комплекс Печатного двора (1908 – 1910; Л. Н. Бенуа (автор-строитель), Л. Л. Шретер (участие) представляется учредителям Невского университета вполне подходящим на роль главного здания кампуса.<br>ФОТО Александра ДРОЗДОВА

Комплекс Печатного двора (1908 – 1910; Л. Н. Бенуа (автор-строитель), Л. Л. Шретер (участие) представляется учредителям Невского университета вполне подходящим на роль главного здания кампуса.
ФОТО Александра ДРОЗДОВА

К слиянию государственных вузов уже привыкли: объединяются ради усиления. Но сейчас сплотились шесть частных петербургских вузов – Невский институт языка и культуры, Институт иностранных языков, Восточный институт, Высшая религиозно-философская школа, Санкт-Петербургский институт кинологии и безопасности, Художественно-технический институт (список может пополняться) – и зарегистрировали Невский университет. Цель – «создать вуз, способный встать в ряд с самыми престижными университетами мира». Как ни крути, а на верхушке мирового рейтинга именно «частники». Кроме того, Невский университет мыслит себя застрельщиком социально-экономического развития Колтовской слободы, где и планируется создать университетский кампус. На первый взгляд, проблема в том, что Колтовская слобода – в историческом центре, не развернешься, какой уж там кампус? Однако есть препятствие суровее: собственно юридического понятия «кампус» в России нет.

Нет у нас для вас кампусов

Объединившиеся в Невский университет вузы – небольшие, среди них пока нет технических, поэтому общее наименование «университет» озадачивает. И не все вузы-учредители на слуху. Но совсем уж самоуверенной инициативу не назовешь. К примеру, программы Невского института языка и культуры (НИЯК) признают три тяжеловеса из «Лиги Плюща» (Гарвард, Принстон и Браун).

Уже три года государство распределяет бюджетные места не только в госвузы, но и в частные – то есть и в частном можно учиться бесплатно. И «частники» все яростнее опровергают репутацию «вузов для богатеньких буратин».

– Почему государственный вуз, где есть и очень дорогое платное обучение, считается некоммерческим, а мы – коммерческие? – категорична Марина Диброва, ректор Невского института языка и культуры, президент Невского университета. – Вузы, и государственные и негосударственные, делятся на плохие и хорошие – и все.

Идее сплотить ряд негосударственных вузов лет восемь. И последнее время учредители бьются над тем, чтобы втолковать «верхам», что они разумеют под словом «кампус».

– Университетского кампуса в России нет, – заявляет доктор политических и экономических наук Сергей Большаков, декан факультета прикладных коммуникаций государственного вуза, СПбГУ.

Профессор не считает кампусом ни общежития самого СПбГУ в Мартышкине, ни подмосковное «Сколково», которое так и арендует площади в Москве.

Юристы подтверждают: нет правового понятия «кампус».

– Кампус у нас переводится как «студенческий городок», но в России вкладывают в это понятие одно, а на Западе – совсем другое, – поясняет Марина Диброва (в середине 1990-х работала по контракту в Принстонском университете). – В России кампус – в первую очередь общежитие. На самом деле кампус – это правильно выстроенная идеология: в одном месте сконцентрировано обучение, проживание, досуг, научная деятельность и т. д. Именно это создает у студентов и выпускников ощущение «мы с тобой одной крови».

К примеру, учебное расписание в западном университете выстроено не по принципу «пять пар отбарабанил – и гуляй». Оно растянуто на весь день, с перерывами – иногда многочасовыми, и само собой получается, что студент в перерыве может покорпеть над научным проектом, заняться спортом или общественной работой («активитис»).

Кстати, учредители хоть и оглядывались на Запад, но в одном из писем к потенциальным спонсорам заявили: «Обучение и воспитание национальных элит должно осуществляться на родной почве, в своей стране (...) Студенты, получившие образование за рубежом и вернувшиеся в Россию, невольно являются носителями стереотипов другого общества, базирующегося на другой культуре».


Хочется ворваться в городок

Еще одна черта кампуса, которую подчеркивают учредители, – открытость местному сообществу.

Мы уже забыли, что это такое. Сейчас и в государственный-то вуз налогоплательщик с улицы не зайдет – охрана. Между тем правильный кампус во многом определяет жизнь того места, в котором находится. Жители по-соседски пользуются университетским хозяйством на льготных условиях, а студенты и преподаватели – скидкой в местных кафешках, клиниках, спортивных секциях и т. д. Упрощенно говоря, это и есть социально-экономическое развитие территории. Жители американского Кембриджа, где «прописаны» и Гарвардский университет, и престижнейший Массачусетский технологический институт, что-то имеют от такого соседства.

Колтовская слобода – «микрорайон» (неофициальный) на западе Петроградского острова. В двадцатых годах XVIII века здесь располагалась слобода Невского (или Колтовского, по фамилии командира) гарнизонного полка.

– В Колтовской слободе несколько очень серьезных точек роста, – уверена Марина Диброва. – В первую очередь исторические, ныне практически заброшенные мощные здания – Печатный двор, фабрика «Красное знамя», городок Пограничной стражи...

Как считает Марина Диброва, можно было бы столковаться с бизнесом и эти места на взаимовыгодных условиях реанимировать.

– Хочешь развивать городское пространство – построй университет, – согласен архитектор и урбанист Данияр Юсупов.

Муниципальные образования Петроградского района, «Петровский» и «Чкаловское», слывут отзывчивыми в том, что касается гражданских инициатив, и у того же НИЯК с муниципалами добрые отношения, но... Нет такого субъекта – Колтовская слобода. А значит, нет своего бюджета.


Государство частнику
пока не партнер

«В России не может быть негосударственных детей и студентов. Намерен и впредь поддерживать развитие частных высших учебных заведений и обеспечение для них равных условий с государственными вузами», – написал учредителям Невского университета Олег Смолин, первый зампред Комитета Госдумы по образованию.

Анатолий Котов, специальный представитель губернатора Петербурга по экономическим вопросам, считает, что у частных вузов «колоссальный потенциал, выше зачастую, чем у государственных университетов». Оно и правда: госвузам по любым своим крупным инициативам приходится месяцами ждать согласований.

Словом, у «негосов» поддержка есть.

Представитель Минобрнауки Святослав Сорокин (зам. директора департамента государственной политики в сфере высшего образования) полагает, что «петербургский проект консолидации вузов с привлечением инвестиций в рамках государственно-частного партнерства призван стать центром частной инициативы регионального и муниципального инновационного развития».

Стоп, вот оно: государственно-частное партнерство.

В чем оно заключается, если речь об образовании? ГЧП – среднесрочное или долгосрочное сотрудничество государства и частника в какой-то социально важной теме. И разделение рисков. Вот примеры ГЧП: развитие аэропорта «Пулково», Западный скоростной диаметр... Но образование? Юристы разводят руками. В статьях исследователей, взявшихся за изучение этой темы, читаем: «действующее законодательство в области образования не соответствует моделям государственно-частного партнерства».

Учредители Невского университета ссылаются на «кластерный подход», благо и правительство РФ о таком подходе часто говорит, и в Петербурге два десятка кластеров – от автомобильного до аэрокосмического. Невский университет твердит о создании культурного кластера «на основе университета нового формата, в котором совмещается высокое качество академического обучения с практической направленностью на решение насущных проблем современной урбанистики и социально-экономического развития территорий».

Учредители считают, что такой подход позволит «создать реальную социальную сеть для профессиональной, учебной, культурной, коммерческой, производственной, потребительской, административной коммуникации разрозненных локальных групп, формально объединенных одной территорией».

– К сожалению, Министерство образования и науки еще не все вопросы проработало: как вузы могут объединяться, каковы последствия этого объединения, – говорит Татьяна Козлова, член президиума Ассоциации негосударственных вузов России.

Правда, добавляет Козлова, на недавней встрече министр сказал, что нормативно-правовую базу обеспечат.

Интересно, что у Невского университета уже есть последователи в других регионах. Но Петербургу, как первому, достанутся все шишки.


Глобализация или зонирование?

Есть и другие проблемы, с которыми университетскому кампусу придется разбираться по ходу.

Доминирование университета в городской среде не всегда однозначно позитивно, считает Олег Паченков, директор Центра независимых социальных исследований. Мировые социологи все чаще говорят о «студентификации»: одна категория населения, студенты, начинает определять жизнь местности. Скажем, в Манчестере студенты составляют 90% населения с вытекающими отсюда бурными последствиями – и не факт, что все горожане в восторге.

Еще одна сложность: Невский университет метит в «мировые», но в мире меняются сами модели образования. Начать хоть с того, что ведущие университеты мира (в том числе частные) теперь выкладывают бесплатно свои курсы в Интернет.

Как говорит Дмитрий Солонников, директор Института современного государственного развития, еще 15 – 20 лет назад было убеждение, что все идет к глобализации, стандартизации, в том числе в образовании. Бакалавриат заканчиваем в России, магистратуру – в Европе, докторскую пишем (почему бы нет?) в США. И устройство кампусов представлялось более-менее стандартным.

– Но в последние годы налицо кризис глобализации, – говорит эксперт.

По его мнению, вырисовываются три возможных сценария. Первый: мир продолжит идти путем глобализации, но массовое образование будет упрощаться, а элитарное сужаться. Второй сценарий: мир разобьется на несколько правовых, финансовых, социальных и в том числе образовательных зон, так что и «функционировать» выпускник будет в пределах своей зоны. Третья перспектива вовсе безрадостна: новые Средние века. Образование в целом перейдет на очень упрощенную систему, а университеты, кампусы, как некогда монастыри, будут хранить традиции и знания до лучших времен.

Впрочем, возразил Олег Паченков, всегда лучше формулировать и создавать будущее самим, нежели адаптироваться к тому, что уже наступило. «И тут роль университетов и образования ключевая: от того, как мы построим сейчас образование, будет зависеть, в каком мире мы завтра будем жить».


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook