Главная городская газета

Записки и выписки

553
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Последние материалы Культура

В Петербург придет французская весна

Вспомнить те времена, когда Россия говорила по-французски, можно в конце марта – начале апреля, когда в Петербурге пройдут события очередного фестиваля «Франкофония» – праздника французского языка и культуры. Читать полностью

Детские книжки на все времена

В Новом выставочном зале Музея городской скульптуры открылась выставка «10/10. Художники книги. Москва - Ленинград». Она проходит в рамках ежегодных Трауготовских чтений. Читать полностью
  • 09.01.2017
  • Василий Владимирский
  • |
  • Рубрика Культура
Записки и выписки | Иллюстрация Shai Halud/shutterstock.com

Иллюстрация Shai Halud/shutterstock.com

Нынешнее «Книгоедство» - третья книга Александра Етоева, в названии которой звучит этот двуединый авторский неологизм. Первое «Книгоедство» вышло в 2007 году в Новосибирске. Второе, «Экстремальное книгоедство» - в 2009-м в Москве. И, наконец, «Территория книгоедства» - в Петербурге на излете 2016-го. Так что же побудило включиться в эту игру издателей из разных уголков нашей страны?

Александр Етоев не входит в число патентованных мастеров бестселлеров: его постоянные читатели - люди нешумные, меланхоличные, не склонные к преувеличенным восторгам. Тем не менее в Петербурге Етоева ценят за роман «Человек из паутины», полтора десятка повестей и тридцать с лишним рассказов, приглашают в престижные антологии, награждают литературными премиями, от «Странника» до «Беляевки». В общем, не последний из наших литераторов, пусть всероссийская слава и обошла его стороной.

Особенно неравнодушен писатель к «нереалистической» прозе, уходящей корнями в наивную советскую фантастику 1930 - 1950-х, и к литературе для детей: в нулевых «Амфора» выпустила три его сказочные повести о супердевочке Уле Ляпиной - «Планета лысого брюнета», «Полосатая зебра в клеточку» и «Уля Ляпина против Ляли Хлюпиной». Но «Книгоедство» принадлежит совсем к другому жанру. Если уж раскладывать по полочкам, то место этой книги среди «записок и выписок»: почти как у Михаила Гаспарова, это «сплав дневниковых заметок, воспоминаний и литературно-критических эссе». За одним принципиальным исключением: дневники Етоева - сугубо книгочейские, записки на полях, мысли, которые пришли в голову за чтением книги, а иногда и двух-трех одновременно.

Надо сказать, круг чтения писателя отличается изрядным разнообразием и пестротой. Сегодня на столе у Етоева лежат «Запрещенные книги русских писателей и литературоведов» Арлена Блюма, завтра - «Лесные братья» Аркадия Гайдара или «Другие берега» Владимира Набокова, а послезавтра и вовсе «Загадки русского народа» под редакцией Дмитрия Садовникова. То же и со структурой книги: короткие заметки чередуются тут с развернутыми эссе, анекдоты - с манифестами, а теоретические выкладки получают неожиданное практическое воплощение.

Статьи выстроены в словарном порядке, от «А» («Авантюристы») до «Я» («Японские поэты»), но это, скорее, элемент игры: заметка «Военно-космические силы», например, целиком посвящена воспоминаниям автора о забавных эпизодах, приключившихся с ним во время учебы в Военмехе, а «Животноводство» - обмену эпиграммами с поэтом Геннадием Григорьевым.

Велико искушение сравнить «Книгоедство» с окрошкой, но, во-первых, это слишком банально, а во-вторых, книга Етоева устроена изобретательнее и сложнее, в ней перемешано гораздо больше вкусных и питательных ингредиентов, чем в традиционном блюде славянской кухни.

Байки из писательской и издательской жизни, перечни опечаток и документальные анекдоты, частью вычитанные в мемуарах, частью - услышанные от непосредственных участников. Глубоко личные воспоминания, всплывшие по ассоциации: например, история о воздушном шаре, на котором в 1970-х друзья писателя планировали бежать из СССР. Биографические очерки - о жизни и творчестве Михаила Зощенко, не нуждающегося в представлении, или Александра Козачинского, прославившегося одной-единственной повестью «Зеленый фургон». Обширные комментированные выписки из изданий вроде «Отечественного коневодства» В. Кожевникова и Д. Гуревича или газеты «Правда» за 13 апреля 1937 года. Признания в любви - к «Киму» Киплинга и «Суеру-Выеру» Коваля, Бабелю и Акутагаве, Сергею Носову и Павлу Крусанову. Неожиданные параллели между «Айболитом» Корнея Чуковского, «Лебедией будущего» Велимира Хлебникова и житиями святых. И так далее, и тому подобное.

Етоев не претендует на лавры первооткрывателя, но делает важное дело: показывает, как работает голова человека читающего - причем читающего много, вдумчиво и бессистемно. Понятно, чем очаровывают эти записки «книжных людей», таких же чудаков и чудиков, как автор, где бы те ни жили - в Питере, Москве, Новосибирске или Папуа - Новой Гвинее.

И напоследок еще одно наблюдение. Когда Александр Етоев хочет сделать комплимент человеку или тексту, он чаще всего использует два волшебных слова: «легкий» и «веселый». Для автора «Книгоедства» это самая лестная характеристика: «В небе грустно без воздушных шаров. Они нужны человечеству как воздух и как любовь», - пишет он в одной из своих программных статей. Именно так написана и его собственная книга - без натужности и тяжеловесности, легко, весело, свободно. Редкий шанс «подняться к небу и посмотреть с высоты на Землю. Увидеть те вещи, которые мы не видим, стоя здесь, на земле».

Александр Етоев. Территория книгоедства: Эссе. - СПб.: Лимбус Пресс, 2016.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

0016