Главная городская газета

Врачей не трогать!

  • 02.08.2017
  • Александр Соловьев
  • Рубрика Наследие
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Дом с переходами

Прогулки по городу: Кирочная ул., 24 Читать полностью

Светлановская молодость

Все мое детство и юность прошли на Светлановской площади. Там тогда еще находился одноименный рынок, за которым начиналась улица, где я жил... Читать полностью

Мундир, доставленный с опозданием

Ныне британский фельдмаршальский мундир Николая II хранится в Государственном историческом музее в Москве. Читать полностью

Правый поворот

Качнул маятник общественных настроений влево и открыл дорогу большевикам Читать полностью

Завтрак на орбите

Обычным людям всегда интересно, чем питаются космонавты на орбите. Это любопытство отчасти могут удовлетворить экспонаты Военно-медицинского музея. Читать полностью

Тринадцатая субмарина

«Пришвартовалась» в школьном музее Читать полностью
Реклама
Врачей не трогать! | Большинство мемориальных предметов, связанных с Владимиром Оппелем, в том числе и парадный мундир, было передано в Военно-медицинский музей его дочерьми в 1960-е годы. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Большинство мемориальных предметов, связанных с Владимиром Оппелем, в том числе и парадный мундир, было передано в Военно-медицинский музей его дочерьми в 1960-е годы. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Профессорский мундир с погонами врача Военно-медицинской академии в чине действительного статского советника - один из экспонатов Военно-медицинского музея. Его носил выдающийся хирург Владимир Андреевич Оппель, которого считают отцом военно-полевой хирургии, продолжателем дела Николая Пирогова. Мундир образца 1913 года, последнего мирного года Российской империи, практически в идеальном состоянии: его владельцу, вероятно, не представлялось особенно много случаев выходить в парадной форме.

- Сохранить «царский» мундир после Февральской и Октябрьской революций было рискованно, требовало определенного мужества, - говорит кандидат культурологии Анна Волькович, куратор выставочного проекта Военно-медицинского музея «1917 год в судьбах медиков».

В дни Февральской революции и сразу после нее офицерские погоны нередко служили поводом к уличной расправе. В мемуарах Владимира Оппеля есть такой эпизод: в дни Февральской революции он идет в академию по Литейному проспекту мимо баррикад и сожженного здания Окружного суда. «Извозчиков не было, трамваи не ходили, оставалось ходить пешком... На улицах толпы народа, то там, то сям ружейные выстрелы, - вспоминал Оппель. - Идешь в военной форме и слышишь иногда, как говорят: это врачи, их трогать не надо...»

Чтобы дойти до академии, надо было перейти через Литейный мост. Оппель описывает в мемуарах, как на льду группа вооруженных солдат устроила в буквальном смысле охоту на какого-то человека в офицерской форме. Понимает, что расправа над ним неминуема и он не в силах ничего изменить...

2 марта 1917 года Владимир Оппель, пользовавшийся большим уважением в академии, был избран ее начальником. Уже на следующий день он произнес пламенную речь о свободе и возглавил шествие студентов, профессоров и преподавателей к штабу Февральской революции - Таврическому дворцу, где заявил о верности России, Временному правительству и армии.

В то же время с подачи Оппеля конференция академии приняла решение не допускать проведения митингов и собраний в пределах учебного заведения. Здесь люди должны были заниматься исключительно своим профессиональным делом - медициной. Студентов командировали на фронт, в тыловые воинские части и городские лазареты.

Начальником академии Оппель пробыл всего три месяца. В июне 1917 года он отправился на Северный фронт, где возглавил управление его санитарной частью, был хирургом-консультантом...

- Мы поставили перед собой задачу на примере медика показать, какова судьба профессионала в переломные моменты исторической эпохи. Судьба Владимира Оппеля свидетельствует: для него верность делу, исполнение профессионального долга были превыше всего, - говорит Анна Волькович.

Один из экспонатов музея «1917 год в судьбах медиков» - «Факультетское академическое обещание 1913 - 1917 гг.». В нем есть такие строки: «Обещаю во всякое время помогать, по лучшему моему разумению, прибегающим к моему пособию страждущим...». Что бы ни происходило, большая часть врачей были верны этим обещаниям.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook