Главная городская газета

И справедливость торжествует

Искусство как зеркало правосудия

332
Последние материалы Общество

Рекрутинг в погонах

Дорога к приметному зданию с полукруглым фасадом ведет мимо памятника Грибоедову. При желании, вспомнив крылатую фразу поэта «Служить бы рад, прислуживаться тошно...», тут можно усмотреть некий символический знак... Читать полностью

С миру - по капле

Здание Городской станции переливания крови знакомо многим горожанам. Этому медицинскому учреждению исполнилось 65 лет. Ежедневно сюда приходят около 200 человек, для которых помощь ближнему не просто слова. Читать полностью

Согласовали? Отозвать

Напомним, в конце 2016-го стало известно, что директор обсерватории Назар Исханов согласовал строительство в защитной зоне обсерватории части жилого комплекса «Планетоград», не посвятив в это ученый совет... Читать полностью
И справедливость торжествует |

На троне восседает мудрый царь Соломон. Перед ним _ стражник с поднятым мечом. Другой стражник держит за ножку маленького ребенка. Соломон, решив проверить, кто из претендующих на него двух женщин настоящая мать, приказывает разрубить ребенка пополам. И тогда одна из женщин кричит: «Да! Пусть лучше он не достанется никому!», а другая: «Нет, нет, лучше отдайте ребенка ей!». Разумеется, последнюю Соломон признает настоящей матерью. Сюжет этот, изображенный на картине знаменитого итальянского художника ХVI века Андреа Мантеньи, один из многих, входящих в удивительную и, прямо скажем, неожиданную книгу «Искусство видеть право». Напечатана она в Италии специально для IV Санкт-Петербургского международного юридического форума.

Все, что относится к вопросам сугубо юридическим, обыденное сознание, как правило, считает скучным и не всем доступным. Между тем едва человечество начало создавать систему права (а сделало оно это чуть ли не сразу при появлении на свет), как тут же принялось популяризировать все связанные с ним процедуры. Великолепно выполненное издание открывает древнеегипетский папирус из Книги мертвых с изображением суда Осириса над умершим. Мысль о справедливости хоть не на этом, так на том свете, как видим, отнюдь не нова. И мировое искусство исправно отражает ее веками в тысячах разных вариантов.

Весы _ символ, как мы бы сейчас сказали, состязательности судебного процесса _ обитатели Олимпа вручили жене Зевса Фемиде. Повязка на глазах свидетельствует о ее объективности. Ее сын Прометей дал людям огонь, а они в знак «благодарности» приковали его к скале. И от орла, клюющего печень, всемогущая, но, видимо, очень принципиальная мамаша его не спасла.

Самый знаменитый суд в истории человечества состоялся в Иерусалиме без малого две тысячи лет назад. Римский прокуратор Понтий Пилат, утвердивший приговор иудейского суда _ синедриона, прекрасно понимал, что он несправедлив, но, не желая обострять отношения с местной элитой, благоразумно отошел в сторону, умыл руки и сказал: «Делайте с ним что хотите». Сюжет этот живописцы разных времен и разных стран за прошедшие тысячелетия обыграли бессчетное количество раз.

Приговоренный к смерти на кресте, однако, чудесным образом спасся, и с тех пор миллиарды людей считают его символом воплощенной справедливости. И все, что ни делают (порой даже вовсе несправедливое и даже жестокое), провозглашают вершащимся от его имени.

Вот картина нидерландского художника ХV века Дирка Баутса «Правосудие императора Оттона III: казнь невиновного человека». Палач с мечом и отрубленной головой в руках, рядом _ обезглавленное тело. Через несколько страниц _ творение другого голландца Герарда Давида «Суд Камбиса, или Сдирание кожи с продажного судьи». Камбис _ персидский царь, а судья был пойман на взятке. Такие поучительные изображения, оказывается, в те времена украшали стены ратуш и судов.

Казни Марии Стюарт и Оливера Кромвеля. Галилей перед судом инквизиции. Допрос Жанны д,Арк Генри Бофортом, кардиналом Уичестерским. И бесконечное количество воплощений Правосудия, Милосердия, Справедливости в виде обольстительных женщин с весами и мечом.
Поближе к нашим временам, однако, пиетет перед служителями закона заметно слабеет. Судьи, адвокаты, нотариусы изображаются во все более неприглядном виде. А английский художник ХIХ века Эдвин Генри Ландсир изобразил суд присяжных в виде сборища... дрессированных собачек.
Емелька Пугачев в клетке. Нюрнбергский процесс. Суд над прогульщиком _ разумеется, советским. Эпохи, набросанные грубыми мазками. Справедливость торжествует.

Финал открыт _ на последней странице полотно Рогира ван дер Вейдена «Страшный суд». Это уж кто во что верит и кто как понимает. Впрочем, можно не верить, но жить все-таки так, как будто этот суд неизбежен.
0073