Главная городская газета

Вечный праздник Петрополя

  • 23.12.2015
  • Михаил Пиотровский
  • Рубрика Культура
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Мы начинаем КВН

При информационной поддержке газеты «Санкт-Петербургские ведомости» 4 июня в Доме молодежи состоится игра первого тура сезона 2017 года «Лиги выходного дня». Читать полностью

В Питере - читать

В рамках Петербургского книжного салона прошла встреча читателей с обозревателем «Санкт-Петербургских ведомостей» писателем Ильей Стоговым. Читать полностью

В поле зрения

В Петербурге собрались лучшие специалисты-офтальмологи из многих регионов России, стран СНГ и всего мира. Читать полностью

Мамы учатся играть

Свои личные истории разыграли не профессиональные актрисы, но женщины, открывшие в себе новые способности лишь после того, как стали мамами. Читать полностью

Танцы с цветами в Гатчине

В грядущие выходные музей-заповедник «Гатчина» откроет летний сезон. Праздник продлится два дня. Читать полностью

Москвич с Петербургом в душе

Завтра классику отечественной литературы второй половины XX века Андрею Битову исполняется 80 лет. Читать полностью
Вечный праздник Петрополя |

На итоговой в уходящем году пресс-конференции я мельком сказал, что хорошо бы сделать декабрьский День Эрмитажа городским праздником. Журналисты поторопились сообщить об этом, как о деле решенном.

Мы писали письмо губернатору, он согласился, но для включения в реестр городских праздников необходима долгая процедура через комитет по культуре и Законодательное собрание. Не факт, что решение будет положительным. Скорее всего, получим отказ. Но хотелось бы объяснить, зачем мы это затеяли.

Год назад во время празднования 250-летия Эрмитажа мы проводили разные акции для друзей музея, спонсоров, музейщиков и посетителей. Одну сделали для города – Бал истории на Дворцовой площади. Когда обратились к полиции с просьбой обеспечить порядок, там возникли сомнения: кто придет на Дворцовую площадь в такую холодную и сырую погоду? Бал шел двенадцать минут, сотни тысяч человек его видели. Невский пришлось перекрыть.

Это был праздник для города. Красивое действо под эгидой Эрмитажа. Образец того, что можно делать на Дворцовой площади. У этой площади особая сакральность. Не случайно, когда взорвался наш самолет над Синаем, люди пришли и сложили вокруг Александровской колонны венок из цветов. Когда-то Сокуров делал так в день памяти жертв блокады: колонна, как свеча, венок вокруг. Строго и красиво. Мы хотели, чтобы это стало городской церемонией, но тогда не получилось.

Мы настаиваем на том, чтобы все события на Дворцовой площади согласовывались с Эрмитажем, и хотим делать их вместе с городом.

Идея, на мой взгляд, хорошая, но возражения будут – в частности, те, которые звучат всегда. Чем Эрмитаж такой особенный? Почему он, а не другие музеи? Есть День музеев, этого достаточно.

День музеев – событие всеобщее, в какой-то степени формальное, в нем нет ничего петербургского. Городу нужны свои, особенные праздники, которые только здесь и могут быть.

Каждый музей – явление особенное. Эрмитаж, безусловно, явление мировое. Помимо музейных у него много других функций – от памятника русской государственности до театра. В Эрмитаже проводятся торжественные церемонии, которые воспитывают чувство исторического достоинства. Теперь частью музея стали Дворцовая площадь с Александровской колонной и крыло Главного штаба.

Эрмитаж – образец музея, открытого миру. Он вобрал в себя мировую культуру и сделал своей, что особенно актуально сегодня. Мы живем в городе, построенном Петром I для того, чтобы не запираться в теремах, а открываться миру. Все это на протяжении 250 лет воплощает в себе Эрмитаж.

Я помню время сразу после перестройки, когда в разных странах слово Петербург ассоциировалось только с Эрмитажем. Потом с Эрмитажем и Анатолием Собчаком. Позже стали узнавать Петропавловскую крепость, Царское Село, Петергоф, Русский музей.

Эрмитаж служит локомотивом для музеев России и мира. Он пример того, что способен делать музей. Оказывается, у музея может быть открытое хранение, центры за рубежом, театральные программы и многое другое. Эрмитаж поднимает крик, когда возникают проблемы с Херсонесом Таврическим и когда из музеев уходит полиция. Мы имеем на это право, и за нами это право признается. Музеи могут многое, их межнациональная и социальная политика учит жить страну.

Музей – символ учреждения, которое дарит людям хорошее настроение, влияет на качество жизни. Задача государства – улучшать это качество. В Петербурге оно, в частности, определяет присутствие музеев, театров. Александр Николаевич Сокуров постоянно повторяет, что в Петербурге его удерживает присутствие Эрмитажа.

Нам кажется, День Эрмитажа может стать, как теперь говорят, фишкой для туристов. Мы собираемся привлечь их зимой, в декабре. Для этого предлагаем в Дни Эрмитажа набор событий – выставки, концерты, специальные программы. Они могут стать хорошим туристическим продуктом. Люди будут приезжать, чтобы их увидеть. Миру мы открылись, теперь открываемся городу, хотим усилить взаимодействие с ним.

Давний спор: можно ли жить в городе-музее. Можно, и мы показываем – как. Для этого осуществляется проект «Большой Эрмитаж». Это не ночь музеев, когда ночная жизнь города вливается в музеи, а мостик, по которому городское пространство оказывается частью музейного, и наоборот.

Классический пример – то, что Эрмитаж собирается сделать с Биржей. Нам ее отдали, потому что мы предложили сделать Биржу одновременно музеем и общественным местом для городских торжеств и церемоний. Музей, а не телевизор – хранитель национальных традиций.

Мало привести людей в музей, надо заставить работать музейное пространство, даже если для этого его придется «перевернуть». Так, во время «Манифесты» мы соединили современное искусство с пространством Зимнего дворца. Каждый, кто пришел в Зимний дворец, был вынужден смотреть на современное искусство. Кому-то нравилось, кто-то возмущался, кто-то ругался.

Мы хотим оживить пространство Главного штаба. Там происходит много эрмитажных и городских событий: выставки, форумы, конференции, встречи. Уже возникла проблема: мы развесили картины, места стало меньше, а предложения все поступают. Скоро на первом этаже Главного штаба откроются кафе, рестораны, магазины. Жизнь будет перетекать на площадь и обратно.

Наш новый выставочный зал в Малом Эрмитаже с отдельной программой и автономным входом обеспечит прямой проход с набережной к Дворцовой площади. В фондохранилище Эрмитажа в «спальном» районе – Старой Деревне много программ для школьников и пенсионеров.

Атмосфера живого, современного музея притягивает к себе молодых, перерабатывает разрушительную энергию, которой много скопилось в мире. В благополучной Америке каждые три дня стреляют. В Сирию едут воевать европейские ребята. Есть жажда убийства и жажда смерти, смерти чужой и своей. Музеи умеют снимать негативные эмоции.

Глобальный музей делает город частью мира. На недавно проходившем культурном форуме мы говорили о роли туризма. Не музеи существуют для туризма, а туризм для них. Туризм должен работать на развитие культуры. Нужна система, при которой деньги от туризма отчисляются на конкретные музеи, конкретные музейные программы, а не просто в городской налог. В мире страховые компании в конце года делают благотворительный взнос музеям, которые много с ними работают. Некая компенсация, благодарность.

На форуме обсуждалось и то, как строится экономика в сфере культуры. Она противостоит экономике, где прибыль стремится к 200 – 300%, где происходят виртуальные процессы с ценными бумагами, за которыми нет реальных денег. В музеях хранятся подлинные вещи. Призыв «главное – доходы» переносится на музеи, выливается в требование принимать больше и больше посетителей. Нам не нужно немыслимое количество денег, нужны средства на реставрацию и развитие. Число людей в музее не должно превышать грань, за которой плохо людям и экспонатам.

В музее виртуальность и подлинность – разные вещи. Виртуальные выставки не могут заменить подлинные. В лучшем случае они помогают друг другу. Если есть выбор, привезти кино или одну подлинную вещь, лучше вещь. Кино можно увидеть даже в телефоне, к картине надо подойти.

Еще одна важная тема, обсуждавшаяся на форуме, – благотворительность. Она должна быть всеобщей. Уже есть тенденция к благотворительности массовой. Эрмитаж, Русский музей, Петергоф, Царское Село проводят благотворительные акции, собирают средства, к примеру, на реставрационные проекты. Не так много миллиардеров, которые дают большие деньги. Зато немало людей, которые дают сколько могут.

Предоставляя льготы посетителям, музеи сами являются благотворителями. Льготы – деньги, вынутые из кармана музея, его сотрудников. Недавно мы с Ксенией Раппопорт, отелем «Кемпински» и общественными организациями провели вечер в поддержку фонда «Б. Э. Л. А. Дети-бабочки». У нас есть программы с фондом «Антон тут рядом» для особых людей. Музей может принимать их и вводить в общество. На его территории есть возможность встречаться людям разных культурных и социальных слоев, физических возможностей.

Музей открыт для всех, это самое аристократичное и самое демократичное учреждение. Тесное взаимодействие Эрмитажа и города-музея полезно всем. Мы живем на земле только миг. Наша функция – принять то, что оставили предыдущие поколения, сохранить, по возможности приумножить и передать следующим.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook