Главная городская газета

Воздух над морем

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Реклама
Свежие материалы Наследие

От каждого порога к Питеру дорога

В литературе и на сцене русский купец обыкновенно представлен неотесанным малообразованным нуворишем, и этот образ, во многом несправедливый, оказался необычайно живучим... Читать полностью

Дом с переходами

Прогулки по городу: Кирочная ул., 24 Читать полностью

Светлановская молодость

Все мое детство и юность прошли на Светлановской площади. Там тогда еще находился одноименный рынок, за которым начиналась улица, где я жил... Читать полностью

Мундир, доставленный с опозданием

Ныне британский фельдмаршальский мундир Николая II хранится в Государственном историческом музее в Москве. Читать полностью

Правый поворот

Качнул маятник общественных настроений влево и открыл дорогу большевикам Читать полностью

Завтрак на орбите

Обычным людям всегда интересно, чем питаются космонавты на орбите. Это любопытство отчасти могут удовлетворить экспонаты Военно-медицинского музея. Читать полностью
Реклама
Воздух над морем | Картина Ивана Айвазовского «Вид на взморье в окрестностях Петербурга (Этюд воздуха над морем)», 1835 г. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи

Картина Ивана Айвазовского «Вид на взморье в окрестностях Петербурга (Этюд воздуха над морем)», 1835 г. Из коллекции Государственной Третьяковской галереи

Документы Российского государственного исторического архива помогли прояснить обстоятельства, при которых широкая публика увидела первую большую самостоятельную работу Ивана Айвазовского. Случилось это в 1835 году, когда художнику было всего восемнадцать лет.

Двумя годами ранее по повелению самого царя Николая I из Крыма в столицу был доставлен «на казенный счет» способный юноша Ованес Гайвазовский. Он был зачислен в Императорскую академию художеств, как значится в архивном документе, «пенсионером его Императорского Величества... с содержанием его по 600 р. из Кабинета Его Величества».

Николай I, большой поклонник Петра Великого, возрождал идеи своего прадеда, в том числе пришедшую в запустение Приморскую (Ораниенбаумскую) дорогу. Выкупил за свои средства у наследников Стрельну (за один миллион триста тысяч руб.), Михайловское и Знаменское, которые отдал своим сыновьям. Для жены создал усадьбу Александрия, для дочери - Сергиевскую дачу, для цесаревича - Собственную дачу, а Петергоф сделал императорской резиденцией. И враз Ораниебаумская (Петергофская) дорога превратилась в одну из красивейших благодаря своим морским видам дорог в Европе.

Подавая пример подданным, царь приучал своих малолетних детей к морю - к большому страху матери-царицы. Ходил в шторм на катере, сам управлял им. Дочери на Ольгинском пруду Петергофа упражнялись в гребле.

Чтобы еще больше привлечь столичную публику, Николай I пригласил прославленного парижского мариниста мастера изображать исторические морские баталии Филиппа Таннера. На Рождество 1835 года в Эрмитаже была устроена выставка его картин. Восхищенный Айвазовский познакомился с мастером и даже напросился ему в ученики. Как писал Айвазовский, Таннер был «очень ласков и просил что-нибудь из моих работ показать ему». Молодой академист продемонстрировал ему свои летние ладожские рисунки, Таннеру они понравились, и он обратился к императору, чтобы тот направил своего протеже Айвазовского к нему - обучать писать марины, да и помогать писать приморские виды Петербурга.

Царь согласился, и в 1835 - 1836 годах в мастерской Эрмитажа, принадлежавшей раньше Джорджу Доу, способный ученик осваивал ремесло французского мариниста. Познавал, как писать морское освещение, волны и пену, облака и землю в разных ракурсах, корабли. И спустя два года превзошел своего учителя. Однако не всякому художнику это нравится, тем более работающему по императорскому заказу. Разразился скандал...

Согласно архивным документам, дело было так. Президент Академии художеств А. Н. Оленин в 1835 году, зная, что, выполняя поручение Таннера, Айвазовский ездит по окрестностям Петербурга и пишет морские виды, посоветовал ему создать для выставки академии большую картину на тему «Этюд воздуха над морем». Заказанная картина под этим названием была написана Айвазовским в том же году. 26 сентября 1836 года совет академии удостоил художника за эту работу Малой золотой медали.

В том же сентябре 1836-го в Академии художеств была открыта персональная выставка Таннера. Айвазовский, по-видимому, с разрешения Таннера, выставил на ней пять своих картин. Однако публика отметила только одну из пяти - тот самый «Этюд воздуха над морем». 28 сентября 1836 года выставку посетил Пушкин. Впоследствии Айвазовский вспоминал, что Пушкин встретил его «очень ласково» и с интересом смотрел его произведение.

Таннер явно не ожидал такого успеха своего ученика и почувствовал себя обойденным. Бытует версия, будто бы он пожаловался императору, что его ученик без спросу выставил на его персональной выставке свои работы. Император, любивший везде порядок, без промедления дал распоряжение снять картину, вызвавшую резонанс, и уволить «бывшего ученика живописца Таннера». Министр двора, не вдаваясь в подробности, решительно ответил в этот же день: «По Высочайшему повелению... прошу... приказать снять с выставки Академии художеств все картины, писанные бывшим больным учеником живописца Таннера...».

Так враз Айвазовский стал «бывшим»... Но почему же больным? Любопытен хранящийся в архиве рапорт штаб-лекаря Академии художеств. Оказалось, что Айвазовский «заболел простудной лихорадкой и вступил в лазарет 28-го июля сего года... скоро выздоровел... просил дозволить ему остаться еще на некоторое время в лазарете».

Лишь спустя пять месяцев удалось уговорить императора сменить гнев на милость. Только когда Николаю Павловичу показали картину «Этюд воздуха над морем», он простил Айвазовского. 14 марта 1837 года министр двора сообщил президенту академии: «Государь Император Высочайше повелел соизволить художника Айвазовского причислить к классу батальной живописи для занятий его под руководством профессора Зауервейда морской военной живописью...».

Картина была передана в музей академии. Поскольку на обороте не было указано название, хранитель музея, заполняя формуляр, обозначил наименование исходя из содержания: «Тихое море на берегу судно с матросом». В других архивных источниках приводится другое близкое название, только вместо слова «судно» употреблено «лодка». Ныне картина находится в Третьяковской галерее в Москве под двойным названием «Вид на взморье в окрестностях Петербурга (Этюд воздуха над морем)».

Когда я впервые увидел это произведение, долго стоял перед ним очарованный... А после долгих путешествий с репродукцией картины в руках по южному берегу Невской губы Финского залива мне, как представляется, удалось установить место, где увидел и написал это чудо слияния «воздуха над морем» талантливый молодой маринист. Это Стрельна, вид на взморье с западной стороны петровского мола. Он известен у местных жителей под именем «петровской дамбы».

Здесь издавна промышляли рыбаки на соймах (тип лодок, которыми пользовались на Ладоге и в Финском заливе). И сюжет понятен: ночью рыбацкую лодку, не сумевшую войти под парусом в устье Портового канала, выбросило на песчаный берег. Товарищи ушли за помощью, чтобы столкнуть лодку в море, а оставшийся на вахте рыбарь, утомленный ночными переделками, заснул в ожидании подмоги...

Море, камыши, песчаный пляж и необъятные белые облака - все это в Стрельне осталось. И вот родилась мысль: а почему бы не установить в том самом месте на берегу раму в размер картины (134 х 107 см) со скамейкой? Чтобы каждый приходящий здесь на море мог так же, как когда-то Айвазовский, ощутить радость созерцания воздуха над морем в Стрельне...

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook