Главная городская газета

Дворец на берегу Веревки

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Вскрыть и прочесть

Перлюстрация существовала еще в глубокой древности Читать полностью

Коза вместо оленя

Курьезная ошибка миланского оружейника Читать полностью

Минерва снова торжествует

24 мая в Музее-усадьбе Державина состоится театрализованное представление «Суворов и его современники - великие параллели истории». Читать полностью

Скалы и сосны Невского проспекта

«Чухонский модерн» не пустили в благородное семейство Читать полностью

Демидовский лабиринт

Прогулки по городу: Большая Морская ул., 45 Читать полностью

Воздух над морем

Первая работа Айвазовского принесла ему скандальную славу Читать полностью
Дворец на берегу Веревки | ФОТО Александра ДРОЗДОВА

ФОТО Александра ДРОЗДОВА

Если не принять срочных мер, от Демидовского дворца останутся такие же руины, как от Ропшинского. Таков главный вывод, сделанный побывавшими там представителями областной общественной палаты и отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

– Это шедевр русской архитектуры, удивительно гармоничное здание высокого художественного вкуса! А главное, с конца XVIII века дворец не перестраивался и внешне дошел до нас практически в первозданном виде. Это редчайший случай! – объяснял участникам «инспекционной» поездки археолог Анатолий Николаевич Кирпичников, руководитель комиссии Общественной палаты по историческому, культурному и духовному наследию.

Строилась усадьба в 70-х годах XVIII века для семьи промышленника, просветителя, покровителя искусств Александра Григорьевича Демидова по проекту зодчего Ивана Старова – автора Таврического дворца и Троицкого собора в Александро-Невской лавре. С конца XIX века усадьба перешла в Дворцовое ведомство и использовалась как санаторий, где набирались сил для выздоровления легочные больные.

– Дворец стоит в удивительно красивом и здоровом месте на берегу речки, которую местные жители называют Веревкой, – ведет нас по парку главный библиотекарь культурно-досугового центра поселка Тайцы Ирина Иготти. – Здешняя ключевая вода считается целебной. Ее очень любила Екатерина II. По преданию, во время путешествий она брала с собой воду исключительно из таицких источников. Водная система таицкого парка по самотечному водоводу, сооруженному в конце XVIII века, питала царскосельские пруды. Увы, сегодня Таицкий водовод тоже находится в удручающем состоянии...

Ситуация с демидовской усадьбой – типичная для нашего региона. В советское время она была в приличном состоянии, пока в ней находился санаторий. Потом он выехал, было несколько нерадивых хозяев в 1990-х годах, затем усадьба опустела и оказалась брошенной, фактически ничьей...

– Два года назад народ поднялся на субботник, чтобы привести в порядок брошенный дворец, – рассказывает Вера Столяренко, староста храма Александра Невского в ближайшем поселке Александровка.

Кстати, храм – тоже постройка Ивана Старова, входившая в состав усадьбы. Сейчас церковь в руинах, приход ищет средства для ее восстановления и надеется на помощь государства...

– А сколько мы выгребли из дворца мусора, накопившегося здесь за то время, пока он стоял раскрытым настежь и в нем хозяйничали все кому не лень! – сокрушается Столяренко. – После этого откликнулся департамент по охране памятников, выделил деньги, специалисты профессионально законсервировали здание: зашили окна деревянными щитами с пленкой, то есть обезопасили дом от снега и дождя, починили кровлю. Но люди все равно сюда проникают. Одни – из любопытства, другие – совсем с иными целями. Ведь при желании пробраться во дворец несложно...

За въездными воротами в усадьбу – полуразрушенная конюшня и два старинных хозяйственных флигеля. В одном из них, как полагают краеведы, в 80-х годах XIX века несколько летних сезонов жил композитор Римский-Корсаков. Во флигелях еще теплится жизнь – наверное, это и спасает пока еще всю усадьбу. Тут живут двенадцать семей – бывшие работники санатория. Тепло в дома подает собственная котельная, расположенная по соседству в бывшем каретном сарае.

– Дома еще в 1990 году признали аварийными, перевели из жилого фонда в нежилой, – рассказал Игорь Иванов, один из жильцов. – Хотя перекрытия из мореного дуба, они уже кое-где подгнили. Но жить можно. Горячей воды у нас испокон веков не было, а все остальные удобства есть. Правда, водогрей не поставить – проблемы с электричеством, слабый трансформатор...

Мы заглянули внутрь: входная дверь едва держится на одной петле, внутри сыро, влажно, штукатурка осыпается. Потолки кое-где держатся на деревянных подпорках. Полы подгнили, забиты досками, чтобы не провалились в подвал.

– И все равно здесь лучше жить, чем в городе, – как будто читает мои мысли Иванов. – Тут простор и воздух замечательный, с городом не сравнить. Да и вообще я тут всю жизнь, сорок восемь лет. Мама работала в санатории с 1959 года, а бабушка и прабабушка застали еще «барские» времена.

Сейчас Игорь Иванов в буквальном смысле слова «хранитель дворца» – он сторожит его вместе с еще двумя жителями тех же флигелей. За последние годы охрану то ставили, то снимали. В середине ноября, после того как несколько месяцев назад дворец передали в оперативное управление областному Музейному агентству, охрану снова вернули.

– Мы обходим территорию вокруг дворца каждый час, – говорит Иванов. – По опыту знаем: нормальные люди приходят с девяти утра до трех-четырех часов дня. А потом, к вечеру, появляется буйная молодежь – кто водку пить, кто хулиганить. Пакостят в основном приезжие. Бьют стекла, один раз минувшим летом даже забрались в башню, начали шпиль ломать. За лето троих сдали в полицию. А другим просто даем мешки и грабли и заставляем убрать за собой мусор. В ближайшее время мы забьем все двери во дворце, изнутри поставим решетки.

Игорь отпирает входную дверь, и мы, подсвечивая путь мобильными телефонами и фонариками, попадаем в промерзший, темный, опустошенный дворец...

– Трудно себе представить, что в 1991 году он был в прекрасном состоянии, и в этих стенах проходил шестой Пушкинский праздник на гатчинской земле, – говорит Вера Столяренко. – Какой была усадьба всего несколько десятилетий назад, можно судить по эпизодам фильма «Дворянское гнездо», который здесь в конце 1960-х годов снимал Андрей Кончаловский.

На обратном пути инженер-реставратор Ирина Любарова, член президиума областного ВООПИиК, делится своими впечатлениями:

– На самом деле не все потеряно. С точки зрения реставрации дворец во вполне пригодном состоянии. В основе несущих конструкций нет серьезных утрат. Нет трещин, наклонов, не утрачены лестницы, целы все перекрытия. Сегодня главное – сберечь то, что есть. В свое время мы потеряли Ропшу. Не дай бог, чтобы такое повторилось в Тайцах.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook