Главная городская газета

Второй раунд девальвации

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Экономика

Межтопэнергобанк убрали с рынка

Банк России сообщил об отзыве лицензии у кредитной организации Акционерный коммерческий межрегиональный топливно-энергетический банк - ПАО «Межтопэнергобанк». Читать полностью

Капиталы уезжают

Индекс РТС начал минувшую неделю на 998,3 пункта, а закончил ее на 1044,3 пункта. Недельный максимум 1045,4 пункта зафиксирован в пятницу. Читать полностью

Банкиров «построили»

На XXVI Международном финансовом конгрессе в Петербурге Читать полностью

О добыче невидимых денег

Выдуманная компьютерщиками валюта дорожает на глазах Читать полностью

Пластик вернулся из Китая

В 1961 году в Ленинграде был проведен эксперимент по возведению пластмассового дома. 1960-е стали апофеозом популярности пластика - самого инновационного по тем временам материала. Читать полностью

Рубль оторвался от нефти

Как это повлияет на курс национальной валюты? Читать полностью
Реклама
Второй раунд девальвации |   Динамика котировок основных валют прекрасно заменила россиянам телесериалы. Так же затянуто, но держит в напряжении: стремительная девальвация может за день-два сделать нас «чуточку беднее».<br>ФОТО Артема ГЕОДАКЯНА/ТАСС

Динамика котировок основных валют прекрасно заменила россиянам телесериалы. Так же затянуто, но держит в напряжении: стремительная девальвация может за день-два сделать нас «чуточку беднее».
ФОТО Артема ГЕОДАКЯНА/ТАСС

Экономика России застыла в «мертвой точке»: рубль окреп, котировки нефти растут, однако производство падает, покупательский спрос населения снижается, банки ужесточают требования к заемщикам. Куда качнется финансовый маятник – в сторону стабилизации или кризиса? Об этом активно дискутируют ученые-экономисты и практики-хозяйственники. Сегодня о выборе модели развития нашей страны и о том, ослабнет ли рубль в дальнейшем, обозревателю газеты Алексею МИРОНОВУ рассказала главный экономист Альфа-Банка Наталия ОРЛОВА.

– Наталия Владимировна, как бы вы описали текущую ситуацию в отечественной экономике?

– Экономика России растет крайне медленно, а в 2015 году специалисты ожидают даже падения. Но темпы развития замедлялись задолго до этого. После кризисного 2009 года наша экономика наращивала обороты на 4% в год, но уже в докризисном 2013-м темпы снизились до 1%.

Фундаментальная проблема: исчерпалась традиционная модель роста, а причина тому – структурные ограничения. Первое из них – пределы по загрузке мощностей. Максимум был зафиксирован в 2008 году (66%), сейчас мы вновь приблизились к этому уровню. Второе – сокращение численности молодого поколения (до 20 лет) на 14 миллионов человек с 1989 года.

В 2014-м на эти два фактора наложилась новая проблема – рост стоимости капиталов. Из-за зарубежных санкций для российских заемщиков закрылись международные рынки, поэтому выросла цена заимствований.

Я не исключаю, что еврозона смягчит ограничения: старые санкции ЕС истекут и продлеваться не будут. Тогда каждая страна сама примет решение: например, Греция отменит, Германия оставит санкции. Но США оставят ограничения точно. Так что более высокая стоимость денег – новая реальность для российской экономики.


– И после этого мы заживем, как в «тучные» годы?

– Смотря что под этим понимать. Но подвижки к улучшению будут. Например, повышение доходности российских компаний будет стимулировать капиталовложения. Еще недавно все беспокоились по поводу снижения кредитных рейтингов России и того, что международные агентства относят обязательства РФ (страны, ее частей и корпораций) не к инвестиционному, а к спекулятивному классу. Теперь многих инвесторов это уже не смущает. Даже, наоборот, привлекает, в чем нет парадокса. В Россию вкладывают из-за высокой доходности активов, ведь у развитых стран доходность по облигациям и депозитам минимальная, а в некоторых странах – даже отрицательная.

Укрепление валютного курса благоприятно скажется на капитальном счете России (одном из элементов платежного баланса страны. – А. М.). Возможно, благодаря иностранным инвестициям отток капитала из России в 2015 году будет ниже 100 млрд долларов.


– Какую модель роста выбрала страна?

– В последние годы реализовалась модель «потребление против инвестиций». Это значит, что рост обеспечивали домохозяйства, наращивая свои расходы: они покупали товары, услуги. В 2014 году произошел перелом, поскольку население стало беднее из-за девальвации.

Чтобы поддержать уровень жизни хотя бы на текущем уровне, государству необходимо запустить инвестиционный рост. Если этого достичь не удастся, поддерживать тот уровень доходов, к которому население привыкло за последние годы, будет затруднительно.


– В прошлом году активно критиковали рост ключевой ставки ЦБ, как теперь вы оцениваете действия мегарегулятора?

– Стратегия выбрана Центробанком правильная: нельзя тратить резервы на искусственное поддержание курса рубля. Фундаментальная стоимость валюты определяется потенциалом роста (а он у нас сокращается под воздействием структурных ограничений) и условиями торговли (то есть ценой на нефть, а она тоже снижалась). Оба эти фактора говорили в пользу девальвации.

Но вот тактика ЦБ оставляет вопросы. Когда пошли слухи о введении валютного контроля, их вовремя не купировали. В итоге на финансовом рынке началась паника в ожидании дефицита валюты в IV квартале 2014 года. Доллар и евро резко подорожали. Официальные заявления, что ограничений не будет, Центробанк сделал лишь в конце октября. Но время уже было потеряно.

Потом произошла ротация команды заместителей председателя ЦБ, сменился приоритет монетарной политики. Если в 2014-м им была борьба с инфляцией, то в 2015-м приоритетом стала поддержка экономического роста, даже несмотря на то что инфляция достигла 17% в годовом выражении.


– Почему девальвация стала неизбежной?

– Эта была расплата за низкую производительность труда в России. У всех стран сейчас вилка решений: или повышать эффективность предприятий через инвестиции в новые технологии (так сделала Швейцария, чей франк вырос против основных мировых валют), или девальвировать национальную валюту. Россия пока не может ускорить экономический рост, поэтому вынуждена согласиться на ослабление рубля. Хотя ЦБ пытался минимизировать давление на курс повышением ставки, все равно рубль в 2014 году обесценился значительно.

В перспективе динамика валютного курса в условиях сохранения низких темпов роста экономики будет определяться уровнем инфляции. В этом смысле мое беспокойство связано с тем, что бюджетная политика по-прежнему выглядит как экспансивная и будет поддерживать относительно высокий уровень инфляции.

Это связано, во-первых, с высоким уровнем накопленных социальных обязательств – они сейчас составляют около 60% расходов консолидированного бюджета. Во-вторых, с недавнего времени стали расти и расходы на оборону, они тоже будут воздействовать на уровень цен в экономике.


– Рубль, по вашей оценке, недооценен или переоценен?

– Сейчас рубль выглядит «перепроданным». Сравним с валютами государств группы БРИКС (и похожими странами – например, с Мексикой), а также с нефтяными валютами (Норвегия). В 2014 году рубль упал сильнее, чем деньги этих стран. Так что рубль сейчас имеет потенциал укрепления.

В марте мы подготовили фундаментальные расчеты по развитию событий на валютном рынке. Так, при 60 долларах за баррель нефти справедливое соотношение – 55 рублей за доллар.

Я жду укрепления рубля до середины 2016 года, ближе к выборам. Начнется рост социальных расходов, гражданам нужно будет компенсировать инфляционные потери. Если к тому времени не произойдет прорыв в структурных реформах, последует новый раунд девальвации. Хотя, может быть, нефть будет к тому времени опять стоить дорого, и тогда относительно дорогой рубль простоит подольше.


– Почему же Россия не делает так, как инвестиционно привлекательная Швейцария?

– Нам нужны точки роста – развивающаяся промышленность. А у нас реальный сектор зарегулирован так, что уже не в состоянии стать локомотивом роста национальной экономики. На мой взгляд, государство должно сократить свое присутствие в экономике. Сейчас госсектор обеспечивает 30% занятости – это многовато для рыночной системы. Частный сектор вынужден конкурировать с чиновниками за трудовые ресурсы, которые поглотило государство.

Кроме того, необходимо контролировать траты государства. Рост социальных расходов и увеличение расходов на оборону – это большое бремя для бюджета. Такие расходы будет невозможно сократить, а в условиях отсутствия экономического роста наращивать доходную базу бюджету будет непросто.

Для стимулирования роста необходима поддержка мелкого бизнеса. В экономике России его доля очень низка – вклад мелких и средних компаний в ВВП составляет где-то 15 – 20%. А ведь именно эти игроки наиболее динамичны и способны обеспечить рост экономики.


– Некоторые экономисты любят сравнивать нынешнюю жизнь с прежней. При СССР рост экономики был ведь выше...

– Статистика по СССР не отражала реалий. Как оценивать строительство завода, который мог работать только вне рынка? Есть ретроспективные расчеты, согласно которым падение советского ВВП к 1990-м годам составляло до 5%. Замедление темпов роста отмечалось уже с начала 1980-х.

Конечно, никто не предполагал, что экономический кризис приведет к развалу страны, но тенденции к затуханию роста народного хозяйства были очевидны. Экономические модели роста со временем исчерпывают себя. И если вовремя не обратить на это внимание, потом приходится решать проблемы в экстренном порядке.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook