Главная городская газета

Пулковская вводит мораторий

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Реклама
Свежие материалы Город

Городская хроника 22 августа 2017

Сегодня в выпуске:
Лафонская улица вернулась...
Ленобласть оптимизирует бюджет...
Дошли до точки...
И другие новости. Читать полностью

Испытание терпением

Бесхозные дороги для жителей Петербурга давно стали проблемой - за них никто не отвечает и куда-либо обращаться бесполезно, потому что ответ будет такой: эта дорога нам не принадлежит, ничем не можем помочь. Читать полностью

Горожане услышат сигнал тревоги

В среду в Петербурге прозвучат сирены, оповещающие о сигнале тревоги под названием: «Внимание всем!». Читать полностью

Уральский след под землей

Непривычно выглядит переход между станциями метро «Владимирская» и «Достоевская». Стены его облицованы металлическими листами. Здесь идет капитальный ремонт... Читать полностью

Футбол заиграл цветами

Конечно, горожане заметили и оценили, что нынешним летом улицы, сады и парки Петербурга украсило, как никогда, много цветов. Читать полностью

Городская хроника 21 августа 2017

Сегодня в выпуске:
«Сортавала» станет проезжей...
На зеленой ветке - бесплатный Wi-Fi...
Что ждет Мальцевский рынок?..
И другие новости. Читать полностью
Реклама
Пулковская вводит мораторий | ФОТО Александра ДРОЗДОВА

ФОТО Александра ДРОЗДОВА

Обсерватория провела инвентаризацию прежних согласований на строительство в своей защитной зоне и принципиально изменила отношения с застройщиками. Как пояснили, раньше научное учреждение исходило из, условно, «презумпции невиновности» застройщика, теперь отправная точка – «презумпция виновности».

Ученый совет Главной астрономической обсерватории РАН принял решение больше не согласовывать проекты прежним способом, когда ГАО РАН выдвигала условия, которые застройщик должен был соблюсти. «Способ» привел к тому, что сейчас в документах на строительство в защитной зоне обсерватории обнаруживают даже неопознанные объекты – разве что не летающие.

Инвентаризация

Последний ученый совет в ГАО РАН начинался вроде бы празднично: 60 лет 26-дюймовому рефрактору. По наблюдениям «старичок» фигурирует в мировых рейтингах. Но вот снимок августа 2015 года, Туманность Кольцо: как бы внутри «кольца» – крохотная точка. Белый карлик 15-й звездной величины. «Если защитная зона будет застраиваться нынешними темпами, мы не сможем наблюдать такие объекты», – констатировали астрономы, члены рабочей группы по астроклимату.

Рабочая группа была создана несколько месяцев назад – отследить, «как поживают» согласованные прежней дирекцией объекты (сейчас экс-директор А. В. Степанов – научный руководитель обсерватории).

К тому времени стала уже ощутима «миопия»: город по-хозяйски обосновывается в 3-километровой защитной зоне вокруг учреждения и ослепляет все больше.

В 1945 году, когда Пулковская была еще в руинах, Совнарком распорядился: в 3-километровой зоне вокруг обсерватории запретить промышленное и крупное жилищное строительство. Прочее строительство согласовывать с дирекцией обсерватории. Как ни удивительно, этот документ 71-летней давности до сих пор действующий. Просто не выполняется. Что тоже, оказывается, неудивительно. Механизм такой: застройщик подавал обсерватории на согласование проект планировки территории (ППТ); конечно, в нем обозначены будущие объекты, а застройщику обсерватория ставила условия – по этажности, засветке, вибрации, теплу и много чему еще. Но потом ученые растерянно наблюдали в реальности то, чего на бумаге не было.

Секретарь рабочей группы Елена Рощина (зав. лабораторией астрометрии) приводит пример: застройщик божился позаботиться об охране астроклимата и соблюсти все оговоренные условия – потом обнаружилось, что он понятия не имеет, что такое световое загрязнение.

Для справки: световое загрязнение – это то, что выдворит петербургскую обсерваторию из участников международных проектов и переведет в разряд, по существу, музейных.

– Как показывает практика, ППТ никогда полностью не соответствует тому, что возникает фактически, – говорит инженер лаборатории и член рабочей группы Александр Шумилов (он трудится и на строительных объектах города, так что в курсе). – К примеру, заявленная малоэтажная застройка может оказаться вовсе не малоэтажной.

В скобках: по современному определению все, что выше четырех этажей, – уже не малоэтажки. Скажем, застраивающиеся кварталы «Царскосельских холмов» выше оговоренных когда-то восьми метров. Мало того, прежде согласованные участки земли продавались и перепродавались, и что там удумает возвести новый хозяин, бог знает (эти объекты и называют «неопознанными», «неустановленными»).

Контрольным выстрелом стала новость: оговоренные с застройщиками условия вообще-то ничего и не значат.

– До сих пор обсерватория согласовывала проекты, полагая, что контроль за соблюдением условий будет осуществляться уполномоченными органами, – пояснил нынешний врио директора Юрий Наговицын.

Но, продолжает ученый, эти условия даже не вносятся в Информационную систему обеспечения градостроительной деятельности (ИСОГД) и не контролируются.

Самострой

Однако сейчас у ГАО РАН на руках карты, с которыми уже можно играть. А именно – исчерпывающий ответ из комитета по градостроительству и архитектуре (КГА), ставящий все с головы на ноги.

Письмо # 212 от 22 марта 2016 года: проект планировки территории, «оказывается», вовсе не основание для размещения объекта капитального строительства. Потому что ППТ не определяет «архитектурные, функционально-технологические, конструктивные и инженерно-технические решения» (как велит ч. 2 ст. 48 ГрК РФ). А согласованию с обсерваторией подлежит – внимание! – проектная документация с детальным описанием всех объектов.

Еще раз внимание: на согласование обсерватории была подана проектная документация всего одного проекта.

А строительство полным ходом идет на всех участках.

– Что же это получается? Строительство идет в нарушение текущего законодательства? – комментирует Шумилов. – Тогда, по российским законам, это подпадает под определение «самострой», ст. 222 ГрК РФ.

Ну и дальше что?

Хороший вопрос. Пулковская обсерватория уже решилась создать прецедент: отозвала прежнее согласование по «Планетограду» – «из-за грубого нарушения»: удивительным образом в ППТ фигурировал объект, которого в защитной зоне быть не может по определению. Промышленный. Но это ППТ; повторим, он по большому счету значения не имеет.

Сейчас обсерватория направляет в КГА просьбы «не продлевать разрешение на разработку документации по планировке территории» по другим проектам. Однако Юрий Наговицын предвидит судебные разбирательства. Пока суд да дело – дома будут строиться. А после решения суда, что, начнут перестраиваться, чтобы удовлетворять нормам?

– 222-я статья, вообще говоря, работает, – утверждает Александр Шумилов. – Например, большую часть исков по этой статье Госстройнадзор выписал за возведение многоквартирных домов на участках для индивидуального жилищного строительства. Почему таким искам не работать и в других случаях самостроя? Государственный механизм хоть с большим отставанием, хоть и после того как застройщики успевают построить здания, но срабатывает.

...Рабочую группу по астроклимату следовало бы создать раньше. Проволочку дирекция поясняет тем, что «когда-то объекты были одиночные – это сейчас, простите, все как с цепи сорвались».

Состоит комиссия из ученых самой обсерватории. То есть пять месяцев они не столько в телескопы смотрели, сколько ломали глаза, изучая документацию, – это притом что от научных обязательств («пулковские» участвуют в российских и мировых проектах) их никто не освобождал.

– ГАО РАН считает невозможным согласовывать проекты, хоть как-то угрожающие астроклимату, – подытоживает Юрий Наговицын. – Мы все более и более становимся реалистами.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook