Главная городская газета

Записки и выписки

301
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Последние материалы Культура

Среди сумрачных пейзажей

19 января на российские экраны выходит новый фильм Андрея Кончаловского «Рай». Читать полностью

Поклонники кукол

В Большом театре кукол появился БТК-клуб: для лекций, экскурсий, танцев, посиделок, капустников. Первыми членами клуба стали самые преданные театру зрители. Сертификаты, которые потом следует обменять на золотые карты. Читать полностью

Подиум зрелой красоты

Петербургские бренды объединились, чтобы стильно одеть старшее поколение Читать полностью
  • 09.01.2017
  • Василий Владимирский
  • |
  • Рубрика Культура
Записки и выписки | Иллюстрация Shai Halud/shutterstock.com

Иллюстрация Shai Halud/shutterstock.com

Нынешнее «Книгоедство» - третья книга Александра Етоева, в названии которой звучит этот двуединый авторский неологизм. Первое «Книгоедство» вышло в 2007 году в Новосибирске. Второе, «Экстремальное книгоедство» - в 2009-м в Москве. И, наконец, «Территория книгоедства» - в Петербурге на излете 2016-го. Так что же побудило включиться в эту игру издателей из разных уголков нашей страны?

Александр Етоев не входит в число патентованных мастеров бестселлеров: его постоянные читатели - люди нешумные, меланхоличные, не склонные к преувеличенным восторгам. Тем не менее в Петербурге Етоева ценят за роман «Человек из паутины», полтора десятка повестей и тридцать с лишним рассказов, приглашают в престижные антологии, награждают литературными премиями, от «Странника» до «Беляевки». В общем, не последний из наших литераторов, пусть всероссийская слава и обошла его стороной.

Особенно неравнодушен писатель к «нереалистической» прозе, уходящей корнями в наивную советскую фантастику 1930 - 1950-х, и к литературе для детей: в нулевых «Амфора» выпустила три его сказочные повести о супердевочке Уле Ляпиной - «Планета лысого брюнета», «Полосатая зебра в клеточку» и «Уля Ляпина против Ляли Хлюпиной». Но «Книгоедство» принадлежит совсем к другому жанру. Если уж раскладывать по полочкам, то место этой книги среди «записок и выписок»: почти как у Михаила Гаспарова, это «сплав дневниковых заметок, воспоминаний и литературно-критических эссе». За одним принципиальным исключением: дневники Етоева - сугубо книгочейские, записки на полях, мысли, которые пришли в голову за чтением книги, а иногда и двух-трех одновременно.

Надо сказать, круг чтения писателя отличается изрядным разнообразием и пестротой. Сегодня на столе у Етоева лежат «Запрещенные книги русских писателей и литературоведов» Арлена Блюма, завтра - «Лесные братья» Аркадия Гайдара или «Другие берега» Владимира Набокова, а послезавтра и вовсе «Загадки русского народа» под редакцией Дмитрия Садовникова. То же и со структурой книги: короткие заметки чередуются тут с развернутыми эссе, анекдоты - с манифестами, а теоретические выкладки получают неожиданное практическое воплощение.

Статьи выстроены в словарном порядке, от «А» («Авантюристы») до «Я» («Японские поэты»), но это, скорее, элемент игры: заметка «Военно-космические силы», например, целиком посвящена воспоминаниям автора о забавных эпизодах, приключившихся с ним во время учебы в Военмехе, а «Животноводство» - обмену эпиграммами с поэтом Геннадием Григорьевым.

Велико искушение сравнить «Книгоедство» с окрошкой, но, во-первых, это слишком банально, а во-вторых, книга Етоева устроена изобретательнее и сложнее, в ней перемешано гораздо больше вкусных и питательных ингредиентов, чем в традиционном блюде славянской кухни.

Байки из писательской и издательской жизни, перечни опечаток и документальные анекдоты, частью вычитанные в мемуарах, частью - услышанные от непосредственных участников. Глубоко личные воспоминания, всплывшие по ассоциации: например, история о воздушном шаре, на котором в 1970-х друзья писателя планировали бежать из СССР. Биографические очерки - о жизни и творчестве Михаила Зощенко, не нуждающегося в представлении, или Александра Козачинского, прославившегося одной-единственной повестью «Зеленый фургон». Обширные комментированные выписки из изданий вроде «Отечественного коневодства» В. Кожевникова и Д. Гуревича или газеты «Правда» за 13 апреля 1937 года. Признания в любви - к «Киму» Киплинга и «Суеру-Выеру» Коваля, Бабелю и Акутагаве, Сергею Носову и Павлу Крусанову. Неожиданные параллели между «Айболитом» Корнея Чуковского, «Лебедией будущего» Велимира Хлебникова и житиями святых. И так далее, и тому подобное.

Етоев не претендует на лавры первооткрывателя, но делает важное дело: показывает, как работает голова человека читающего - причем читающего много, вдумчиво и бессистемно. Понятно, чем очаровывают эти записки «книжных людей», таких же чудаков и чудиков, как автор, где бы те ни жили - в Питере, Москве, Новосибирске или Папуа - Новой Гвинее.

И напоследок еще одно наблюдение. Когда Александр Етоев хочет сделать комплимент человеку или тексту, он чаще всего использует два волшебных слова: «легкий» и «веселый». Для автора «Книгоедства» это самая лестная характеристика: «В небе грустно без воздушных шаров. Они нужны человечеству как воздух и как любовь», - пишет он в одной из своих программных статей. Именно так написана и его собственная книга - без натужности и тяжеловесности, легко, весело, свободно. Редкий шанс «подняться к небу и посмотреть с высоты на Землю. Увидеть те вещи, которые мы не видим, стоя здесь, на земле».

Александр Етоев. Территория книгоедства: Эссе. - СПб.: Лимбус Пресс, 2016.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

0008