Главная городская газета

Дебаты в проходном дворе

246
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Последние материалы Общество

Туристские столицы России

Работа впервые организованной в рамках V Петербургского международного культурного форума секции «Туризм» оказалась насыщенной важными событиями. Читать полностью

Портрет эпохи

В Художественно-промышленной академии имени Штиглица представили уникальный исторический курьез: огромное художественное полотно, на одной стороне которого изображен Ленин, а на другой - Николай II... Читать полностью

Кондуктор нажал на тормоза

Если четко выполнять все пункты инструкций и распоряжений, придуманных чиновниками, то жизнь станет просто невыносимой. Поэтому так многое просто не замечается, пропускается мимо ушей... Читать полностью
Дебаты в проходном дворе | АВТОРА.    Еще час-другой, и второй двор по Колокольной, 9, вновь станет проходным.

АВТОРА. Еще час-другой, и второй двор по Колокольной, 9, вновь станет проходным.

Стену снесли. Ту самую, которую на свой страх и риск (и на свои деньги) возвели жители дома # 9 на Колокольной улице, чтобы перегородить проходной двор, выходящий в Кузнечный переулок (об этом «СПб ведомости» рассказали читателям 25 сентября). Проход вновь открыт.

Как и следовало ожидать, граждане высказывают по этому поводу самые разные суждения. Часто _ противоположные.
Тот, кто привык для скорости пользоваться проходным двором:
_ Ура! Справедливость восторжествовала! Самоуправство потерпело поражение.

Представители управляющей компании, сносившие «самостийную» стену:
_ Надеемся, что больше никто и никогда...

Обитатели дома на Колокольной, 9:
_ Значит, нам опять терпеть ночные шумные хождения? Снова привыкать к справляющим нужду чужакам?

Житель дома Владимир Малышев рассказал, что стена была снесена по требованию районной администрации:
_ Когда они пришли ломать нашу стену, я спросил: на каком основании? И мне ответили: на основании отсутствия оснований...

Если не считать эмоций и нежелания жить «как в проходном дворе», законных оснований для возведения стенки у граждан и в самом деле не было. Земельный участок, которым они распорядились, не стал еще частью их общей собственности. Они лишь собрали и направили в городской комитет по земельным ресурсам и землеустройству необходимый пакет документов. Ответа дожидаться не стали, а сразу занялись ограждением. Ну и получили.

Желание отгородиться, закрыться, обустроить свой личный, недоступный для чужаков, мирок _ чувство понятное и очень близкое большинству горожан. В тупичке да под запорами как-то надежнее, уютнее и безопаснее. Наверное, самым ярким выражением таких желаний стали элитные жилые комплексы 90-х годов прошлого столетия. Вроде того, что на Константиновском проспекте Крестовского острова или красно-кирпичного «замка» на Бухарестской улице. Рисуя эти проекты, архитекторы ратовали за «приватные пространства». Со стороны такие дома выглядят оборонительными сооружениями, смотрящими на улицу узкими бойницами. Окна нормального, человеческого, размера выходят только в замкнутый внутренний двор. Вот и философия архитектуры: мол, как только у человека появляются деньги, все вокруг становятся врагами, от которых не стоит ждать ничего хорошего и чуть ли не отстреливаться нужно.

С середины 2000-х годов самые продвинутые горожане рьяно взялись за решение земельного вопроса, за оформление дворовых территорий в общедолевую собственность, за ограждение этих территорий от окружающего мира. Во-первых, от произвола властей с их программами уплотнительной застройки. Во-вторых, от чужаков, которые вели себя неподобающим образом.

К сегодняшнему дню «во-первых» уже утратило свою актуальность. Главным _ и почти всегда единственным _ стало стремление одних граждан отгородиться от других. Чтобы спокойствие и тишину не нарушали, чтобы скамейки не ломали, чтобы нужду не справляли... Почему-то именно про нужду особенно любят поговорить сторонники оград, как будто во дворах и парадных гадят лишь чужие, а свои только розы нюхают.

Если говорить серьезно, без лирики, то основная причина, заставляющая сейчас закрываться, _ это автомобили. Им нужны места под солнцем, на которые никто не смел бы посягнуть. Им нужна безопасность, дабы у угонщика или вандала не было бы шанса. Шлагбаум, охрана во дворе и железная ограда _ прежде всего ради них, ради автомобилей. И платят за все это, как правило, только автовладельцы, живущие в огражденном доме.

Город все больше и больше покрывается сетью разнокалиберных решеток. Не только в своей исторической части, но и в «спальных» районах. Широкие пространства новостроек превращаются в лабиринты оград, в которых случайно забредший прохожий может и заблудиться. Все реже приходит в голову «срезать угол» или полюбоваться благоустройством соседнего двора:
_ Иди к себе, там и любуйся...

Вообще-то грустно понимать, что город перестал быть открытым, что в большинстве его закоулков ты чужак.

Но это эмоции, а что по сему поводу говорит закон? Имеют ли ограды, заборы, стены и замки право на существование?

Сторонники сооружения преград неизменно опираются на статью 36 Жилищного кодекса. Там говорится, что собственникам помещений на праве общей долевой собственности помимо всего прочего принадлежит земельный участок у их дома, границы и размер коего определяются земельным и градостроительным законодательством. Кто бы спорил! Конечно, принадлежит. Но разве это означает, что нужно непременно окружать его решеткой и ставить пограничный столб? К тому же есть в 36-й статье пункт, о котором не так уж часто вспоминают как сторонники оград, так и их противники.

Пункт 5 гласит, что земельный участок, на котором расположен многоквартирный дом, «может быть обременен правом ограниченного пользования другими лицами», если у них есть необходимость пройти по этому участку к объекту, возникшему до 1 марта 2005 года. То есть до дня вступления в силу ныне действующего Жилищного кодекса РФ.

Классической иллюстрацией этого пункта, наверное, могла бы стать история стены между Кузнечным и Колокольной. Поскольку Колокольная улица как градостроительный объект наверняка возникла до 2005 года, то любой гражданин имеет право доступа к ней по проходному двору с Кузнечного переулка. Особенно если учесть, что и переулок, и проходной двор тоже возникли до 2005 года.

Для всего, что построено, создано и сформировано после 2005 года, тоже можно устанавливать аналогичное обременение. Только делать это уже придется путем заключения договора между собственниками земельного участка и (как сказано в кодексе) «лицом, требующим такого обременения». Трудно представить себе заблудившегося в оградах прохожего, который единолично пошел бы к собственникам _ стучать кулаком по столу, качать права, требовать подписать какой-то договор. А вот чиновника, представляющего районную или городскую администрацию, а заодно и интересы города как единого организма, в этой роли представить можно. И даже очень хочется. Правда, у нас не принято при оформлении прав на дворовый участок задумываться о разумном компромиссе между интересами собственников этого участка и всех прочих горожан. А потому вместо взвешенной земельной политики в Петербурге наблюдается шараханье из стороны в сторону: то участки «нарезают» не глядя; то больше, чем «под обрез фундамента», не дают. То призывают всех закрываться от всех; то идут с болгаркой по району и спиливают все замки.
0089