Главная городская газета

Неэластичные предложения

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Экономика

Тупиковая ветвь эволюции

Почему железнодорожные вокзалы северной столицы рано загонять на окраины Читать полностью

Нелегкий выбор Поднебесной

Зачем народный банк Китая потратил на валютные интервенции около 1 трлн долларов Читать полностью

Банк банкротит бывшего хозяина

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области решил ввести наблюдение в АО «ИТБ Холдинг» («Инвестиционный торговый бизнес холдинг»). Читать полностью

Жертвы «долевки»

Весеннее тепло пробудило не только ростки будущего подъема экономики России и мира, но и новые риски. С ними столкнулись все - от президентов до участников долевого строительства, от скупщиков золота до чиновников. Читать полностью

«Кому-то же еще хуже...»

Как вы думаете, сколько людей жертвует на благотворительность? По данным Фонда поддержки и развития филантропии КАФ, около 50% взрослого городского населения. Читать полностью
Неэластичные предложения | Казалось бы, НДС напрямую граждан не касается. А ведь мы платим его каждый день, приходя за покупками в магазин. Чем выше ставка НДС, тем больше цены на товары. ФОТО Кирилла КУХМАРЫ/ТАСС

Казалось бы, НДС напрямую граждан не касается. А ведь мы платим его каждый день, приходя за покупками в магазин. Чем выше ставка НДС, тем больше цены на товары. ФОТО Кирилла КУХМАРЫ/ТАСС

Главной темой общественных дискуссий нынешней осенью стали предложения Минфина по налоговой реформе, которые «СПб ведомости» вкратце обрисовали в своих публикациях. Однако глава государства поставил точку в этом диспуте, введя налоговый мораторий до 2019 года. Впрочем, это не исключает изменение ставок податей и структуры распределения налогового бремени после указанного года. Риски от возможного увеличения налогов в беседе с заместителем главного редактора «СПб ведомостей» Александром ВЕРТЯЧИХ оценила профессор факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге Юлия ВЫМЯТНИНА.

- Юлия Викторовна, чем для экономики России может обернуться повышение НДС?

- Если это произойдет, то, безусловно, станет ударом по покупательной способности значительной части населения. А снижение покупательной способности (т. е. спроса) граждан рикошетом ударит по бизнесу. НДС по сниженной ставке 10% применяется к таким категориям товаров, как мясо, молоко и молочные продукты, сахар, соль, хлеб, крупы, рыба, овощи - т. е. к значительному списку товаров, составляющих продуктовую корзину.

Согласно последним отчетам Росстата, удельный вес продуктовой корзины в той корзине товаров и услуг, по которой рассчитывается инфляция, составляет около 37%. Увеличение НДС по продовольствию с 10 до 18% приведет к очередному витку роста цен на эти товары - мы не можем отказаться от покупки продовольствия, хотя многие, видимо, перейдут на покупку товаров и услуг более низкого качества. Следовательно, будет разгоняться и инфляция.

- Чем опасна отмена льготной ставки по НДС для россиян?

- Льготная ставка по НДС применяется также к внушительному списку товаров для детей (одежда, обувь, товары для школы). Спрос на эти товары тоже неэластичен (детей нужно одевать, обувать и водить в школу), поэтому и здесь повышение ставки НДС ударит в первую очередь по потребителям. Люди станут покупать менее качественные товары.

Кроме того, льготная ставка НДС распространяется на периодические печатные издания, некоторые медицинские товары, услуги по перевозке пассажиров и багажа воздушным и железнодорожным транспортом. Повышение НДС по льготным категориям товаров снизит доступность их для граждан, а печатные СМИ может поставить на грань выживания.

Если посмотреть на товары и услуги, по которым применяется льготная ставка 0%, то к ним относятся, например, перевозка пассажиров в железнодорожном сообщении, перевозка пассажиров и багажа за пределы РФ. Очевидно, что повышение ставки по этим услугам также ударит по благосостоянию граждан.

- Как может отразиться описанная выше реформация НДС на бизнесе?

- Во-первых, это приведет к удорожанию товаров и услуг, что означает рост цен на эти товары и услуги и, как мы обсудили выше, снижение платежеспособного спроса на них. Меньше спрос - меньше выпуск, что означает потенциальное продолжение стагнации.

Во-вторых, общий рост цен, который произойдет вследствие повышения ставки по НДС (т. е. рост инфляции), означает, что инфляция становится менее прогнозируемой. Это приводит к тому, что горизонт планирования снижается, уменьшаются инвестиции. Если бы предложения Минфина были реализованы прямо сейчас, то Банк России столкнулся бы с невозможностью снижать дальше ключевую ставку, и цель по инфляции - 4% к концу 2017 г. - оказалась бы под угрозой. Это затруднило бы кредитование бизнеса и застопорило развитие экономики страны.

Наконец, часть льготных ставок по НДС относится к некоторым экспортируемым товарам, международной транспортировке товаров (включая поставки по нефте- и газопроводам), товары и услуги в области космической деятельности, международные поставки судов и т. п. При отмене льготной ставки НДС в этих областях также вырастут затраты на производство продукции, и не факт, что их можно будет переложить на потребителей, т. к. такие товары и услуги, как правило, поставляются в рамках долгосрочных контрактов. Это создаст дополнительные сложности для ведения бизнеса в данных отраслях.

- Целесообразно ли в среднесрочной перспективе увеличивать отчисления от фонда оплаты труда в социальные фонды?

- В России уровень безработицы достаточно низкий (по официальным данным, менее 6%). Для сравнения: столько же было перед кризисом 2008 г., до этого безработица была выше. При всех несовершенствах расчета данного показателя это означает, что трудоспособное население в целом занято.

Рост начислений на фонд оплаты труда заставит работодателей оптимизировать работу с кадрами. Зачастую в России под словом «оптимизация» понимается сокращение кадров без увеличения заработной платы оставшимся. Усилится роль теневого сегмента рынка труда. Обе эти тенденции в итоге могут привести к снижению собираемости взносов.

Кроме того, даже один процентный пункт роста налогов и взносов может вынудить небольшой бизнес снизить численность официально занятых. Для работников откроется перспектива «выдавливания» в сферу нерегулируемых трудовых отношений, что означает незащищенность от обмана работодателем, отсутствие стажа, который пойдет в начисление пенсии, и т. п.

- Насколько реалистичны попытки изменить шкалу подоходного налога?

- Такие попытки, если они связаны с желанием взимать налоги по более высокой ставке с людей, имеющих высокие доходы, могут в целом дать рост налоговых поступлений. Важно, конечно, провести границу между теми, кто платит по текущей ставке 13%, и теми, кто будет платить по более высокой ставке (или системе ставок), достаточно аккуратно.

Люди, которые получают высокую «белую» зарплату, как правило, имеют и достаточно высокий статус. С одной стороны, это позволит им нанять адвоката, чтобы максимально учесть всевозможные налоговые вычеты. С другой стороны, это вряд ли позволит им уклоняться от налогов более серьезно.

Дыру в федеральном бюджете налог на доходы физлиц (НДФЛ) не поможет заткнуть - по действующему законодательству, 85% поступлений идут в региональный бюджет, остальное - в бюджеты муниципальных образований. Последние обсуждения НДФЛ, насколько мне известно, связаны с тем, чтобы обнулить НДФЛ для граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, но предоставляющих услуги физическим лицам. Речь идет о помощи по ведению домашнего хозяйства, репетиторстве, уходу за больными и престарелыми. Это может стать первым шагом в попытке легализации огромного теневого рынка таких услуг. Других упоминаний НДФЛ в последней доступной для анализа версии налоговой политики правительства на следующий год нет.

- Минфин предлагал также перераспределить часть денег, получаемых регионами по налогу на прибыль организаций, в пользу «бедных» регионов. Поможет ли это небогатым субъектам Федерации?

- Напомним, что предлагалось перераспределение дополнительного однопроцентного пункта налога на прибыль, поступающего в федеральный бюджет, в пользу самых проблемных регионов в течение пяти лет. Во-первых, это временная мера, некий сигнал «бедным» регионам, что нужно за пятилетку суметь оптимизировать бюджеты и привлечь инвестиции в экономику.

В то же время обозначение четких сроков перераспределения средств станет негативным сигналом потенциальным инвесторам. Спустя пять лет ситуация в регионе может измениться, что ударит по окупаемости инвестпроекта. По оценке экономиста Натальи Зубаревич, инвесторы и так относятся с большой осторожностью к вложениям в регионы. Поэтому устойчивости бюджетной системе России такая мера, на мой взгляд, не добавит.

- Чем же тогда может помочь правительство небогатым субъектам Федерации?

- Лучшее, что могло бы сделать в этом отношении федеральное правительство, - перестать давать популистские обещания, которые должны исполняться за счет региональных бюджетов. В идеале масштабные изменения в зарплатах бюджетников должны финансироваться из федерального же кармана, а не перекладываться на региональный уровень. Резервы «оптимизации» разного рода на местах уже исчерпаны.

Второе, чем может помочь федеральное правительство, - конвертировать долги региональных правительств. Зачастую кредиты взяты регионами в коммерческих банках под высокий процент, их можно перевести в некий условный долг федеральному правительству под низкий.

По оценке Минфина, сейчас 30% регионального долга приходится на банковские кредиты, общий объем региональной задолженности - 2,4 трлн руб. Если предположить ставку 13 - 14% годовых, то только процентов региональным бюджетам придется за год вернуть банкам в размере 91 - 98 млрд руб. Для понимания масштаба: это 20 - 22% доходов Петербурга и почти 400% доходов бюджета Псковской области.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook