Главная городская газета

Пайщики «Семейного капитала» надеются вернуть хотя бы часть денег

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Экономика

Тупиковая ветвь эволюции

Почему железнодорожные вокзалы северной столицы рано загонять на окраины Читать полностью

Нелегкий выбор Поднебесной

Зачем народный банк Китая потратил на валютные интервенции около 1 трлн долларов Читать полностью

Банк банкротит бывшего хозяина

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области решил ввести наблюдение в АО «ИТБ Холдинг» («Инвестиционный торговый бизнес холдинг»). Читать полностью

Жертвы «долевки»

Весеннее тепло пробудило не только ростки будущего подъема экономики России и мира, но и новые риски. С ними столкнулись все - от президентов до участников долевого строительства, от скупщиков золота до чиновников. Читать полностью

«Кому-то же еще хуже...»

Как вы думаете, сколько людей жертвует на благотворительность? По данным Фонда поддержки и развития филантропии КАФ, около 50% взрослого городского населения. Читать полностью
Пайщики «Семейного капитала» надеются вернуть хотя бы часть денег  | РИСУНОК Николая ВОРОНЦОВА

РИСУНОК Николая ВОРОНЦОВА

История падения кредитного потребительского кооператива (КПК) «Семейный капитал» еще не завершена, хотя организация и объявлена несостоятельным должником. Тысячи ее рядовых членов-пайщиков, а в подавляющем большинстве это пенсионеры, пока надеются вернуть хотя бы часть вложенных в банкрота средств.

Буренка нам доход дает

История кредитного потребительского кооператива, слава о котором вышла уже за пределы северной столицы, началась в 2011 году. По данным сайта «Картотека.ру», учредили его пять граждан. Среди них – Игорь Николаевич Белоусов, который возглавил организацию в должности «председатель правления» и до сих пор состоит в учредителях (сейчас их осталось всего двое).

Белоусов сообщает о себе в Интернете, что он родился в 1963-м, играет в шашки и на баяне, бывший офицер Советской армии, а с 1991 г. «успешный российский бизнесмен». Плюс кандидат экономических наук. «Несколько раз разорялся до нуля. Последний раз – в кризисном 1998 году», – пишет о себе бизнесмен. О банкротстве КПК, которое случилось в 2016-м, он не упоминает.

Дополним информацию данными из «Картотеки.ру». Раньше наш герой носил фамилию Васянович, но ведь меняют фамилии не только женщины. По сведениям того же сайта, И. Белоусов учредил ряд юрлиц, но это тоже частое явление.

КПК «Семейный капитал» объявил, что его цель – подъем отечественного сельхозпроизводства. Строительство и хозяйствование на собственных фермах, переработка молока, развертывание торговой сети, где покупателям предлагались бы экологически чистые отечественные продукты. На сайте кооператива до сих пор висит предложение стать соинвестором молочно-товарной фермы – обещают годовую рентабельность до 50,18% годовых на вложенный капитал.

Если бы КПК стал действовать на средства своих учредителей или кредиты банков, то все было бы просто. Расцвело бы дело Белоусова и его соучредителей – искали бы мы их в списках миллиардеров. Прогорело бы – ну пришлось бы им еще раз начать все с нуля.

Проблема в том, что КПК стал привлекать деньги населения, обещая людям проценты, которые были в полтора-два раза выше банковских. Судя по рассказам пострадавших и записям в Интернете, по займам (слово «вклад» имеют право использовать только банки) пару лет назад обещали по 18 – 28% годовых по разным программам.

Пирамида или нет?

На первый взгляд, закон соблюдался. Взрослый здоровый на голову гражданин имеет право стать членом кооператива, внести в него деньги.

С одной стороны, если ваш бизнес устойчиво приносит 50% годовых, то, занимая под 30%, вы все равно в плюсе. С другой — для любого финансового менеджера деньги это тоже товар. И он стремится купить этот товар дешевле, а значит, занять под меньший процент. Процент по вкладу или займу это не благодарность, а плата за ресурс.

Государство поддерживает отечественных производителей на селе льготными кредитами. Коммерческие банки при наличии вменяемых залогов (земля, оборудование) и понятных бизнес-планов выдают кредиты на гораздо более щадящих условиях. По ряду признаков (высокие проценты, метод вербовки членов) данный КПК действительно похож на финансовую пирамиду. Но мало ли кто на кого похож...

А вот пенсионеры вкладывали свои кровные, никак фактически не проверяя, чем же обеспечены обещания Белоусова. Их катали на фермы и молокозаводы, они видели фирменные магазины в самых разных районах Петербурга (один из таких магазинов недолго проработал через дом от нашей редакции). Но многие ли из людей задумывались, кому на самом деле по документам принадлежат эти активы? В этих магазинах молоко или сметана продавались со специальными скидками «только для членов КПК».

Члены кооператива вовлекали в свою деятельность соседей, что было выгодно: за каждого приведенного нового члена человек, который его сагитировал, получал подарки. Об этом рассказали члены инициативной группы пострадавших, пришедшие в нашу редакцию.

В конце 2015 года у КПК начались проблемы. Приказом от 31.12.2015 г. Банка России – а именно он надзирает за кредитными кооперативами – «в связи с неисполнением обязанности по уплате обязательных платежей в установленный законодательством срок, а также установленными фактами неоднократного нарушения финансовых нормативов» в «Семейном капитале» была назначена временная администрация. Она провела анализ организации. Вывод, который сделала временная администрация, – платежеспособность кооператива восстановить невозможно. Последовало обращение в суд.

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области, несмотря на возражения И. Белоусова, согласился с этим выводом и 17 августа 2016 г. признал кооператив банкротом. Открыто конкурсное производство, управляющим назначен Даниил Федичев.

На СРО и НПО

Весной прошлого года среди пайщиков началась странная активность. Их, и многих небезуспешно, стали агитировать вступить в НПО «Семейный капитал». НПО – значит «некоммерческое потребительское общество». Обратите внимание: это разные юридические лица. По данным сайта «Картотека.ру», учредили его шесть граждан. Игорь Николаевич Белоусов значится в нем председателем совета, в составе учредителей его нет.

Неформальный лидер инициативной группы Галина Сикорская признает, что тогда многих людей «запугивали потерей денег» и «вынудили» отказаться от претензий к КПК, обменять договор займа с ним на взнос в НПО. При этом их положение явно ухудшалось – ведь у займа есть конечный срок расплаты. При его несоблюдении можно обращаться в суд, требовать банкротства.

Судя по тому, что говорят согласившиеся на обмен пайщики, теперь у них нет даже этого права.

«Возбуждено уголовное дело, но мы боимся, что люди, которым мы отдавали сбережения (а есть люди, которые продавали полученные по наследству квартиры и вкладывали все в кооператив), останутся без расплаты», – говорят в инициативной группе.

При этом на сайте «Семейного капитала» до сих пор сообщается: «Мы продолжаем работу, несмотря на все трудности. Шаг за шагом мы движемся к восстановлению нашего с вами общего дела. И сейчас, как никогда, нам нужна ваша поддержка. Вы можете поддержать кооператив, приняв участие в новой программе «Поддержка». Собранные средства пойдут на обеспечение жизни кооператива: заработную и арендную плату, содержание офисов, обеспечение «горячей линии» и прочие расходы, без которых немыслима работа любой организации. Для этого вы можете внести сумму от 500 рублей. Наша благодарность составит 11% годовых».

Невольно вспомнилась классика советского юмора: «Размеры моей благодарности будут безграничны в пределах разумного». Впрочем, НПО «Семейный капитал» никто еще работать не запретил.

Еще одна любопытная деталь: КПК «Семейный капитал» состоял в саморегулируемой организации (СРО) кредитных кооперативов «Союзмикрофинанс». Генеральный директор СРО Евгений Виреховский говорит, что перед объявлением суда о банкротстве КПК ряды организации покинул, а потому комментариев по ситуации в ней сейчас дать не может.

Почем дырка от бублика

Евгений Виреховский признает, что по состоянию на 31.12.2015 г. валюта баланса кооператива составляла 4,6 млрд руб. Цифрами, когда кооператив состоял в СРО, наш эксперт располагает. В первые месяцы прошлого года шел переход людей в НПО. Задолженность перед гражданами за январь-февраль 2016-го упала на 1,6 млрд руб. Количество пайщиков снизилось с 17,7 тыс. до 10,1 тысячи.

Надо сказать, что у этого КПК помимо петербургского было 50 (!) филиалов в самых разных частях России: от Москвы до Барнаула, от Астрахани до Красноярска. И со всех мест доходят тревожные сигналы.

Связаться с г-ном Белоусовым мне не удалось. Впрочем, как считают вкладчики его «правая рука», Дмитрий Ушаков на мой запрос ответил: «Я работал в КПК «Семейный капитал» в должности директора с конца ноября 2015-го, а с 13.01.2016 г. мои полномочия так же были приостановлены, как и председателя правления Белоусова И. Н. Все, что я пишу, является, конечно же, только моим мнением, а не официальной позицией какой-либо организации или другого физического лица. Причиной кризиса послужила банальная паника среди пайщиков, связанная с введением в КПК «Семейный капитал» временной администрации. Началом послужил сначала пущенный кем-то слух о том, что КПК «Семейный капитал» банкрот».

Далее Ушаков подробно указывает на недостатки в работе представителей Банка России и руководителя временной администрации Олеси Романчук. Потому подача ею заявления о банкротстве вполне закономерный итог работы руководителя КПК «Семейный капитал».

«Несмотря на непростую финансовую обстановку в России в конце 2015 года, что не могло на кооперативе не отразиться, данный КПК работал и банкротиться не собирался. За четыре месяца своего руководства Романчук О. В. при помощи привлеченных ею представителей и наблюдателей ЦБ РФ довела КПК до банкротства», – считает заместитель генерального директора ООО «УК «Семейный капитал» Дмитрий Ушаков.

Зареестровые кредиторы

Конкурсный управляющий Даниил Федичев сообщил нам, что проведенный им анализ финансовой деятельности указывает на признаки уголовного преступления в банкротстве КПК. Соответствующее предложение направлено им по надлежащему адресу.

Поясним: учредителя или руководителя организации нельзя судить только за то, что она потерпела крах. Но вот если они намеренно вели ее к банкротству, выводили активы, то другое дело. Впрочем, презумпцию невиновности еще никто не отменял и мнение Даниила Федичева без приговора суда – лишь его экспертное суждение.

«Сейчас в реестре кредиторов 510 человек, правда, есть еще «сомнительные» кредиторы (например, человек подписал документы, что «перешел» в НПО), если они докажут свои претензии, то их число увеличится до 777 человек», – сообщил управляющий.

А как же тысячи от столицы до окраин? Увы, эти люди не заявили о своих правах в суде. «После объявления о банкротстве у человека есть два месяца, – рассказал адвокат Алексей Люкшин. – Если пропустить этот срок, то попадешь в «зареестровые кредиторы», а их надежды получить хоть что-то совсем призрачные».

«Хоть КПК и вышел из СРО «Союзмикрофинанс» за один день до банкротства, можно рассчитывать на компенсацию из фонда этой СРО. Но на один кооператив может быть выделено не более 5% фонда его организации, а в данном случае это около 1,5 млн рублей», – резюмирует Даниил Федичев.

Пока масса имущества банкрота «не сформирована», о видах на спасение денег говорить рано. Ну а тем временем в полуподвале на Садовой улице – в последнем офисе «Семейного капитала» – собираются люди. Те, кто еще надеется хоть на какую-то компенсацию своих потерь.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook