Главная городская газета

Оксана КАЗАКОВА: «Проигрыши заставляют прогрессировать куда больше, чем победы»

Олимпийская чемпионка по фигурному катанию.

1171

Татьяна МАРТЫНЕНКО

Руководитель «Радио России. Санкт-Петербург» Читать полностью

Илья ДОРОНЧЕНКОВ

Профессор Института живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина, декан факультета истории искусств Европейского университета. Читать полностью
Оксана КАЗАКОВА: «Проигрыши заставляют прогрессировать куда больше, чем победы» | ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

Взмах руки,
как взмах крыла

На этой неделе в столице Финляндии Хельсинки проходит чемпионат мира по фигурному катанию. В каком направлении движется и как меняется этот любимый россиянами вид спорта? Почему петербуржцы сдают свои лидирующие позиции в сборной России? Как надо готовить юных спортсменов и молодых тренеров? Об этом, посетив нашу редакцию, рассказала прославленная фигуристка, ныне преподаватель Университета имени Лесгафта.


- Оксана Борисовна, популярность фигурного катания в стране нынче, пожалуй, так же высока, как во времена СССР. Особенно все восхищены подвигами в женском одиночном катании. Такое впечатление, что российские девчонки создали непробиваемую стену, через которую иностранкам к победам просто-напросто не пробиться...

- Действительно, сейчас у нас так много одаренных, талантливых, психологически устойчивых девочек, что соперницы при всем старании ничего не могут с ними поделать. В этой жизни все циклично. Не так давно в российском фигурном катании, наоборот, не было сильных одиночниц, от чего все сильно страдали. А сейчас расцвела целая плеяда великолепных фигуристок, зато с мальчиками, напротив, беда.

- С чем связываете такие изменения?

- Самое важное - массовость. В последние годы на новой волне популярности нашего вида в стране очень много девочек пришли в фигурное катание. Происходит естественный отбор, в котором, по всем законам, выживают сильнейшие. Как известно, отсутствие конкуренции рождает деградацию. А здесь, наоборот, сумасшедшая конкуренция внутри страны двигает российское женское одиночное катание вперед, заявляют о себе молодые тренеры, о которых мы прежде особо не слышали. Сейчас они набрались опыта и начали поставлять для сборной ценные кадры. Все друг друга подгоняют, отсюда и феноменальные результаты девочек-бойцов. А у мальчиков ничего подобного не происходит. Когда росли и совершенствовали мастерство Евгений Плющенко и Алексей Ягудин, они могли перенимать победный опыт у олимпийских чемпионов Алексея Урманова, Ильи Кулика... Все они были настоящими мужиками, бойцами. А сейчас представители нового поколения чаще себя жалеют, требуют больше заботы. В то время как японцы, китайцы, американцы отчаянно конкурируют и прогрессируют. Мой муж Юрий Кашкаров - олимпийский чемпион по биатлону, так что пристально слежу и за этим видом спорта и считаю, что там в сборной России схожие с мужским фигурным катанием проблемы. Слишком уж шикарные по сравнению с иностранцами условия - зарплаты, экипировка. Все у них есть. А спортсмены должны быть злее, голоднее до побед что ли...

- Впрочем, прекрасные условия не мешают штамповать победы на всех крупнейших стартах той же Евгении Медведевой. Ее можно назвать уникумом?

- На данный момент главное преимущество Медведевой над конкурентками - ее психологическая и, скажем так, физическая устойчивость. Ведь не секрет, что девушки-тинейджеры растут, развиваются, набирают вес, что сказывается на технике. Практически все через это прошли, а Медведеву изменения словно не коснулись. Она держит себя в боевых кондициях, ее не бросает из стороны в сторону в плане роста и веса, она чрезвычайно стабильна. И, само собой, уникальна. Однако я остаюсь все-таки приверженцем настоящего женского, а не молодежного катания.

- Считаете, что сейчас все лидеры, включая Медведеву, больше сконцентрированы на сложных элементах, чем на присущих женскому фигурному катанию шарме и элегантности?

- Да. Можно сказать, душа из прокатов сейчас немного уходит. Постоянное усложнение элементов гонит вперед спортсменов и их тренеров, времени на развитие образов катастрофически не хватает. Многие даже не понимают толком, что катают - набор шагов, элементов...

- Так это требования современного фигурного катания...

— Но посмотрите на Каролину Костнер. Пусть итальянка не выполняет сложнейших с технической точки зрения элементов, ее катание доставляет феноменальное удовольствие, наслаждение! Словно прекрасный балет. Недавно как раз посмотрела запись балета «Кармен» в исполнении великой Майи Плисецкой. А потом - на современных балерин в образе Кармен. Даже сравнить нельзя. Пусть технически балет, как и фигурное катание, идет вперед, Плисецкая по-прежнему остается образцом. Так и Костнер с ее линиями, позициями, умением выдержать паузу. Взмах ее руки - это взмах крыла. А у подавляющего большинства из нового поколения фигуристок взмах руки - просто взмах руки, не более того. А ведь фигурное катание не просто спорт, но еще и искусство, театр.

- Все чаще и чаще новости из мира фигурного катания напоминают сводки боевых действий. Такое впечатление, что травм становится все больше и больше...

- Особенно в парном катании. Сейчас без четверного выброса или тройного лутца, который считается сложным элементом и в одиночном фигурном катании, выигрывать очень тяжело. Все стараются идти вперед, разучивать новые элементы ультра-си. Взять тех же конкурентов наших пар из Канады. Естественно, риск травмы возрастает вместе со сложностью. Но задача тренеров - подвести спортсменов к элементу так, чтобы они не получали повреждений при их исполнении. Бывает, у кого-то и тройной прыжок сырой, а уже гонятся за четверным... Вот здесь очень легко сломаться. Поэтому всегда и говорю своим студентам: хорошо обучите учеников двойным прыжкам, тогда и тройные начнут получаться. Все надо делать шаг за шагом, не перескакивая ступени. Между прочим, еще в 1998-м мы с Артуром Дмитриевым первыми в истории сделали четверной выброс на Играх доброй воли в Нью-Йорке. И я осталась жива-здорова.

- Четверной выброс в прошлом веке - это кажется какой-то фантастикой!

- Но это было в реальности. Хотя и считалось настоящим «космосом». Игры доброй воли проходили спустя полгода после выигранной нами Олимпиады в Нагано, мы уже знали, что заканчиваем с любительским спортом и уходим в профессионалы. Но Артур сказал: расслабляться нельзя, надо учить что-то новое. И мы первыми выучили четверной выброс, который и исполнили в Нью-Йорке. Да, я на приземлении чуть коснулась льда рукой, но попытка была засчитана. Резонанс среди иностранцев был громкий, а у нас на этот прыжок как-то особого внимания не обратили. Может, из-за отсутствия в те времена социальных сетей. Это сейчас сделаешь на тренировках десять неудачных попыток сложного элемента, выложишь видео с удачной 11-й в Интернет и станешь героем в мире фигурного катания... Между прочим, именно моя пара Камилла Гайнетдинова и Иван Бич первая прыгала синхронно тройной лутц еще в начале десятилетия. Почему ребята не выстрелили? Поскольку, выполнив сложные элементы, умудрялись делать ошибки на легких. Им, к сожалению, не удавалось держать концентрацию на протяжении программ.

- Сейчас даже в танцах на льду стало много сбоев и падений, не говоря уже о других видах фигурного катания.

- Помимо увеличения сложности этому есть и еще одно объяснение. Мы в свое время очень много катали «школу», то есть исполняли обязательные фигуры. Приходили на каток в шесть утра - чертили фигуры, крюки, выкрюки. У нас была очень хорошая база при становлении на коньки. А сейчас детей в школах фигурного катания сразу же учат прыгать. У меня дочка в пять-шесть лет занималась фигурным катанием, так вот ее тренер как-то попросил проходящего мимо Плющенко: «Женя, покажи, как прыгать двойной аксель». Плющенко остановился, прыгнул и пошел дальше, а тренер обернулся к малышам и спросил: «Ну вы поняли?!». Некоторые тренеры у нас учат детей вот так. А я, к примеру, начала прыгать только в 7 - 8 лет после трех лет занятий. А до этого учила обычные базовые шаги, подводящие к прыжкам. Надо понимать, что форсаж в подготовке детей приносит куда больше вреда, чем пользы.

- Уверен, многие родители хотят, чтобы их дети как можно быстрее научились прыгать, как Плющенко или Медведева, и давят на тренеров...

- И это тоже большая проблема. Тренеры только-только ставят детишек на коньки, а папы и мамы уже спрашивают: «Вы научите их двойному акселю?». Они допускают много ошибок, подгоняя своих чад и требуя от них слишком быстрых успехов. Не понимают, что обучение фигурному катанию - плавный процесс, где очень важно здоровье детей. И когда у мальчишек и девчонок в 12 - 13 лет начинаются травмы, родители прежде всего обвиняют тренеров, забывая о собственных просчетах. Кстати, все почему-то зациклены на одиночном катании, крайне неохотно отдают детей в спортивные пары. Хотя очевидно, что шансов пробиться в элиту у парников намного больше. Кстати, к огромному сожалению, в этом году на чемпионат мира в Хельсинки от Петербурга поехал только один мальчик Михаил Коляда и не поехала ни одна спортивная пара. А ведь Петербург всегда был законодателем мод в российском и мировом парном катании.

- Почему так происходит? Может, просто переходный период?

- Хотелось бы верить, что во всем виноват переходный период, но, кажется, это уже вошло в систему. Лед есть, хорошие условия для тренировок, надо признать, тоже имеются, а грамотных специалистов все меньше и меньше. Они уезжают в другие города. К примеру, Алексей Урманов работает в Сочи, Артур Дмитриев - в Москве, Олег Васильев - был в Саранске, теперь тоже в Москве. И что самое обидное, никто этих отличных тренеров не удерживает. Остаются только ветераны Алексей Мишин и Тамара Москвина, а также Евгений Рукавицын и Валентина Чеботарева - Коляда как раз ее воспитанник. О Валентине Михайловне могу сказать только самые теплые слова. Именно она была моим первым тренером, привила любовь к фигурному катанию. И уже набралась колоссального опыта, ведь свой первый набор, в который входила и я, она сделала в 18 лет. Очень здорово, что она не просто вырастила с нуля такого фигуриста, как Коляда, но и довела его до самого высокого уровня. Такое под силу только единицам.

- В свое время вам также пришлось очень непросто, ведь вы, совсем юная фигуристка, встали в пару со знаменитым олимпийским чемпионом Артуром Дмитриевым...

- Тогда нам обоим было трудно. Но все же Дмитриеву было чуть полегче - он уже знал дорогу на вершину и, взяв за руку, повел меня за собой. Меня же постоянно сравнивали с предыдущей партнершей Артура Натальей Мишкутенок, даже пытались навязать элементы, которые считались «фишками» дуэта Мишкутенок/Дмитриев. А я, хоть и отлично отношусь к Наташе, не собиралась становиться ее копией, хотела оставаться самой собой. Не скрою, мне пришлось на первых порах несладко, Артур был хорошо растянут, у него не возникало сложностей с позициями, линиями, а меня требовалось всему учить. Помню, очень обижалась, что приходилось работать больше партнера. Но по прошествии времени поняла, что обижалась-то совершенно зря. Между прочим, Тамара Николаевна Москвина предлагала Артуру куда более опытных партнерш, чем я, - вставай в пару и выигрывай! Но он выбрал меня, объяснив мне свое решение следующим образом: «Ты очень хотела побеждать». Москвина, кстати, была против, поскольку знала, насколько долго придется со мной возиться - обучать, переучивать... Но Артур настоял на своем. И правильно сделал! Между прочим, буквально через месяц после того как мы встали в пару, я упала с подкрутки и получила полный разрыв связок голеностопа правой ноги. Травма для парного катания очень серьезная. Полгода вообще не каталась, но затем буквально через пять месяцев подготовки мы выиграли чемпионат Европы.

- Получается, быстро утерли нос скептикам?

- Вовсе нет, после победного чемпионата Европы мы поехали на чемпионат мира и выступили там отвратительно, оставшись без медали. Естественно, все, кто крутил пальцем у виска, узнав о выборе Дмитриева, активизировались. Вот тогда я и решила доказать им, что они не правы. Вообще я такой человек - проигрыши задевают, толкают вперед, заставляют прогрессировать куда больше, чем победы. Артур впоследствии рассказывал, что иногда специально срывал элементы, чтобы я не расслаблялась и держала концентрацию перед Олимпийскими играми 1998 г. в Нагано. Хотя и непосредственно перед Олимпиадой многие ставили не на нас, а на более молодую российскую пару Елена Бережная/Антон Сихарулидзе. Но сказала себе: «Оксана, ты 20 лет потратила на фигурное катание, обязана выиграть!». Конечно же, сильно волновалась, думала, весь мир следит. Но когда шла на короткую программу, то увидела, как по телевизору люди смотрят биатлон, коньки, другие виды... Поняла, что внимание к фигурному катанию не такое и пристальное, и сразу как-то полегчало. А продолжала бы переживать, кто знает, как сложились бы наши с Артуром олимпийские прокаты...

- Практически сразу после той Олимпиады вы завершили любительскую карьеру. Не было мысли остаться еще на один четырехлетний цикл?

- Конечно, была. Все-таки я закончила очень рано, в 23 года. Но понимала, что Артуру продолжать карьеру не хочется, поскольку он уже всем и все доказал. Добился великого достижения, выиграв Олимпийские игры с разными партнершами. И тем самым вписал свое имя в историю. Он мне говорил: «Давай я найду тебе партнера и буду вас тренировать». Но я сразу отмела этот вариант, поскольку никто не заменил бы Артура. Так что мы перешли в профессионалы. И скажу, что получала от того периода очень большое удовольствие. Иногда у нас было по 90 шоу в год, участвовали в чемпионатах мира среди профи, но, главное, творили на льду. В каком-то плане Артур - настоящий гений, он знает все балеты, музыку, создавая потрясающие показательные программы. Это было очень интересно.

- Как вы стали преподавателем в Университете имени Лесгафта?

- Самое интересное, что в отличие от большинства коллег я долго отказывалась поступать в Университет Лесгафта. Считала, что это всегда успеется. Так что поступила в институт тележурналистики и училась там два года, пока не родился ребенок. Но затем все же папа настоял, чтобы училась именно в Университете Лесгафта. А не так давно преподавать на кафедре теории и методики конькобежного спорта и фигурного катания меня очень попросил теперь уже бывший ректор Владимир Таймазов. Попробовала, понравилось. У меня учится молодые фигуристы, многие из которых уже начали тренировать. Среди моих студенток, кстати, и чемпионка мира и Европы Лиза Туктамышева.

- Чем, кстати, можете объяснить спад Туктамышевой, которая после победного чемпионата мира-2015 потеряла место в сборной?

- Не зная ситуации изнутри, сложно сказать, почему это происходит. Но одно точно: Лиза молодец, настоящий боец, она способна вернуться в элиту. К тому же ее тренирует Алексей Николаевич Мишин, который знает выход из любых самых сложных ситуаций.

Подготовил Сергей ПОДУШКИН


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook