Главная городская газета

Разведчик пишет правоведу

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Дом с переходами

Прогулки по городу: Кирочная ул., 24 Читать полностью

Светлановская молодость

Все мое детство и юность прошли на Светлановской площади. Там тогда еще находился одноименный рынок, за которым начиналась улица, где я жил... Читать полностью

Мундир, доставленный с опозданием

Ныне британский фельдмаршальский мундир Николая II хранится в Государственном историческом музее в Москве. Читать полностью

Правый поворот

Качнул маятник общественных настроений влево и открыл дорогу большевикам Читать полностью

Завтрак на орбите

Обычным людям всегда интересно, чем питаются космонавты на орбите. Это любопытство отчасти могут удовлетворить экспонаты Военно-медицинского музея. Читать полностью

Тринадцатая субмарина

«Пришвартовалась» в школьном музее Читать полностью
Реклама
Разведчик пишет правоведу | Иллюстрация BluOltreMare/shutterstock.com

Иллюстрация BluOltreMare/shutterstock.com

Работая в Государственном архиве РФ в фонде известного юриста и судебного деятеля Анатолия Кони, я наткнулась на датированные 1916 годом три письма к нему от генерал-майора Митрофана Константиновича Марченко - директора Николаевского кавалерийского училища, а прежде - русского военного агента в Австро-Венгрии. Что же могло связывать военного и известного правоведа?

Одно письмо содержало вежливый, но категоричный отказ принять в училище юного протеже Анатолия Федоровича Кони некоего Смирнова. «Дорогой и уважаемый Анатолий Федорович, Вы не можете сомневаться в добром желании моем быть Вам приятным и исполнить просьбу Вашу...» - сообщал Митрофан Марченко. Далее следовали мотивы отказа, а заканчивалось послание словами: «Вы видите, в какой я тяжелой необходимости (с искренним сожалением) отказать Вам»...

Два других письма касались экспонатов Лермонтовского музея, находившегося в стенах Николаевского кавалерийского училища. Располагалось оно на Лермонтовском пр., 54. Как известно, именно это заведение, тогда - Школу гвардейских подпрапорщиков, закончил Михаил Лермонтов в 1834 году. В память о нем в 1883 году в здании училища открыли первый в России музей поэта. Хотя он и занимал всего одну комнату, но к началу ХХ века в нем хранилось больше тысячи экспонатов.

Назначенный начальником училища в 1912 году Митрофан Марченко активно занимался Лермонтовским музеем. Кроме того, открыл в стенах заведения еще и Исторический музей. Марченко с юности интересовался историей; в 1891 году, когда ему было 25 лет, издал свой первый труд - небольшую брошюру «Краткий очерк истории Лейб-гвардии Конного полка: для нижних чинов полка». В годы Первой мировой войны музей обрел свое регулярное печатное издание - «Известия Лермонтовского и Исторического музеев Николаевского кавалерийского училища». Вышло два выпуска, которые сохранились в Российской национальной библиотеке.

Из обнаруженных в архиве писем Марченко к Кони мы узнаем, что юрист искренне интересовался Лермонтовским музеем и активно помогал в пополнении его экспонатами. Анатолий Кони вообще был неравнодушен к литературе: его перу принадлежали очерки об известных писателях и поэтах, в том числе и о Лермонтове. Более того, в начале 1900 года А. Ф. Кони был избран почетным академиком Академии наук по разряду изящной словесности.

В письме Марченко, адресованном Кони в октябре 1916 года, читаем: «Будем с нетерпением ожидать Вас во вторник 25 октября (1916 года. - И. Г.) в полдень - к 11 часам у Вашего подъезда (Надеждинская, 3) будет стоять экипаж. Позволяю себе послать Вам снимок, сделанный с иконы (Иоанна Воина), которой бабушка Е. А. Арсеньева (Елизавета Алексеевна Арсеньева, бабушка Лермонтова, воспитывавшая его с трех лет. - И. Г.) благословила его перед отъездом на Кавказ... Быть может, Вы осчастливите нас 25-го, передав для 2-го номера «Известий» несколько строк «О религиозных настроениях Лермонтова»? Я прикажу собраться в Музее к часу Вашего приезда молодежь, представителей 2-го «Лермонтовского» взвода, для встречи Вас».

По всей видимости, это был первый визит Анатолия Кони в Лермонтовский музей. В упомянутых выше «Известиях...» говорится, что, обойдя музей и внимательно рассмотрев экспонаты, юрист заметил: «Ничего подобного для Пушкина сделано не было». (Действительно, в Петрограде на тот момент отдельного музея Пушкина еще не было.)

Еще одно письмо Марченко, адресованное Кони, от 22 декабря 1916 года, свидетельствует о том, что сотрудничество последнего с музеем продолжалось: «Я глубоко тронут Вашим вниманием - присылкой мне Ваших стихов о К. Р. с автографом. На днях надеюсь передать Вам Именной экземпляр второго номера «Известий Лермонтовского и Исторического музеев». Как это ни странно, со времени Вашего посещения Лермонтовский музей растет ежедневно: со всех концов России собираем по зернышку! Музей - это такое милое кладбище! В нем отдыхает мысль от ежедневной грозы и мелочности людской».

Кстати, во 2-м номере «Известий...» за 1917 год упоминалось, что Анатолий Кони передал в дар музею из своей коллекции портрет Лермонтова в старинной раме и раритет - письмо Михаила Лермонтова, написанное им за три месяца до смерти своей бабушке. Кроме того, несмотря на занятость, Кони прислал для публикации в «Известиях...» свой обещанный очерк о религиозных настроениях Лермонтова...

После Октябрьской революции Николаевское училище расформировали, а все собранные материалы двух музеев передали в Пушкинский Дом. Митрофан Марченко, уйдя в отставку в 1917 году, эмигрировал во Францию в 1919 году. Что же касается Анатолия Кони, то он вписался в новую советскую действительность: читал лекции в Петроградском университете и других учебных заведениях, в музее города вел занятия по литературе.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook