Главная городская газета

Пражский манифест

Власовцы рассчитывали, что для западных союзников он сыграет роль верительной грамоты

763
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Последние материалы Наследие

Банкетный демарш

Ленин и большевики не воспринимали собрания интеллигенции всерьез: «Вот суть либералов — рассуждают о свободе под осетрину и заливного поросенка». Читать полностью

Оплот алмазных королей

Композитор Василий Павлович Соловьев-Седой прожил в этом доме почти тридцать лет. Среди произведений, созданных им за те годы, были в том числе знаменитые «Подмосковные вечера» и «Город над вольной Невой». Читать полностью

Отряд под командой Яна

История возникновения скаутского движения в России более-менее известна. Первый отряд организовал в 1909 году в Царском Селе штабс-капитан лейб-гвардии 1-го стрелкового его императорского величества полка О. И. Пантюхов. Читать полностью
Пражский манифест | Источник фото: http://rolershar.ru/   <br />Вряд ли тогда, ранней весной 1942 года, командующий 20-й армией Западного фронта генерал-лейтенант А. А. Власов (второй справа), отличившийся в контрнаступлении под Москвой, мог предполагать, что всего через нес

Источник фото: http://rolershar.ru/
Вряд ли тогда, ранней весной 1942 года, командующий 20-й армией Западного фронта генерал-лейтенант А. А. Власов (второй справа), отличившийся в контрнаступлении под Москвой, мог предполагать, что всего через нес

Семьдесят лет назад, в ноябре 1944 года, Красная армия была уже на пороге победы над фашизмом, шаг за шагом освобождая страны Европы. И в это же время в оккупированной нацистами Праге происходит событие весьма неоднозначное, однако и его вычеркнуть из истории невозможно: 14 ноября там состоялся учредительный съезд Комитета освобождения народов России (КОНР). В комитет под председательством бывшего советского генерал-лейтенанта Андрея Власова вошли более ста человек, включая перешедших на сторону Германии генералов и командиров Красной армии, генералов Белой армии, представителей интеллигенции. Эта дата — повод к серьезному разговору о судьбах русской эмиграции и антисталинском протесте в годы Второй мировой войны. Мой собеседник — кандидат исторических наук Кирилл АЛЕКСАНДРОВ — более двадцати лет занимается изучением судьбы власовской армии и ее участников, является автором нескольких книг.

— Кирилл Михайлович, после начала Великой Отечественной войны часть русской эмиграции (в том числе многие белые генералы) восприняла нападение Гитлера на Советский Союз как начало освобождения России от власти большевиков, а потому поддержала нацистов. Другая часть эмиграции (и среди них бывший лидер белого движения генерал Деникин) не поддержала агрессию Германии против СССР...

— Накануне Второй мировой войны в Европе насчитывалось примерно 360 тысяч русских эмигрантов. В ходе войны очень многие, не отказываясь от неприятия советской власти, заняли нейтральную позицию и благополучно дожили с ней до конца войны. На выбор влияла и ситуация в стране проживания. Основные центры русской диаспоры — во Франции и Югославии — оказались в зоне нацистской оккупации, и здесь каждый эмигрант мог выбирать модель поведения: вести себя нейтрально, сотрудничать с немцами или участвовать в Сопротивлении.

Например, в сербской провинции уже летом 1941 года белоэмигрантам пришлось защищаться от красных партизан. После начала войны между Германией и СССР Компартия Югославии призвала своих сторонников в подполье не только к борьбе против оккупантов, но и за грядущую социальную революцию. В результате партизаны обернули оружие против белоэмигрантов, получивших в Сербии приют в 1920-е годы после эвакуации армии генерала Врангеля из Крыма...

Что касается генерала Деникина, то он ни в коем случае не поддерживал власть Сталина и оставался ее убежденным врагом. Но он и его немногочисленные соратники считали неприемлемым сотрудничество с Германией и рассчитывали на то, что после войны воины Красной армии, подобно декабристам, попытаются свергнуть режим на родине.

Есть объективная статистика. Число участников Белого движения, сражавшихся на стороне Германии против СССР, и тех, кто воевал на стороне антигитлеровской коалиции, несопоставимо. В первом случае речь идет более чем о 8 тыс. человек, во втором — в лучшем случае о нескольких сотнях. Причем среди тех, кто сражался против СССР, оказалось очень много ярких и известных фигур: генералов, офицеров гвардии и генерального штаба, героев Первой мировой войны, Георгиевских кавалеров.

Осенью 1941 года последняя строевая часть старой русской гвардии, сохранявшаяся в эмиграции двадцать лет, — дивизион Собственного Его Величества Конвоя, влилась в Русский корпус, созданный в Сербии для борьбы против красных партизан. Кстати, из 35 генералов власовской армии 19 участвовали в Белом движении. Вообще же среди власовцев оказалось несколько тысяч офицеров белых армий — после того как зимой 1945 года Власову был подчинен Русский корпус.


— Личность Власова во главе коллаборационистского движения — это было случайностью или такой выбор был в какой-то степени закономерен?

— Власов попал в плен достаточно нелепо: при выходе из окружения его выдали местные жители, что, кстати, произвело на генерала сильное впечатление. Но на его месте мог оказаться любой другой пленный советский генерал. Дело не в личности Власова, а в том, что с его именем оказалось связано явление, не имевшее прецедентов в истории российского офицерского корпуса.

Никогда ранее русские генералы и офицеры в плену у неприятеля не пытались создавать общевойсковые армии из соотечественников. Советские люди, поддержавшие Власова, в первую очередь пленные командиры Красной армии, были очень разными, но далеко не маргиналами, как их изображали в художественной литературе.

По документам мне удалось установить, что среди них было пять Георгиевских кавалеров, девять кавалеров русских орденов, два Героя Советского Союза, тридцать три кавалера советских орденов, включая девятнадцать — ордена Красного Знамени, четыре кавалера медали «За отвагу». Один из власовских авиаторов сбил тараном немецкий истребитель в сталинградском небе. Однако нужно признать, что из всех пленных полковников, комбригов и генералов, которые стали сотрудничать с противником, Власов был наиболее известным в Красной армии.


— Что было идеологической основой власовского движения?

— У генералов и офицеров власовской армии из советских граждан превалировали симпатии к «народной» Февральской революции. Некоторые признавали и Октябрьский переворот, разделяли взгляды Бухарина 1920-х годов, но категорически отрицали последующую сталинскую политику. Главным импульсом служил протест против коллективизации, колхозной системы и ежовщины. Среди власовцев были командиры Красной армии, репрессированные в 1937 — 1938 годах; некоторые попали на фронт прямо из лагерей. Их отношения с белоэмигрантами складывались непросто, но все-таки сближение «двух Россий» происходило и затем продолжалось в послевоенной эмиграции.

После войны белые генералы и офицеры часто называли власовское движение продолжением Белого движения, но многие власовцы с этим не соглашались, считая себя наследниками традиции кронштадтских и тамбовских повстанцев 1921 года...

Надо понимать и то, что, хотя в России в 1922 году закончилась открытая война между белыми и красными, сопротивление внутри страны продолжалось в разных формах, о чем свидетельствует деятельность многочисленных подпольных групп, в том числе в Красной армии, распространение листовок. В 1929 — 1934 годах велась и вооруженная борьба, известна даже попытка поднять мятеж в казармах одной из частей в Москве. По данным ОГПУ, в 1930 году в СССР состоялись 13 453 массовых выступления, в том числе 176 повстанческих и 55 вооруженных восстаний, в которых участвовали в совокупности почти 2,5 млн человек. Зимой 1940 года на советско-финляндском фронте русские эмигранты предприняли небезуспешную попытку создать первые формирования из пленных красноармейцев под антисталинскими лозунгами. К началу Великой Отечественной в стране было немало тех, кто не мог или не хотел мириться с «коллективным Сталиным» и «счастливой колхозной жизнью». Однако гитлеровская политика на востоке довольно быстро вызвала разочарование в способности Германии сломать сталинскую власть.

Нельзя забывать и о том, что на выбор многих власовцев (их готовность идти на сотрудничество с противником) повлиял отказ Сталина защищать права военнопленных Красной армии.


— Зачем вообще потребовалось создание Комитета освобождения народов России? Какой был в этом смысл в конце войны, когда уже было совершенно понятно, что Германия ее проиграла и капитуляция — только вопрос времени?

— Начну с того, что Власов, как свидетельствуют документы НКВД, еще в октябре 1941 года при выходе из Киевского окружения заявил, что Германия войну проиграет. Тем более это было ему совершенно очевидно осенью 1944 года, и в частных разговорах генерал не скрывал ощущения своей обреченности. Но Власов и его окружение считали, что комитету надлежало стать объединяющим представительным органом для всех антисоветских сил, который бы широко декларировал свою политическую программу, способную, как казалось ее авторам, привлечь соотечественников по обе стороны фронта.

Одновременно КОНР приступал к созданию собственной армии — предполагалось, что на ее сторону под влиянием программы будут переходить советские люди. Власовцы были убеждены в неизбежности конфликта между Сталиным и англо-американской коалицией. А до того момента они рассчитывали сохранить организацию и пополнить свои силы.

Манифест должен был сыграть роль верительной грамоты для западных союзников, на сторону которых собирались перейти все противники Сталина, объединенные в рамках общей армии. В значительной степени так и произошло: большинство военнослужащих войск КОНР сдались союзникам в Баварии, Чехии и Австрии. Только никто не предполагал, что союзники начнут принудительно выдавать власовцев Советскому Союзу. Наконец, своим манифестом руководители КОНР хотели оставить свидетельство о своих целях и приоритетах.


— Каковы же были его главные тезисы?

— Они сложились еще в 1930-е годы: роспуск колхозов и передача земли крестьянам в собственность, восстановление частной хозяйственной инициативы, роспуск концлагерей, освобождение заключенных, ликвидация власти Сталина. Особое место в манифесте занимали два тезиса — об отказе от мести тем, кто вынужденно или добровольно защищал советскую власть, и о том, что помощь Германии приветствуется на условиях, не затрагивающих чести и независимости России.


— Имел ли манифест КОНР какие-то последствия, произвел ли он тот резонанс, на который, вероятно, рассчитывали его идеологи?

— На советской стороне фронта манифест оказался почти неизвестен, и вряд ли он мог сильно повлиять на массовое сознание. Но, как ни удивительно, манифест вызвал определенный резонанс среди советских беженцев, военнопленных и остарбайтеров, находившихся в конце 1944 года в рейхе. К апрелю 1945 года КОНР получил не менее трехсот тысяч заявлений от добровольцев, готовых вступить во власовскую армию. Последняя группа пленных командиров прибыла во власовскую армию из норвежских лагерей в апреле 1945 года.


— Писатель Варлам Шаламов даже описал случай, когда один экземпляр манифеста осужденные репатрианты довезли до Колымы. После войны в лагерях чекисты фиксировали распространение листовок с лозунгом «Да здравствует генерал Власов и его дело». Так что полностью отрицать привлекательность программной части манифеста не стоит. Воспринимали ли нацисты всерьез всю затею с КОНР?

— Гиммлер, санкционировавший создание КОНР, довольно слабо представлял себе, чем это все может закончиться. Однако власовцы показали себя довольно амбициозными, особенно в претензиях по поводу положения остарбайтеров. Представители КОНР настойчиво добивались улучшения условий их работы и содержания и отчасти своего достигли. Уже зимой 1945 года в переписке между нацистами начались взаимные упреки по поводу непомерных требований Власова и обвинения друг друга в «продаже Германии русским».

Думаю, что Гиммлер рассчитывал использовать власовцев как мост для контактов с западными союзниками и хотел с их помощью улучшить свой безнадежный имидж. А когда убедился в иллюзорности этой затеи, решил ликвидировать руководителей КОНР и командование власовской армии. Но в апреле 1945 года СС уже не удалось выполнить приказ рейхсфюрера.


— Понимали ли руководители КОНР, что нацисты используют их в своих целях и что после поражения Германии им придется отвечать за сотрудничество с ними?

— Руководители КОНР, да и многие офицеры власовской армии не скрывали своей готовности предстать перед судом — но только западных союзников, а не Сталина. Они были уверены, что смогут объяснить свое положение и причины, заставившие их совершить государственную измену. Вместе с тем руководители КОНР и власовской армии были убеждены в том, что это они используют нацистов, получают от них оружие, вплоть до авиации, и дефицитные ресурсы, чтобы собрать как можно большие силы и сдаться союзникам в сильном качестве.

В 1945 году эмиссары КОНР предпринимали попытки установить контакты с западными союзниками, но после ялтинских соглашений, предусматривавших принудительное возвращение всех граждан СССР на родину, это не могло дать особого результата.

Будущего у КОНР с учетом позиции западных союзников не было. Отношение англо-американцев к «перемещенным лицам» и «второй» волне российской эмиграции, включая власовцев, стало меняться в лучшую сторону только в 1947 — 1948 годах.

0099