Главная городская газета

Владимир Анатольевич ГРИГОРЬЕВ

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Гость редакции

Владимир Николаевич ТИМОФЕЕВ

Директор Музея городской скульптуры Читать полностью

Олег Николаевич ПУГАЧЕВ

Директор Зоологического института РАН, академик Читать полностью

Оксана Игоревна МОРОЗАН

Директор Центрального государственного архива кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга   Читать полностью

Михаил Михайлович БОБРОВ

Почетный гражданин Санкт-Петербурга Читать полностью

Рене ФАЗЕЛЬ

Президент Международной федерации хоккея (ИИХФ) Читать полностью
Владимир Анатольевич ГРИГОРЬЕВ | ФОТО Александра ДРОЗДОВА

ФОТО Александра ДРОЗДОВА

Зодчими руководит интуиция

В начале нового года принято обсуждать планы на будущее. Именно поэтому мы пригласили в нашу редакцию Владимира ГРИГОРЬЕВА, который возглавляет комитет по градостроительству и архитектуре и как главный нынешний зодчий является председателем Градостроительного совета при правительстве Санкт-Петербурга.


- Владимир Анатольевич, в чем вы видите логику градостроительного развития Петербурга в XXI веке?

- Эта логика зиждется на трех китах: развитие через сохранение исторического центра; освоение новых территорий, например, постройка города-спутника Южный; преобразование слабо используемых территорий, в основном «серого пояса».

- Может, начнем с третьего кита? Недавно завершился большой международный конкурс на лучший эскизный проект развития южной части «серого пояса». Каковы его итоги?

- Принципиально важно, что конкурс привлек внимание общественности, архитекторов, чиновников к самой проблеме. Мы разослали представленные проекты в комитеты и районные администрации. Ждем реакции. Процесс идет медленно, но нам важно обсудить идеи, заложенные в проекты.

К сожалению, в проектах я не нашел четкого ответа на вопрос: какой должна быть качественная среда Петербурга, как должен выглядеть наш город в будущем?

- Но ведь в конкурсных проектах было много предложений по пешеходным зонам, зеленым пространствам, облику отдельных зданий и кварталов?

- Увы, эти проекты можно реализовать в любом месте, в них нет петербургского духа. Речь не идет о жестком регулировании, но представление о том, как должна выглядеть новая застройка Петербурга и, в частности, «серого пояса», иметь необходимо. Все предложенные образы - жилые, офисные, промышленные - не дали «звенящих» примеров.

- Что вам представляется главной проблемой на пути преобразования «серого пояса»?

- Проблем две. Нужно выработать справедливый механизм изменения имущественных прав, чтобы власть и бизнес вместе поработали в интересах населения. Надо найти, извините за термин, «трюк», который вытащит «серый пояс». Подобно тому, как барон Мюнхгаузен вытащил из болота сам себя за волосы...

- Почему нужен «трюк»?

- Бизнесу эти территории в нынешних условиях неинтересны. Промышленность там не развивается. У города недостаточно средств на комплексное преобразование «серого пояса», тем более что большинство территорий находится в частной собственности. Свою роль город готов выполнить - построить широтную автомобильную магистраль Бронка - Фаянсовая - Зольная.

Надеюсь, что общими усилиями мы создадим предпосылки для развития «серого пояса». Очевидно, что в Генеральный план Петербурга на 2019 - 2043 годы необходимо заложить планировочный каркас, который станет основой развития «серого пояса».

За этим каркасом следует функциональное зонирование, причем я бы не спешил сокращать промышленные территории без соответствующих обоснований в пользу жилых и коммерческих.

- Продолжу аналогию с Мюнхгаузеном. Для сохранения исторического центра тоже нужно выдергивать себя за волосы?

- Мы часто имеем проблемы там, где их нет у других! Вложение в центр европейского исторического города всегда прибыльно. Думаю, что во многом наша проблема в стоимости денег. Мир готов работать за 10% прибыли, у нас же это элементарно пожирается банковским процентом. Нужны длинные дешевые кредиты. Хотя мне кажется, что для девелопмента в центре Петербурга доходов в сотни процентов никогда не будет.

- Южный пока существует только на бумаге, «Лахта-центр» вовсю строится. Станет ли «Лахта-центр» драйвером развития Петербурга?

- Не буду останавливаться на известных вещах, как реализуемых, так и перспективных - высокая концентрация офисных рабочих мест, строительство жилья и транспортных узлов.

Главное - там может появиться петербургский Сити, что полезно скажется на Кронштадте. Он в силу своей территориальной близости оказывается в зоне влияния «Лахта-центра» и может получить развитие как место проживания для тех, кто работает в Сити. Иных драйверов развития Кронштадта, к сожалению, пока не предполагается.

При этом будут востребованы и заработают рекреационные возможности Кронштадта. Это совершенно особое, очаровательное место. Ширина улиц больше высоты зданий, исторический Кронштадт - хороший пример комфортной среды. Необходимо отреставрировать и реконструировать памятники архитектуры и очень осторожно вторгаться новыми постройками в старую среду.

- Сейчас много разговоров о петербургской агломерации...

- Ее существование как единой системы экономических, инфраструктурных, культурных и других связей Петербурга и прилегающих территорий Ленинградской области - медицинский факт. Как говорят, необходимо общими усилиями двух регионов лечить болячки агломерации - проблемы транспорта, инженерии, соцкультбыта и т. д. Это задачи не сущностные, а административные.

Острая очевидная проблема - постоянная маятниковая миграция. Мне хотелось бы, чтобы вернулась тема выноса промышленных предприятий из города в область.

- На какое расстояние?

- В 50 - 80-километровую зону взаимного влияния.

- А что, по-вашему, впереди - планы и расчеты архитекторов или труднопредсказуемая экономика с ее кризисами?

- Валентин Федорович Назаров, создатель трех генеральных планов Ленинграда и Петербурга, любил говорить, что архитекторы в отличие от экономистов должны руководствоваться интуицией, задавая пространственное развитие на много лет вперед, предвидеть экономическую востребованность тех или иных объектов.

- Поговорим о строительстве жилья. Эксперты утверждают, что, пока цена является основным критерием при покупке квартиры, не приходится рассчитывать на создание комфортной среды обитания: 25-этажные джунгли покупают лучше. Где выход?

- Несколько лет назад я считал, что с этими джунглями надо бороться. Бороться неправильно, но надо людей ориентировать на иные стандарты, а архитекторов и застройщиков стимулировать к принятию альтернативных решений. Это долгая и трудная работа.

- Малоэтажная послевоенная застройка на улице Савушкина долгое время считалась образцом комфортной жилой среды.

- На мой взгляд, сейчас она экономически нецелесообразна. Три этажа без лифта - некомфортно, а с лифтом - очень дорого. Речь должна идти о 5 - 9 этажах.

- Каковы первые итоги введения 40-метрового ограничения высоты для жилых новостроек вместе с возможностью его преодоления?

- Введение такого ограничения в Правила землепользования и застройки было правильным решением городской власти. Мы закладывали в Правила застройки и землепользования (ПЗЗ) две цифры по высоте - 40 метров и максимальную, стимулируя создание композиций из низких и высоких объемов при целевом «выходе» площадей. Недавно на градсовете Никита Явейн показывал проект застройки на Октябрьской набережной. Он предложил дома в основном 33 метра высотой и только несколько - 60 метров.

Уверенные в своей правоте обращаются в Градостроительный совет Петербурга «за превышением», которое разрешено в пределах, установленных в ПЗЗ. Я не знаю случаев, когда бы Градсовет положительно отнесся к увеличению высоты, а городская Комиссия по землепользованию и застройке не согласилась бы с этим решением. Те, кто не уверен в качестве архитектуры или не хочет проходить сложные согласовательные процедуры, будут строить высотой 40 метров и ниже.

- Кроме 40 метров в ПЗЗ введено ограничение по плотности застройки: отношение созданных квадратных метров к площади (с прилегающими территориями), на которой они построены, не должно быть больше «двойки».

- Но это только по жилью. По общей площади будет 3,5. И бизнес утверждает, что это на грани рентабельности. В Европе строят с коэффициентом 1, то есть в три с половиной раза менее плотно. Следует задаться вопросом, почему у них это рентабельно, а у нас - нет. Я лично не могу в это поверить.

- Бизнес нас обманывает?

- Он не обязан говорить правду, на то он и бизнес. Он работает, чтобы создавать мифы, а потом их продавать.

Бизнес никогда не скажет, что у него огромные прибыли и все у него хорошо. Иначе он окажется под подозрением. А когда он говорит, что еле-еле сводит концы с концами, то отношение к нему дружеское. Что с них взять? Так же бедствуют, как и все...

- Наши читатели, живущие в новостройках, часто жалуются на то, как трудно выехать из их кварталов. Что планируется сделать для улучшения транспортной доступности проблемных территорий?

- На сегодня могу сказать, что мы нашли хороший вариант для Шушар. Он заключается в расширении Пушкинской улицы и пробивке с нее второго выхода на Витебский проспект.

Там есть вопросы по выделению земли для дороги как линейного объекта, но надеюсь, что вместе с коллегами из других комитетов мы их решим.

- В 2016 году в Петербурге было проведено несколько архитектурных конкурсов, самые значимые - «Серый пояс» и «Петербургский стиль XXI века». Какой конкурс нужен в новом году?

- Нужен конкурс на музейный комплекс, рабочее название - «Музейный квартал».

- Были разговоры, что он разместится на территории Центральной водопроводной станции «Водоканала».

- Освобождение этой территории может начаться только после 2022 года. То есть речь идет о перспективе на 2030 год. Это слишком далекая перспектива.

Мне кажется, пока не следует отказываться от идеи Орловского тоннеля. Реально совместить музейный квартал и резервирование территории для развития транспортной инфраструктуры.

- Тогда где лучшее место для нового музейного комплекса?

- На мой взгляд, это Охтинский мыс. Если бы «Газпром» счел для себя возможным развитие там общественной функции, а город нашел бы возможности для компенсации затрат, возможно, на долгосрочной основе это было бы правильно.

- А земли для музеев на Охтинском мысе хватит?

- Там ее 4 гектара - можно построить не менее 25 тысяч квадратных метров выставочных площадей.

- Недавно в Доме архитектора вы говорили об идее создать петербургский музей архитектуры...

- Я говорил о музее архитектуры и строительства. Было бы очень хорошо, если бы город нашел возможность предоставить для этого часть площади Конюшенного ведомства. С другой стороны, можно начать с филиалов не существующего пока музея в районах города. Это может быть просто помещение в районной администрации, где представлены история градостроительного развития и проекты на будущее.

- На здание парка «Россия - моя история», которому отведен участок рядом с СКК, будет конкурс?

- Там слишком сжатые сроки, чтобы проводить конкурс. Проект должен быть реализован к 2018 году. Возможно, идея такого исторического парка привлекательна и в простом павильоне. Но хочется, чтобы новое здание не уступало по качеству СКК - яркому произведению советской архитектуры. Важно, чтобы зритель понимал, куда он идет, и настраивался на серьезный лад.

- Как бы все не свелось к «палатке», сроки строительства очень сжатые.

- Пока у меня нет поводов для опасений. В любом случае КГА будет рассматривать проект.

- На недавнем Совете по инвестициям анонсировался дополнительный намыв территории у Васильевского острова для создания зеленого пространства. Как это все будет выглядеть?

- Еще в Генеральном плане Ленинграда 1986 года предусматривался линейный парк вдоль западного берега Васильевского острова. В ходе многолетних обсуждений развития намывных территорий все свелось к неширокой прогулочной набережной. Мне представляется, что нужно вернуться к идее парка. Возможно, за счет дополнительного намыва. Хотя, к сожалению, утвержденный в проекте планировки намыв выбирает практически все мелководье. Дальше начинаются большие глубины, и затраты на намывные работы довольно существенные.

- И что делать?

- Думаем. Как василеостровец, я убежден, что парк нужен. Он будет «ловить» западное солнце. Помню, раньше на оконечность острова и зимой, и летом приходили тысячи гуляющих. Летом это был большой пляж. Зимой люди шли смотреть на ледяные торосы. Дикая природа почти в центре города.

Наверное, мы должны вернуться к проекту планировки намывных территорий с условием выделения места для парка.

- Идея линейного парка вдоль участка ЗСД на Васильевском острове это компенсация за появление автомобильной трассы вместо пляжей?

- Надеюсь, удастся создать там бульвар и одновременно преодолеть предубеждения о неуместности рекреации рядом с оживленной магистралью.

- Театр Аллы Пугачевой на Васильевском острове построят?

- Он вызывал много споров, когда здание закрывало вид на морское пространство - «вылет» реки Смоленки на залив. Тогда с ним надо было бороться. Теперь этот вылет все равно будет закрыт планируемой застройкой на намыве. Поэтому появление театра, а за этим названием на самом деле спрятан многофункциональный концертно-выставочный центр, оправданно.

- Еще одна идея, высказанная на Совете по инвестициям, - сделать Кронверкскую набережную пешеходной, «закопав» транспорт под землю.

- Идея правильная, хотя мне не понятна, далека от реальности и, по-моему, не реализуема.

- Где могут появиться пешеходные зоны в ближайшие годы?

- Сложный вопрос. Лет 10 назад был проект 23 пешеходных зон, реализовано 5. В городе проблемы с транспортом. Для безболезненного появления пешеходных зон надо отказаться от ортодоксальной логики развития преимущественно частного транспорта.

Хотя и сейчас можно попробовать выключить из движения, например, набережные реки Мойки от Невского проспекта до Марсова поля. На мой взгляд, для транспорта это некритично. Тогда появится маршрут, по качеству не уступающий прогулке по Невскому проспекту.

- Как вы относитесь к кратковременным пешеходным зонам? Например, закрытию на выходной Невского проспекта?

- Это возможно, но нужно, чтобы все были в хорошем настроении, звучала музыка, в общем, чтобы было создано событие. Закрываем же мы Стрелку для проведения праздников. Можно на праздники делать пешеходными Дворцовую и Адмиралтейскую набережные. На Васильевском острове - одну из параллельных магистралей - Большой, Средний, Малый проспекты, набережную Лейтенанта Шмидта. Важно, чтобы была заранее доступна информация о времени закрытия, маршрутах объездов и т. д.

- Можно ли надеяться на преодоление ортодоксального развития и пересадки людей на общественный транспорт?

- Человеку, который, как я сейчас, должен каждый день экстренно куда-то перемещаться, нужен автомобиль. У кого в этом нет необходимости, мог бы воспользоваться общественным транспортом. Когда я работал в «Ленпроекте», то ездил на трамвае, у меня было полчаса для чтения книг. Потом на своей первой машине, это был «Запорожец», ездил до ближайшей станции метро «Приморская», а не в центр, так было удобнее. Мои бывшие коллеги, живущие в Пушкине, ездят на автомобиле только до станции метро «Московская», дальше подземкой быстрее.

- Как сделать общественный транспорт конкурентоспособным?

- Он должен ходить часто, строго по расписанию, быть комфортабельным, везти до места. Если будет меньше частных автомобилей, пробок будет меньше.

- Но сложился замкнутый круг: рост личных авто приводит к росту пробок, это делает некомфортным общественный транспорт, что еще больше увеличивает частный парк.

- Выход будет найден, когда совпадут усталость от пробок и появление комфортных автобусов и трамваев.

- Много разговоров о новом футбольном стадионе на Крестовском острове. А как будут использовать его после ЧМ-2018?

- Затраты на содержание лягут на «Зенит», который не испытывает финансовых проблем. Большой стадион нужен Петербургу - это очевидно.

Мы же не каждый день ходим в Эрмитаж. Так и новый стадион будем посещать не каждый день. Но должен появиться определенный набор событий, и не только спортивных. Значительная вместимость обеспечит относительно невысокую стоимость билетов.

- Как, по-вашему, должна выглядеть Сенная площадь?

- Лучше как сейчас, свободной от ларьков и торговых павильонов. Наверное, там уместны народные гулянья и праздники. Для этого необходимо скорректировать зону парковки, но главное - создать программу праздничного оформления.

- Месяц назад на градсовете впервые обсуждали скульптуру - проект композиции «Единый крест» в честь дружбы народов России и Армении. Для него выбран бульвар на Пулковском шоссе. Раньше такими вопросами занималась только секция монументально-декоративного искусства градсовета. Вы решили взять в свои руки «план монументальной пропаганды»?

- Мы строго выполняем процедуру установки памятников. Проекты должны рассматриваться на градсовете. Это не значит, что мы являемся фильтром, градсовет - один из инструментов, помогающих комплексно рассмотреть вопрос и принять правильное решение. Например, на следующий день после отклонения проекта «Единый крест» мы выезжали на Пулковское шоссе к предполагаемому месту установки монумента и нашли правильный вариант для размещения скульптуры. Проект будет развиваться.

- А как будет работать секция монументально-декоративного искусства?

- Как сообщество экспертов и консультантов...

- Теперь вы как главный архитектор Петербурга напрямую подчиняетесь губернатору. Что это означает?

- Не стану грузить читателей юридическими подробностями. Важно, что вместе с Георгием Сергеевичем мы будем обсуждать, как сформировать архитектурный облик новых кварталов, достойных нашего великого города.

Напомню, что ему принадлежит идея ограничить базовую высоту новостроек сорока метрами.

Подготовил Лев БЕРЕЗКИН




Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook