Главная городская газета

Умные. Но есть куда «мудреть»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Танцы с цветами в Гатчине

В грядущие выходные музей-заповедник «Гатчина» откроет летний сезон. Праздник продлится два дня. Читать полностью

Москвич с Петербургом в душе

Завтра классику отечественной литературы второй половины XX века Андрею Битову исполняется 80 лет. Читать полностью

Танго с вечностью

«Классика в темноте» - программные концерты-шоу под звездным небом Планетария. Читать полностью

Гений места движет фестиваль

XXV, международный фестиваль «Дворцы Санкт-Петербурга» откроется 31 мая в Эрмитажном театре концертным исполнением оперы «Сельская честь» Масканьи. Читать полностью

Наш орел на Балканах

В Военно-историческом музее артиллерии открылась выставка «Русский орел на Балканах», посвященная 140-летию начала Русско-турецкой войны. Читать полностью

Роман века

Я еще не видела спектакля А. Праудина по роману Н. Островского «Как закалялась сталь», но в любом случае театр подтолкнет к чтению книги, давно и несправедливо забытой. Читать полностью
Умные. Но есть куда «мудреть» | Сцена из спектакля «Мандрагора». ФОТО предоставлено пресс-службой театра

Сцена из спектакля «Мандрагора». ФОТО предоставлено пресс-службой театра

Театр «Приют комедианта» отмечает 30-летие. Первый в России государственный театр без постоянной труппы «верен себе»: на свой гала-концерт 20 февраля «Приют» приютится вообще на другой площадке - в БДТ, и на сцене будут артисты самых разных трупп петербургских и московских театров, в том числе, что не так ожидаемо, звезды мирового балета. Директор и художественный руководитель «Приюта комедианта» Виктор МИНКОВ рассказал обозревателю Анастасии ДОЛГОШЕВОЙ, как сводит на одной сцене артистов старой школы и скандальных молодых режиссеров, что театр затевает к 100-летию революции и почему «Приюту» стало тесно в театральных рамках.

- Виктор Михайлович, сразу насчет планов театра. Ощущение, будто пришел новый худрук и говорит: с этого дня заживем по-новому.

- ...и при этом из 30 лет «Приюта комедианта» я руковожу им 22 года... Понятно, что руководитель театра транслирует на него то, что происходит с ним самим. Черт знает: может, даже такая бытовая штука, как этот эпохальный ремонт, заставила взглянуть по-другому на многое. Мы ежедневно перевозили декорации по городу, адаптировали их к другим сценам, привозили костюмы, а потом не знали, куда их деть, поскольку надо постирать-погладить...

А теперь, когда вернулись в свой дом на Садовой, столько сил высвободилось. Можно думать, как наполнять смыслами это пространство, а оно действительно изменилось - я говорю даже не об интерьерах, а об ощущениях. Да, «Приют комедианта» - прежде всего театр, но уже не только театр.

- Сначала про «прежде всего театр». Как всегда, приглашаете молодых режиссеров?

- И, как всегда, наш жанр - «высокая комедия». То есть умная. Наши «Старомодная комедия», «Мандрагора», «Смерть Тарелкина», «Последний пылкий влюбленный» - это высокая комедия.

Ну вот нравится мне москвичка Марфа Горвиц (лауреат национальной премии «Золотая маска». - Ред.), ученица Женовача, - и мы с ней садимся и выбираем пьесу «С вечера до полудня» Виктора Розова. Я не знаю, как Марфа ее сделает, но это будет высокая комедия.

Или вот нравится мне, как работает Вася Сенин, ученик Петра Фоменко. Будет делать спектакль по рассказам Шукшина.

Или вот садимся мы с прекрасным молодым режиссером Максом Диденко (лауреат молодежной театральной премии «Прорыв», номинант «Золотой маски». - Ред.) и думаем, что нам поставить «к дате», а дата - 100-летие революции. Да «Собачье сердце»! Актуальнее некуда. Ощущение, будто Михаил Афанасьевич вчера все написал. Профессора Преображенского будет играть замечательный московский мхатовский артист Николай Чиндяйкин.

Сергей Грицай, отличный балетмейстер, будет делать спектакль по Цветаевой, и впервые на нашу сцену выйдет Сергей Мигицко. Блестящий балетмейстер Юра Смекалов (лауреат «Золотого софита» и «Золотой маски». - Ред.) поставит балет на нашей сцене...

Театру - 30 лет, мне - 45, мы по возрасту, в общем, сопоставимы. Бытовые потребности у нас обоих удовлетворены и остается просто «жить интересно». Это мой принцип. Должны происходить события, вызывающие очень сильные эмоции. Как положительные, так и отрицательные.

- То есть вы не откажетесь от сотрудничества, скажем, с Богомоловым или Кулябиным, лишь бы кто-нибудь показательно не сорвал спектакль?

- Я всегда считал, что глупость каких-то людей - это их проблема. Не моя.

Театр потому сейчас и вызывает такие споры (я имею в виду высказывания Константина Аркадьевича Райкина, спектакли некоторых режиссеров), что он стал кафедрой. Он остается местом, где думают. Над тем, что показывают по ТВ, думать либо не надо, либо за тебя уже подумали, в кино я тоже вижу не особенно много умного. Выставки можно разгромить и закрыть. Мне кажется странным, что понадобился авторитет Михаила Борисовича Пиотровского, чтобы отстоять выставку Фабра; мне кажется примером психического нездоровья то, что еще не вышедший фильм «Матильда» уже так кого-то возмутил.

Но меня успокаивают недавние слова президента страны о том, что попытки сорвать спектакль или выставку должны пресекаться по закону (прозвучало на встрече президента с деятелями искусства в декабре 2016 года. - Ред.). Я не лезу в сферы, в которых некомпетентен. Но я хочу, чтобы и в нашу сферу не лезли некомпетентные люди.

- Возвращаясь к «Приюту комедианта». Что в нем будет помимо спектаклей?

- Мы открываем цикл творческих вечеров с артистами, начнем 19 февраля со встречи с народной артисткой России Валентиной Илларионовной Талызиной, с которой много лет дружим. В марте впервые на нашей сцене будет Светлана Николаевна Крючкова. Потом - Лариса Ивановна Малеванная... Во-первых, традиция таких вечеров - очень петербургская, во-вторых, в наш театр ходят молодые, а я хочу, чтобы они слышали, как Светлана Крючкова читает Цветаеву и как Ахматову читает Лариса Малеванная.

Еще одна грань - проекты. 21 февраля у нас пройдет международная конференция «Российские и европейские театры в эпоху глобальных перемен». Приедут директора и худруки национальных театров Шотландии, Хорватии, Сербии, Эстонии, директора фестивалей из Армении, из Грузии... Девять стран участвуют.

Я банальную вещь скажу: в нестабильную эпоху то, что не могут сделать политики, делает культура.

- После «Крыма» некоторые зарубежные театры и режиссеры отказывались к нам ехать.

- У меня такого не было - а я ведь много сам работаю «на экспорт», привожу в разные страны фестивали «Петербургский театральный сезон» и «Детский Петербург». Но если бы услышал отказ, я бы сказал: давай сядем, поговорим. И попытался бы в диалоге понять, почему нет. Это странно - транслировать свое неприятие, скажем, политики какого-то государства на людей, которым важно твое искусство и которые, надо полагать, не глупы.

- Виктор Михайлович, напомните, что произошло когда-то с театром «Приют комедианта», что было решено обходиться без постоянной труппы?

- Когда 30 лет назад появился «Приют комедианта», это был государственный театр со своей труппой. В 2000 году я ее распустил. Посчитал интересной схему, при которой могу пригласить кого угодно. И за 17 лет эта схема показала себя как жизнеспособная, интересная, продуктивная. Только в данный момент на нашу сцену выходят 140 артистов из 20 театров Москвы и Петербурга.

Понятно, что есть сложности, в том числе экономические. Но смею думать, что для режиссеров и актеров просто престижно ставить и играть у нас. Не за безумные гонорары - такими они быть не могут просто в силу небольшого зала. Но ставят же у нас Могучий, Дитятковский, Фильштинский, Богомолов... А если говорить о молодой волне, то я назову, наверное, всех молодых режиссеров, которые сейчас ставят по стране: Диденко, Александровский, Дрейден, Волкострелов, Кулябин.

Все они ставили в «Приюте комедианта», когда еще не были такими востребованными. Но и став востребованными, они возвращаются в «Приют» - как Макс Диденко, как Вася Сенин, как в ближайшие два сезона будет делать у нас спектакли Дима Волкострелов.

Тогда, в 2000-м, абсолютное большинство говорили мне: твоя схема не будет работать, ты не выживешь. Мне ведь даже пример было не с кого брать. Мы были первыми, потом такую систему принял Евгений Миронов и его государственный «Театр наций». И я понимаю, почему больше никто не решился: потому что это из разряда «мы не ищем легких путей». Одно дело, когда тебе государство дает деньги на штат, на зарплату артистам; другое - платить артистам из заработанных средств, как это делаем мы.

Да, риск. Но и моя жизнь всегда какой-то риск. Раньше он был бесшабашный, сейчас более просчитанный. Я не играю в азартные игры - мне этого хватает в жизни.

- Вы читаете молодых авторов, отслеживаете работу молодых режиссеров, артистов. Интересное поколение?

- Ох, я каждый день читаю по пьесе. И с молодыми режиссерами и артистами беседую не намного реже. Интересны ли? Это как «у природы нет плохой погоды». В любые времена можно найти хороших авторов, режиссеров, артистов - и в любые времена можно брюзжать по поводу «отсутствия талантов».

Начнешь причитать: ах, какое было потрясающее поколение - Стржельчик, Шарко, Лавров, Луспекаев, Копелян! А потом узнаешь, что, когда в театр пришли молодые Луспекаев, Стржельчик, Копелян, предыдущее поколение головами качало: ну что-о-о это такое!..

Я, возвращаясь к «Приюту комедианта», подытожу: 30 лет - это уже взрослое существо. Надеюсь, умное. Но ему еще есть куда «мудреть».



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook