Главная городская газета

Гость редакции — Дмитрий Анатольевич ИВАНОВ

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Реклама

Гость редакции – протоиерей Геннадий ЧУНИН

Благочинный Санкт-Петербургской и Тверской епархии Русской православной старообрядческой церкви Читать полностью

Гость редакции — Кирилл Валерьевич ГОГОЛИНСКИЙ

Директор ВНИИ метрологии имени Д. И. Менделеева Читать полностью

Гость редакции — Николай Николаевич МИКЛУХО-МАКЛАЙ

Руководитель Фонда сохранения этнокультурного наследия им. Миклухо-Маклая Читать полностью
Реклама
Гость редакции — Дмитрий Анатольевич ИВАНОВ | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

«Важняк»
в современном мире

Свою высокую должность наш собеседник получил совсем недавно. До этого в течение многих лет возглавлял управление по расследованию особо важных дел общеуголовной направленности - так называемое бандитское. То самое, которое занимается наиболее сложными и громкими (резонансными) преступлениями. Знает, наверное, столько, что хватит на десяток захватывающих боевиков. Все, конечно, не расскажет, но накануне предстоящего 25 июля праздника - Дня сотрудника органов следствия в Российской Федерации - согласился чуть приоткрыть завесу над работой следователей-«важняков».


- Думаю, Дмитрий Анатольевич, вы не будете спорить с тем, что в глазах простых людей благодаря «бандитским» сериалам работа следователя окружена ореолом романтики...

- Честно признаюсь, я, придя после вузовской скамьи на эту работу, поначалу сильно затосковал. Горы всякой писанины, бюрократическая рутина... Но потом вошел во вкус. Шли лихие девяностые, выезды на происшествия происходили каждый день. Мы работали, не считаясь со временем. И главное, рядом со мной были люди - коллеги, сотрудники оперативных подразделений, - у которых было чему учиться и которые всегда были готовы прийти на помощь. Уже тогда я, молодой человек, понял вкус настоящей тяжелой мужской работы. И ощутил радость результата, добытого вместе с командой единомышленников.

- А теперь, когда смотрите по телевизору эти самые сериалы, вы, наверное, сильно смеетесь. Ведь там следователи порой совершают просто какие-то чудеса!

- Смотрю я их редко - нет времени. Но, когда смотрю, смеюсь далеко не всегда. Ведь пишут сценарии и работают консультантами часто вполне профессиональные люди, бывшие сотрудники следственных органов. Суть нашей работы они знают прекрасно, но специфика жанра заставляет их показывать лишь наиболее эффектную ее часть. Кто же будет смотреть, как следователь день за днем пишет разные бумаги, изучает вещественные доказательства, долго и нудно выясняет какие-то подробности у свидетелей, потерпевших или обвиняемых.

Те «чудеса», о которых вы говорите, конечно, бывают и у нас, но это результат огромной кропотливой работы многих месяцев. Зритель же видит лишь вершину айсберга.

- Хорошо, а как же та фантастическая криминалистическая техника, при помощи которой следователи в сериалах вычисляют преступника буквально на ровном месте?

- И здесь тоже далеко не все фантастика. За те без малого двадцать лет, что я работаю в следствии, наши технические возможности возросли колоссально. В годы моей молодости мы только осваивали компьютеры, а генетическая экспертиза была делом чрезвычайной сложности.

Сейчас у каждого следователя на столе - мощный компьютер с возможностью выхода на разные базы данных. Генетическая экспертиза делается быстро и без проблем. Есть и масса других эффективных технических средств, о которых позвольте умолчать - не хотелось бы при помощи прессы «вооружать» преступников. Прошу поверить на слово: в этом отношении мы на самом передовом мировом уровне.

Именно благодаря столь совершенной экспертно-криминалистической технике сегодня успешно раскрываются, к примеру, преступления против половой неприкосновенности личности. Вспомним серийного насильника Лифтера, которого не могли поймать много лет. А в мае задержали такого же преступника, на счету которого три изнасилования - два в Петербурге и одно в Республике Коми.

- Кстати, интересны ваши наблюдения - как за те десятилетия, что вы «в теме», изменилась преступность?

- Преступность - «зеркало» всех общественных процессов. Криминогенная ситуация существенно улучшилась - думаю, это видит любой человек. Во многом усовершенствовано законодательство, укреплена правоохранительная система, очень сильно выросло правосознание граждан. В девяностые годы люди боялись обращаться за помощью в милицию. Любой, даже самый маленький бизнес был обложен бандитской данью, и большинство предпринимателей либо считали, что надо безропотно платить, либо обращались к «своим» бандитам. Сегодня такое даже нельзя себе представить.

- Криминологи говорят, что наиболее репрезентативный показатель преступности - это убийства.

- Даже по официальной статистике, общее количество убийств у нас сократилось в разы и находится где-то на уровне начала 1980-х годов. Что бы там ни говорили, но общий уровень жизни все-таки вырос. Соответственно, резко сократилось число убийств в «нижнем», маргинальном, слое населения - просто потому, что этот слой стал меньше.

Существенно уменьшилось и число столь «популярных» в девяностые годы заказных убийств. Многие из тех, кто тогда возглавлял организованные преступные группировки, ушли в мир иной или находятся за решеткой. Но немало лидеров просто «отошли от дел» и живут на накопленные преступные капиталы. Они уже не лезут на рожон, стараются без крайней необходимости не рисковать и все свои проблемы решать мирным путем.

Практически не наблюдаем мы в последние годы и убийств на почве «черного» риелторства. Хотя сам по себе этот преступный бизнес не исчез, но наиболее радикальные группировки разгромлены. Думаю, многие вспомнят громкое дело «группы Каранаева». На скамье подсудимых были 15 человек - им вменяли множество преступлений, в том числе шесть убийств. Все получили большие сроки, а сам Каранаев - пожизненное заключение. В другую такую же группу входили 25 человек, включая четверых сотрудников полиции. 45 объединенных в одно производство уголовных дел, более 70 эпизодов, в том числе 9 убийств! Все также были осуждены.

Практически сошли сегодня на нет и «криминальные войны» - большие «команды» в нынешних условиях просто невозможно ни содержать, ни спрятать. Сейчас убийства совершают либо преступники-одиночки, либо небольшие группы - как правило, не более трех человек.

- За что сегодня убивают?

- Разумеется, никуда не делась бытовая преступность. Как пишут в протоколах, «во время совместного распития алкогольных напитков в результате внезапно возникших неприязненных отношений»... По-прежнему убивают по корыстным мотивам, но, слава богу, количество этих преступлений по крайней мере не увеличилось.

- А есть ли такие преступления, которых стало больше?

- На мой взгляд, в общем массиве преступности сейчас возросла доля мошенничеств. Разумеется, в сферу наших интересов попадают лишь те, которые отличаются особым размахом. Например, дела по БАДам, где количество потерпевших исчисляется сотнями. В основном это пожилые люди. Вопиющий пример: коллектив фирмы-мошенницы на деньги, обманным путем добытые у стариков-ветеранов, устроил себе коллективный выезд в Турцию для празднования Дня Победы...

Пользуясь случаем, хочу еще раз призвать пожилых людей быть осторожнее, а их близких - проявлять к ним максимальное внимание и стараться держать их под контролем.

- К социально уязвимым категориям относятся и дети. Преступления в отношении несовершеннолетних, как известно, в Следственном комитете - на особом контроле...

- Требование максимальной тщательности при расследовании этой категории дел исходит непосредственно от председателя СК Александра Бастрыкина. Результаты налицо: тяжких и особо тяжких преступлений в отношении детей становится меньше. Латентность их минимальна - разве что информация скрывается внутри семьи и не выходит наружу. Но независимо от тяжести на раскрытие бросаются все возможные силы. Более того - перед нами ставится требование не только раскрыть преступление, но и разобраться во всех факторах, способствовавших его совершению. Школа, социальные органы, участковый инспектор - кто недосмотрел?!

- Еще одна больная тема - мигранты...

- Понятно, что большое количество людей, оторванных от исторической родины, занятых тяжелым трудом и живущих, как правило, в чрезвычайно стесненных условиях, - это уже криминогенная среда. Попытки «релаксации» при помощи алкоголя, к которому они на родине не привыкли, часто заканчиваются той же «бытовухой». Контакты с девушками на Востоке, как известно, довольно сложны, а здесь они кажутся проще, отсюда - сексуальные преступления.

- Но ведь есть в этой среде и организованные преступные группировки, которые изначально нацелены на криминал?

- Да, к сожалению. Эти люди терроризируют своих земляков, облагают их данью. А те, как правило, молчат, в полицию обращаться боятся. Обстановка примерно как у нас в «лихие девяностые». Масса этих «героев» уже отбывают сроки. Яркий пример - группировка уроженцев Агдамского района Азербайджана. Вышли мы на нее в 2009 году, расследуя дело о похищении 21-летней студентки Медуниверситета. В итоге возникло 11 уголовных дел - пять убийств, разбойные нападения, вымогательства, хранение оружия. Шесть из восьми членов банды были осуждены, один убит своими же подельниками, а лидер объявлен в розыск и скрывается на территории Азербайджана. А недавно было раскрыто убийство, совершенное двумя из этих преступников в 2003 году в Ярославле. И они получили за это новые сроки!

- Принято считать, что следователь включается только при наличии конкретного эпизода...

- Бывает по-разному. Преступления может еще и не быть. А может и быть, но где-то в другом регионе, а у нас есть ниточки, которые тянутся к нему. Мы можем запросить оттуда дела, поднять старые, архивные, в том числе и «глухие». Сравниваем, сопоставляем, и это иногда позволяет раскрыть как преступления прежних лет, так и новые.

- Происходит новое преступление. Вы вызываете своих следователей: так, ты, ты и ты бросаете свои дела и срочно выезжаете. А ведь по каждому из этих дел - жесткие сроки!

- Здесь очень многое зависит от руководителей всех звеньев. Они в любой момент должны точно знать, какие ресурсы и как можно задействовать. На месте преступления все должны действовать четко, слаженно, одной командой. И каждый - знать свой маневр. Если следователь что-то забыл спросить у свидетеля и отпустил его, информация может быть потеряна. Завтра человек «забудет», передумает рассказывать, а то и вообще скроется. Ситуацию нужно отработать по максимуму здесь и сейчас. Разумеется, при этом неважно: день или ночь, будни или праздник, жара или холод. Надо будет работать несколько суток подряд, значит, будем работать.

- Но какие это должны быть люди - не только физически и психологически крепкие, но и способные мгновенно перестраиваться, включаться в абсолютно новую ситуацию.

- Разумеется, к такой работе далеко не каждый готов. Отбор идет на уровне районного звена. Часто туда приходят вполне грамотные добросовестные молодые ребята. Но проходит месяц-другой, и становится понятно, что они не выдерживают этих нагрузок.

- А у вас здесь, наверное, собраны лучшие из лучших?

- Не скрою, кастинг у нас, «важняков», очень жесткий. Мы высматриваем людей в районных подразделениях, проверяем качество и сложность расследуемых ими дел. Тем, кого мы заприметили, устраиваем подробный экзамен. Можем временно прикомандировать их к себе, дать в производство дело. Бывает, даже приглашаем претендентов из других регионов и им устраиваем такую же проверку. В результате остаются только настоящие, абсолютно надежные бойцы.

При этом каждый из нас, включая генералов, непрерывно учится. В ходе регулярно проводимых Следственным комитетом занятий мы активно общаемся с коллегами, в том числе и из других регионов. Обсуждаем актуальные проблемы, обмениваемся опытом. С недавнего времени в Петербурге работает Академия Следственного комитета, и мы уже ощущаем ее помощь.

- Следователь - это в большей степени талант или квалификация?

- Это и то, и другое, но для разных людей в разных соотношениях. То, что одному дано от бога, другой развивает усидчивостью, кропотливым трудом. Но всех объединяет одно - интерес к работе. Наши сотрудники не сидят и не смотрят на часы, ожидая конца рабочего дня. Им нравится то, что они делают! Иначе здесь находиться просто невозможно.

- А как к этому относятся ваши семьи? Ведь вы, по сути, не принадлежите сами себе...

- Конечно, наша жизнь - испытание и для близких людей. Но девушки, когда выходят замуж за человека этой профессии, должны быть к подобному готовы. Зато мужчина, который прошел такую школу, готов к любым жизненным трудностям. Многие из сотрудников своих сыновей специально отправляют в нашу систему - дескать, попробуй фунт лиха, испытай себя...

- И все-таки обычному человеку это трудно представить: изо дня в день пропускать через себя человеческое горе, видеть тяжелейшие страдания, сталкиваться со злом в самых жутких его проявлениях...

- Но есть и другая сторона. Мы способствуем торжеству справедливости, ощущаем благодарность со стороны тех, кому удалось помочь. И, поверьте, мы видим массу хороших интересных людей - не меньше, чем плохих. Да, следователь должен уметь предохранить себя от психологической травмы - иначе он не выполнит свою задачу. Но если он зачерствел душой, ему нечего делать в наших рядах. Такой человек может нанести делу только вред.

- Кстати, однажды вы сами показали пример такого неравнодушия. Мы писали об этом деле - когда были задержаны преступники-спортсмены, зверски избивавшие людей, выходивших из ночных клубов.

- Да, получив информацию о серии этих преступлений, можно было просто отправить оперативное поручение в полицию и ждать, когда она задержит преступников. Но мы решили действовать оперативно. Договорились с одним из лучших подразделений угрозыска. Мы взяли своих людей, они - своих. Разработали план расстановки сил, выставили наблюдение у основных злачных мест центра города и через несколько часов вычислили подозрительную машину. Спустя три дня преступники были задержаны и изобличены в десятках преступлений.

- Теперь-то, став большим начальником, немножко успокоитесь?

- Как принято говорить в таких случаях - не дождетесь!

Подготовил Михаил РУТМАН

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook