Главная городская газета

Гибель империи

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Вскрыть и прочесть

Перлюстрация существовала еще в глубокой древности Читать полностью

Коза вместо оленя

Курьезная ошибка миланского оружейника Читать полностью

Минерва снова торжествует

24 мая в Музее-усадьбе Державина состоится театрализованное представление «Суворов и его современники - великие параллели истории». Читать полностью

Скалы и сосны Невского проспекта

«Чухонский модерн» не пустили в благородное семейство Читать полностью

Демидовский лабиринт

Прогулки по городу: Большая Морская ул., 45 Читать полностью

Воздух над морем

Первая работа Айвазовского принесла ему скандальную славу Читать полностью
Гибель империи | Из фондов ЦГАКФФД СПб

Из фондов ЦГАКФФД СПб

События февраля 1917 года не только поставили точку в истории российской монархии, но и дали толчок к распаду Российской империи. После победы революции, одним из лозунгов которой была «свобода народов», о своих претензиях на автономию заявили Финляндия, Прибалтика, Украина... О том, как начинался этот процесс, какие силы и внешние интересы его определяли, мы говорим с директором Санкт-Петербургского института истории РАН доктором исторических наук Николаем СМИРНОВЫМ.

- Николай Николаевич, правильно ли будет сказать, что для национальных движений на окраинах империи февраль 1917 года стал своего рода «отмашкой»?

- Отвечая на это вопрос, мы должны учитывать целый ряд факторов. Одним из них и, пожалуй, главным, являлась Первая мировая война. Никто не ожидал, что она окажется затяжной. Война вскрыла целый ряд проблем, существовавших в российском обществе. Политических, социальных, экономических, да и национальных тоже.

На окраинах империи, наиболее склонных к сепаратизму, в той же Польше и Финляндии, войну рассматривали как фактор, который мог способствовать национальному самоопределению. Естественно, речь прежде всего идет о настроениях местных политических элит, которые достаточно удачно воспользовались моментом.

К примеру, уже с весны 1917 года финский сейм неоднократно поднимал на своих заседаниях вопрос о независимости Великого княжества Финляндского от России. Польские социалисты в России также с момента свержения самодержавия считали необходимым добиваться независимости от бывшей империи областей Царства Польского.

Причем в значительной степени национальные элиты ориентировались на позицию, которую занимали правительства стран Антанты - Великобритании и Франции. Те в период начавшейся войны неоднократно намекали, что одним из ее последствий может стать национальное самоопределение окраин Российской империи.

Например, характерные суждения можно найти в сочинениях одного из известнейших депутатов национального собрания Франции Марселя Самба, опубликованных в ноябре 1917 года, и французского генерала Анри Альбера Нисселя, активного участника и свидетеля описываемых событий. Оба были уверены, что союзные державы должны оказывать всяческую поддержку национальным движениям.

- С чем это было связано?

- Думаю, с общим подходом, который формировался в это время в европейском политическом истеблишменте. Для правительств Великобритании и Франции было несомненно, что последствием мировой войны станет территориальный передел и формирование новых национальных государственных образований. Это четко прослеживается в переписке правительств как стран Антанты, так и их противников.

К тому времени уже был опыт событий на Балканах, в определенной мере показавших «пример». В октябре 1908 года Австро-Венгрия аннексировала Боснию и Герцеговину, что едва не привело к большой европейской войне, в 1912 - 1913 годах произошли две Балканские войны, в результате которых Османскую империю потеснили с европейской территории. Независимость получила Албания, а Болгария, Сербия, Греция и Румыния увеличили свои территории.

Что касается другой империи, Австро-Венгерской, то во время Первой мировой самосознание населявших ее - в частности хорватов, чехов, словенцев - выросло настолько, что ее приближающийся крах уже ни для кого не был секретом.

В Российской империи национальные элиты окраин внимательно наблюдали за происходившим, ожидая подобного же развития событий.

Вообще европейская цивилизация была готова к тому, что империи как таковые рухнут. В первую очередь ожидали распада Австро-Венгерской империи, Германии и России. Что, собственно, и произошло.

Весьма авторитетный американский историк-славист Марк фон Хаген справедливо, на мой взгляд, отмечает, что уже тот факт, что война велась между многонациональными империями, создавал возможность конфликта между населявшими их народами. В результате национальный вопрос превратился в орудие войны и политики противоборствующих держав.

- Вы разделяете эту точку зрения?

- На мой взгляд, в сложившихся исторических условиях распад Российской империи не мог не случиться. Обратите внимание, проблема национального самоопределения стала острой прежде всего в тех частях страны, которые подверглись нашествию войск Германии и Австро-Венгрии. Политическая элита восприняла уход из-под власти Российской империи как сигнал к действию.

В этом отношении самым активным и подготовленным оказалось Великое княжество Финляндское, которое военные действия обошли стороной. Было ли у него прежде стремление обособиться в отдельное государство? В гораздо большей степени, чем у Украины, Белоруссии, кавказских народов. Потому что еще начиная с 1809 года, когда княжество стало частью Российской империи, оно ощущало себя территорией, способной на обособление, создание собственной государственности.

Этот вопрос поднимался и в 30-е, и в 50-е годы XIX века... Финское общество очень остро реагировало на попытки русификации, особенно на рубеже XIX - ХХ веков. Так, в феврале 1899 года император Николай II подписал манифест, согласно которому монарх получал право издавать обязательные к исполнению на территории Финляндии законы без согласования с сеймом и сенатом. На следующий год царь издал манифест, в соответствии с которым языком делопроизводства и администрации в Финляндии был объявлен русский, а в 1901 году последовал закон, включивший самостоятельные финские вооруженные силы, предназначенные для обороны великого княжества, в состав единой армии Российской империи. Все это вызвало яростные протесты; в 1904 году генерал-губернатор Финляндии Николай Бобриков, проводивший эту политику, был убит националистом...

Русификация способствовала подъему финского национального движения, а Первая мировая война еще более консолидировала элиту Великого княжества, и 6 июля 1917 года, воспользовавшись политическим кризисом в Петрограде, финский сейм впервые открыто принял решение о выходе из Российской империи. Он явно рассчитывал, что Временное правительство в новых исторических условиях согласится на независимость Финляндии.

Действительно, во Временном правительстве эта идея была популярна. На изменение его позиции огромное влияние оказал лидер партии кадетов Павел Николаевич Милюков, который был министром иностранных дел в первом составе правительства, с марта по май 1917 года. Как известно, Милюков по своим убеждениям хотя и был либералом, но стоял на государственнических позициях, ратуя за сохранение страны в рамках Российской империи.

6 июля он обратился с письмом к Временному правительству, в котором прямо указывал, что ни финнам, ни кому бы то еще ни было в составе Российского государства ни в коем случае нельзя предоставлять ни малейшей независимости и какой бы то ни было самостоятельности. С его точки зрения, Россия должна была продолжать существовать в тех границах, в которых она была до февраля 1917 года. И если решение об изменении границ государства кто-то и может принять, то не Временное правительство, а Учредительное собрание, призванное стать «хозяином земли Русской».

- Когда же юридически не стало Российской империи?

- Формально - 1 сентября 1917 года, когда Временное правительство наконец-то решилось на то, чтобы объявить Россию республикой. Правда, при этом оно превысило свои полномочия, потому что не имело права принимать решения, связанные с государственным переустройством. Всем этим должно было заниматься Учредительное собрание. Но этот порядок нарушили в связи с неудавшейся попыткой корниловского мятежа, результатом которого была бы военная диктатура в стране...

Обратите внимание: объявив Россию республикой, речь вели только о форме политического правления, но отнюдь не о перекройке границ и превращении страны в федерацию или конфедерацию.

На словах и Керенский, и Милюков обещали, что Временное правительство озаботится национальными проблемами, тем более что на них с марта 1917 года давили союзники. Зачем тем это было нужно? Чтобы расшатать российскую государственность. Укрепление России не было в интересах Великобритании и Франции. Им не нужен был мощный соперник, который мог реально противостоять им в будущем.

А ослабить Россию можно было как раз путем выведения из состава бывшей империи целого ряда национальных окраин. Отсюда - политика, которую проводили Великобритания и Франция: они везде поддерживали стремление окраин к национальному обособлению. На мой взгляд, смысл этой политики - защита собственных интересов, как экономических, так и политических. Применительно к Великобритании следует помнить о ее стремлении укрепиться в Средней Азии, прежде всего в Туркестанском крае, богатом полезными ископаемыми. Франция контролировала Донецкий угольный бассейн и порты Черного моря, в развитие которых ею были вложены немалые средства.

В своих меморандумах, адресованных союзникам, вопросы национального обустройства Временное правительство если и упоминало, то лишь в том смысле, что обратиться к их решению можно будет после либо завершения Первой мировой войны, либо созыва Учредительного собрания. Такова была вообще политика правительства, возглавлявшегося сначала князем Львовым, а потом Керенским: оно перекладывало всю ответственность за будущее устройство страны на плечи Учредительного собрания, при этом исходило из постулата, что, прежде чем заниматься национальными проблемами, сначала надо решить общие.

Кстати, в составе Временного правительства не было тех, кто считал, что нужно разрушить прежнюю территориальную целостность бывшей Российской империи и на ее основе создать что-то новое. Лозунг о праве наций на самоопределение был очень далек от членов этого правительства. Напомню, он был выдвинут наиболее левой из социалистических партий - большевистской.

- И в результате этот лозунг сыграл?

- Он не мог не сыграть. Взяв в октябре 1917 года власть, большевики воплотили свое представление о том, как должны решаться национальные вопросы. И процесс формирования национального самосознания усилился.

Почему большевики пошли по этому пути? Наверное, в немалой степени потому, что были уверены в неизбежности мировой революции. Грубо говоря, они думали так: подумаешь, отделится Финляндия, уйдет Царство Польское, даже Украина, на Кавказе будут созданы новые государства... Все равно потом везде произойдет революция и всюду восторжествует один новый мир, который эта революция создаст...

Что же касается российских либералов, то, на мой взгляд, в 1917 году они просто недооценили важность национального вопроса. В самом начале июльского политического кризиса 1917 года, когда из состава коалиционного Временного правительства вышли кадеты, остальные его члены начали переговоры с вождями центральной рады Украины на предмет признания Украинской народной республики. Рада в то время контролировала значительную часть украинской территории. Однако признания так и не произошло.

Подобные процессы «самостийности» происходили не только на Украине, но и в Белоруссии. Существовавшая там народная рада тоже отвечала настроениям значительной части белорусского населения. Хотя и не выдвигала радикальных требований о национальной независимости. Что же касается Царства Польского... Оно находилось в то время под немецкой оккупацией. И что там произойдет позже, было большим вопросом. Вопрос о Финляндии осознавался членами Временного правительства, но его решение опять-таки откладывалось в долгий ящик. Вообще нежелание Временного правительства что-либо решать приводило к тому, что его авторитет уже к лету 1917 года начал стремительно падать.

- Пройдет всего несколько лет, и те, кто выступал с идеей права наций на самоопределение, выступят как успешные собиратели прежней империи, только уже на новой основе...

- На мой взгляд, не хотели большевики воссоздавать никакую империю. И не воздействовали они никак на национальные окраины в плане того, чтобы включить их в ее состав. Такова была добровольная воля народов, которые к этому времени уже имели национальную самодостаточность. Украинского, белорусского, закавказских народов. Их никто не принуждал.

Если кто-то думает, что это рука Москвы воздействовала на Украинскую или Белорусскую советские республики и тащила их в Советский Союз, то это глубочайшее заблуждение. Национальные окраины сами обращались в Москву с просьбой принять их в состав советского государства.

- Но не все ведь бывшие окраины захотели вернуться? Та же Финляндия, например...

- Она не захотела, потому что в ней в ходе Гражданской войны победили белые. То есть самосознание финского общества работало совершенно иначе, чем у украинцев или белорусов, у народов Кавказа, Закавказья и Средней Азии. Финны и прибалты (во всех трех республиках советская власть тоже потерпела поражение) не выпадали из европейского контекста, они не строили новой общественно-политической системы. Они оставались в рамках той, которая доминировала на европейском континенте. Следовательно, не ожидали какого-то подвоха со стороны близких им стран. А вот Украина, Белоруссия, закавказские и среднеазиатские республики как раз отказались от этого европейского типа общественно-политического развития...

На мой взгляд, создание СССР в декабре 1922 года было логичным завершением тех процессов, которые проходили на местах начиная с 1917 года. Но это, как говорится, уже совсем другая история.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook