Главная городская газета

Детство кончилось

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Общество

Школа жизни Валентины Матвиенко

«Делай, что можешь, с тем, что имеешь, там, где ты есть» - этот своеобразный девиз  Теодора Рузвельта, без всякого преувеличения, может характеризовать карьеру самой Валентины Ивановны. Читать полностью

Служить Богу, служить людям

Будущий Патриарх Московский и всея Руси Кирилл родился в Ленинграде всего через два года после того, как наш город-герой полностью был освобожден от вражеской блокады. Читать полностью

ГТО для картинки

Студенты-медики на физкультурном фестивале Читать полностью

Каинова печать

На территориях, занятых фашистскими войсками, шли молебны во славу немецкого оружия Читать полностью

У онежского Беса крутой нрав

Есть на восточном берегу Онежского озера необычный скальный мыс с интересным названием - Бесов Нос. Читать полностью

Фес кожей пропах

Если вы захотите наверняка потеряться, я назову вам место, в котором сделать это проще простого. Достаточно пешком выйти в столицу Марокко. Читать полностью
Детство кончилось | Лучший способ выстроить образовательный маршрут в XXI веке - это смириться с тем, что этот маршрут может меняться часто и резко. ФОТО предоставлено EdCrunch Spb

Лучший способ выстроить образовательный маршрут в XXI веке - это смириться с тем, что этот маршрут может меняться часто и резко. ФОТО предоставлено EdCrunch Spb

Несмотря на латиницу в названии, форум российского происхождения. Несмотря на претензии к формальной системе образования - затевался при поддержке Минобрнауки РФ. Также «в группе поддержки» - Агентство стратегических инициатив, но АСИ сам бог велел: оно создано правительством РФ под приоритетные проекты. Задумала форум и вовсе семейная пара, Игорь и Екатерина Рыбаковы, создатели некоммерческого фонда «для развития современной образовательной среды» (у Рыбаковых четверо детей). Прошлогодний EdCrunch в Москве проходил при поддержке Университета МИСиС, петербургский состоялся в Университете ИТМО.

Будь готов

Корпус ИТМО на ул. Ломоносова стал галдящим парком аттракционов. Полтора десятка площадок: химические опыты, готовка блюд из кукурузных палочек, английский и т. д. На главной площадке - солидные лекторы, но на сцену то и дело вскарабкивалось чье-нибудь непосредственное чадо.

Хорошо, что чадо еще не понимало предмет разговора. А именно: в течение 15 - 20 лет почти 50% рабочих мест на планете исчезнут или перейдут роботам и компьютерным программам. Это затронет 2 млрд человек. Такие прогнозы Оксфордского университета привел Павел Лукша, профессор практики московской школы управления «Сколково», и признал: звучит жутковато.

Вдруг стали разоряться турагентства: алгоритм сделал поиск гостиниц и билетов доступным. Вдруг стали увольнять сотрудников call-центры: программа заменяет 10 тысяч телефонных операторов. Производители грузовиков готовы в ближайшие 10 - 15 лет вывести на трассы беспилотные «дальнобои»...

Россияне себя успокаивают: то на гнилом Западе, а нам прогресс пока не грозит. Ничего подобного, предупреждает профессор Лукша. КамАЗ разрабатывает беспилотные грузовики, а Сбербанк намерен за 10 лет сократить количество сотрудников в 10 раз.

Дети, которые сейчас пойдут в школу, шагнут из нее как раз в такое прекрасное будущее. И готовит ли к нему система образования?

Павел Лукша констатирует: школа и чиновники (вплоть до министра образования) держатся за традиционные приемы, потому что «работало же». У родителей тоже закоренелые представления о том, «как надо»: сдай ЕГЭ, поступи в вуз, получи профессию - и будущее гарантировано.

- Но «гарантированное будущее» больше не гарантировано! - говорит профессор Лукша.

Как признается Юлия Селюкова, директор проекта «Лифт в будущее» (Москва), ей стоило труда смириться с тем, что у ее детей может быть не такая траектория, как у нее, «отличницы»; что оценка не мерило успеха; что после 11-го класса можно не поступать в вуз, а поехать куда-нибудь волонтером.

Недавно Павел Лукша беседовал с Говардом Рейнгольдом. Это американский социолог, ему под 70, он профессор Стэнфорда и один из пионеров сетевого образования. Так вот мистер Рейнгольд считает: если бы распределить бюджет образования с толком, то самым эффективным было бы вложение... в образование для родителей. «Если родители научатся правильно думать и действовать, то все остальные изменения в образовании станут естественными, - считает Рейнгольд. - Вопрос в том, чтобы начать это делать».

EdCrunch - это попытка «начать это делать».

Демократическая революция

В начале года в Израиль слетелись министры образования из 30 стран. Узнавать, с какого перепугу израильские школьники, вообще-то «не блещущие», вырастают к 25 годам в активных предпринимателей. Израиль даже называют страной стартапов.

- Видимо, мы готовим людей, умеющих найти свое место, - полагает Яков Хект (Израиль), «первопроходец в сфере демократического образования».

Яков учился из рук вон: у него дисграфия с дислексией. Много позже он узнал, что таких детей много, и это вдохновило его до такой степени, что в 1987-м он основал первую школу, которую определил как «демократическая».

Хект поясняет: - В демократическом мире мне не диктуют, чем я должен заниматься. Но почему система образования, которая должна готовить к жизни в демократических сообществах, та же, что и сто лет назад?

Для Якова Хекта обычная школа - этакий «ящик», в который втиснута положенная часть математики, истории, литературы и т. д.

- Предполагается, что мы все должны тоже втиснуться в этот «ящик» и быть одинаковыми.

«Ящик» к тому же, по видению Хекта, имеет форму пирамиды: внизу - слабаки, выше - середнячки, наверху - отличники.

- Но мы-то видим, что, когда дети выходят из этой «пирамиды», все меняется: отстающие оказываются не отстающими, а успевавшие в школе могут и не преуспеть в жизни.

Хект уверен: иерархичная система образования отжила свое. В его демократической школе у каждого свой план обучения, все решения принимают голосованием (голосуют от директора до ученика), каждый выбирает себе учителя.

Сейчас в Израиле 30 таких школ, демократические классы созданы более чем в тысяче обычных школ, а всего в мире таких классов две тысячи.

- Модель, где есть взрослый, владеющий неким знанием и передающий его ребенку, перестала работать, - подхватывает Катерина Поливанова, директор Центра исследований современного детства (Высшая школа экономики, Москва). - Исчезает образ детства, при котором ребенок - этакий «недовзрослый».

Правда, школа стоит как раз на традиционной модели, в которой взрослый поучает недовзрослого, отмечает Поливанова.

Дима Зицер, основатель Института неформального образования (Петербург), не видит никакой трагедии в том, что «дети застряли в смартфонах»:

- Да это круто! Из нас, взрослых, никто не знает, что такое «детство с компьютером», а у детей с младенчества и информация, и общение были на расстоянии вытянутой руки.

Он считает, что лучшие эксперты в образовании - это субъекты образования, то бишь дети. И если к ним прислушиваться, две трети вопросов о том, как образование гармонизировать, усовершенствовать и т. д., просто снимается.

- Конечно, мы боимся, что они оступятся, это нормально, - комментирует Зицер. - Но мы должны усвоить: они другие. Они постоянно в наушниках, то есть живут в ритме, они многозадачны, то есть делают массу дел разом...

А главное - если взрослый не может убедительно объяснить, зачем что-то учить (если можно «погуглить»), то современный ребенок разными способами посылает эти наставления «лесом».

Есть еще одно обстоятельство.

- У нас не было, нет и вряд ли в ближайшие 50 - 100 лет будет больше 30% детей первой группы здоровья, - говорит Марьяна Безруких, директор Института возрастной физиологии Российской академии образования (Москва).

В каждой школе есть Программа сохранения и укрепления здоровья, но это декларация, утверждает Марьяна Безруких. Потому что главный критерий в системе образования - «успеваемость» - часто идет вразрез с «сохранением и укреплением».

Возможности определяются не паспортным возрастом, а биологическим; подхлестнуть его мы не можем, а затормозить - запросто. Парадоксально, но затормозить развитие некоторых детей можно, впихнув их в группу сверхраннего развития.

Гости из будущего

Согласно опросам в регионах, профориентацию дети получают прежде всего в семье.

- А в семье она однобокая: мама - врач, папа - инженер, - говорит Надежда Малешко, директор по маркетингу сети детских городов профессий (там ребенок может попробовать себя в роли фермера, педиатра, банкира и т. д.). - Может быть, поэтому только 24% выпускников вузов довольны своим выбором?

- Сейчас ориентировать детей на конкретные профессии по меньшей мере безответственно, - считает Юлия Сахарова, директор HeadHunter по Северо-Западу.

Агентство стратегических инициатив разработало «Атлас новых профессий», их уже больше двух сотен, многим и названия еще нет - указаны сферы применения. Если навскидку - все, что связано с человеком (медицина, генетика и т. д.), инжиниринг, информационные технологии и вообще все, что на стыке разных областей (например, нейроэкономика).

Большинство нужных для «новых профессий» навыков нарабатываются не в школе, а в системе дополнительного образования. Кружки, «ТРИЗы» («теории решения изобретательских задач»), детские города профессий. В регионах появляются «Кванториумы» - детские технопарки, концепцию которых поддержал президент страны. Там дети осваивают беспилотную авиацию, микробиологию, робототехнику, лазерные технологии и т. д. На Северо-Западе свой «Кванториум» появится, говорят, в 2018 году.

Дмитрия Судакова, одного из создателей «Атласа новых профессий», раздражает, когда детей делят на гуманитариев и технарей:

- Эта дихотомия - наследие «индустриальной» школы. У нас сейчас дети занимались 3D-моделированием, так лучше всех паяла играющая в Барби 11-летняя деваха. Чем больше мы осваиваем «разное», тем больше приспособлены к будущему.

Ребенку может и не нравиться программирование, но овладеть какими-то навыками ему по силам, считает Судаков. Так же как условным технарям не обойтись без гуманитарных практик: работы в команде и прочего.

Павел Лукша так же, навскидку, называет качества, которые в будущем очень понадобятся. Быть творческим, то есть способным придумывать новое. Уметь думать, задавать хорошие вопросы и получать качественные ответы. Уметь сотрудничать с людьми. Но коронное качество, как считает Лукша, - в век перенасыщенности информацией уметь управлять своим вниманием, уметь сосредотачиваться.

В любом случае даже передовые школы не будут поспевать за изменениями в мире, поэтому надо «саморазвиваться» и на стороне. Этого добра уже и сейчас много: курсы, образовательные онлайн-платформы, персональные мобильные приложения.

- И мы в очень неплохой ситуации, - считает Лукша. - Если, конечно, будем активны и будем смотреть как бы «из будущего». И не соглашаться с установленным порядком.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook