Главная городская газета

Самый нордический дом

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Nyenskant of Petersborg

Говоря о «пустынности» невских волн, великий Пушкин несколько преувеличил Читать полностью

Знаток Петроградской стороны

Петербург начинался с нынешней Петроградской стороны. Именно тут начал складываться город - по традиционной для русских городов схеме, с хитросплетением улиц. Читать полностью

Сменить лицо к юбилею

Прогулки по город: Большая Морская ул., 63 Читать полностью

Вскрыть и прочесть

Перлюстрация существовала еще в глубокой древности Читать полностью

Коза вместо оленя

Курьезная ошибка миланского оружейника Читать полностью

Минерва снова торжествует

24 мая в Музее-усадьбе Державина состоится театрализованное представление «Суворов и его современники - великие параллели истории». Читать полностью
Самый нордический дом | Если в 1913 году, когда появилась эта открытка, взгляд Беренса на классическую архитектуру вызывал отторжение, то в 1930-х годах его творение, наоборот, стало предметом подражания, в том числе и для советских архитекторов

Если в 1913 году, когда появилась эта открытка, взгляд Беренса на классическую архитектуру вызывал отторжение, то в 1930-х годах его творение, наоборот, стало предметом подражания, в том числе и для советских архитекторов

Мрачное на вид здание бывшего германского посольства, что напротив гостиницы «Астория», хорошо известно практически каждому горожанину. И, наверное, многим знакома история о могучих атлетах с конями, которые некогда украшали крышу, а в начале Первой мировой войны были сброшены возмущенной толпой. То, что скульптуры затем утопили в Мойке, не более чем легенда, давно уже опровергнутая документами, но очень живучая!..

Наверное, мало какое здание, появившееся в Петербурге в начале ХХ века, вызвало такой шквал отрицательных эмоций! Оно даже «удостоилось» карикатуры в журнале «Сатирикон». Дом изобразили в виде тюрьмы с решетчатыми окнами, колоннами наподобие вытянувшихся «во фронт» немецких солдат в шлемах. И увенчали его подносом с кружкой пива...

Побывать в этом необычном здании нам удалось благодаря проекту «Открытый город», инициированному Всероссийским обществом охраны памятников истории и культуры. Одну часть дома занимает Главное управление Министерства юстиции РФ по Санкт-Петербургу, другую - управление Федеральной службы по техническому и экспортному контролю по Северо-Западному федеральному округу. Так что человеку «с улицы» попасть туда практически невозможно.

- Как правило, в Петербурге не строили специальных зданий для иностранных представительств, - издалека начал свой рассказ наш гид искусствовед Павел Платонов. - Они подбирали для себя подходящие особняки, арендовали или покупали их. Так же и тут: стоявшее здесь здание было куплено в 1873 году для посольства и перестроено для его нужд. При этом, кстати, был уничтожен прекрасный ампирный фасад, созданный мастером классицизма Василием Стасовым.

К началу ХХ века дипмиссии стало тесно, тогда и было решено построить для нее новое здание. Проект утвердили лично германский кайзер Вильгельм и русский император Николай II, и в 1911 - 1912 годах здание построили. Естественно, возводилось оно по проекту немецкого архитектора. Им стал Петер Беренс, находившийся тогда на пике славы. Для него это был госзаказ, полученный от министра иностранных дел. Кстати, здание германского посольства в Петербурге нередко называют по имени его создателя - домом Беренса. Это его единственная постройка в России...

Беренс строил в основном в Германии и Австрии. Он был известен как мастер, воспитавший целую плеяду именитых учеников. Один из них, голландец Людвиг Мисс ван дер Роэ, впоследствии мастер конструктивизма, из-за занятости своего учителя как раз и занимался в Петербурге непосредственным руководством строительными работами. Кстати, Беренс был недоволен, как воплощается его замысел, даже обвинял голландца в искажении проекта.

Большинство строительных материалов привезли из Германии, причем по специальной договоренности - беспошлинно. Трудились в основном немецкие фирмы или те петербургские компании, в которых работали жившие в Петербурге германские подданные. Питерским мастерам доверили лишь стекольные, паркетные, малярные работы, а также золочение. Впрочем, это все детали. Во главу угла ставились идеологические и представительские задачи: новое здание посольства задумывалось как олицетворение могущества Германской империи, величия «нордического духа», монументальности и строгого порядка.

- Здание было воплощением не только немецкого духа, но еще и культуры, - отметил Платонов. - Если обычно в германских посольствах присутствовали работы малоизвестных национальных мастеров, то дипмиссия в Петербурге стала настоящим музеем германского искусства. Для украшения залов привезли произведения искусства из запасников германских музеев.

Петербуржцы, склонные к постоянству и консерватизму и не особенно приветствующие архитектурные эксперименты, особенно в центре города, восприняли творение Беренса в штыки. Георгий Лукомский, защитник старого Петербурга в начале XX века, называл появление этого сооружения варварством «в своем запоздалом модернистическом варианте».

Очередной скандал вокруг творения Беренса разразился уже после того, как строительство завершилось. В 1913 году на фасаде вновь появились леса - для того чтобы установить на аттике скульптурную группу диоскуров. Когда петербуржцы увидели их - обомлели.

Исполинские юноши весьма брутального вида (А. Н. Бенуа иронично назвал их конюхами) вызвали волну возмущения. Ведь здание - практически напротив кафедрального собора, и горожане жаловались на «оскорбление религиозных чувств при виде обнаженных фигур рядом со святым храмом». Однако власти ловко вывернулись из ситуации: мол, разрешение давал лично государь император германскому послу, и причем неизвестно на что... Остряки заявляли, что теперь ребус разгадан: здание - всего лишь пьедестал для экстравагантной скульптуры.

Композиция, изготовленная из выколотной меди, была создана на средства, собранные немецкой колонией Петербурга. Ее изготовили в Германии, затем разобрали на части, привезли сюда и заново собрали. Автору, берлинскому профессору Эберхарду Энке, известному медальеру, эта работа принесла мировую известность.

Скульптура действительно придала зданию еще более триумфальный вид. Мощь, величие, могущество... Современники сравнивали фасад, увенчанный диоскурами, с Бранденбургскими воротами в Берлине. Между тем проект Петера Беренса вообще не предполагал установки скульптурной группы над аттиком. Предусматривался только флагшток с орлом...

Не стоит удивляться тому, что в дни начала Первой мировой войны многие петербуржцы попытались «получить сатисфакцию»: здание оказалось в центре антигерманского погрома. Его участники забрались на крышу, попытались разломать и сбросить ненавистную скульптуру. Погромщики готовились к «бою» и заранее прихватили с собой слесарный инструмент. Изрядно помятых коней и атлетов демонтировали уже после погрома, дабы не смущать народ. Судьба фигур неизвестна. Вполне возможно, их отправили в переплавку...

В 1919 году часть помещений многострадального здания занял Германский рабоче-крестьянский совет. А в апреле 1922 года, после заключения Рапалльского договора между Советской Россией и Германией о восстановлении дипломатических отношений, здесь вновь разместилось немецкое представительство.

Бард Александр Городницкий вспоминал, как поразил его во время первомайской демонстрации 1941 года огромный флаг гитлеровской Германии над этим зданием. «Уже потом, в черную зиму блокады и в сибирской эвакуации, мне как страшный сон, как кошмар виделся этот фашистский флаг, развевающийся над моим родным Ленинградом», - говорится в мемуарах Городницкого.

Консульство Германии находилось здесь до июня 1941 года. Во время войны тут был военный госпиталь, потом - различные организации, в том числе НИИ полупроводников и Гидрографическое управление, с 1970-х годов - Ленинградское отделение «Интуриста». В 1993 - 2000 годах здание арендовал Dresdener Bank, в 2000 году его передали для размещения федеральных органов исполнительной власти.

С середины 2000-х годов занялись реставрацией интерьеров. Сначала исторический облик вернули дворику: отреставрировали медальоны, восстановили фонтан с бронзовой скульптурой «Мальчик с рыбой», отлитой в Мюнхене по модели берлинского скульптора Эмиля Ренкера, и сделали мощение. Затем были отреставрированы основные парадные залы второго этажа. Главный из них - Тронный. По соседству с ним - Прусский, или зал Фридриха Великого. Его украшает сверкающий золоченый потолок и фриз по периметру потолка - с германскими орлами. На стенах - барельефы прусских королей.

Из салона для приемов посла на углу Большой Морской открывается панорамный вид на Исаакиевскую площадь. Стены на всю высоту отделаны панелями мореного дуба, им же обшиты крупные поперечные потолочные балки. Облик зала мощный, строгий, подавляющий. Если не сказать - давящий.

Общее ощущение от интерьеров - как будто бы находишься в декорациях фильма «Семнадцать мгновений весны». Ничего удивительного: Петер Беренс исповедовал принципы архитектуры «большого стиля», получившего наибольшее развитие в Германии в эпоху тоталитаризма 1930-х годов. Заложил традицию во многом именно Беренс, причем своей петербургской постройкой...


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook