Главная городская газета

Трудное сделать привычным

8168
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Последние материалы Культура

Ночь, улица, библиотека...

Вечером 21 апреля по всей нашей стране уже в шестой раз пройдет всероссийская акция «Библионочь». Она приурочена к Всемирному дню книги и авторского права, который отмечают 23 апреля. Читать полностью

Григорий Соколов в тоне «до»

Пианист Григорий Соколов дал традиционный ежегодный сольный концерт в Большом зале петербургской Филармонии, предложив слушателям сонаты Моцарта и Бетховена. Читать полностью

Наши маски золотые

В Москве в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко в 23-й раз прошла церемония вручения российской национальной театральной премии «Золотая маска». Читать полностью
Трудное сделать привычным | ФОТО © Юрия БОГОМАЗА

ФОТО © Юрия БОГОМАЗА

Роль графа фон Кролока в мюзикле «Бал вампиров» сделала Ивана Ожогина звездой не только петербургской, но и европейской сцены. В 2013 году он сыграл этого же героя в Театре Запада в Берлине. После того как грандиозный вампирский бал завершился, последовали главные роли в столь же зрелищных мюзиклах «Пола Негри» и «Мастер и Маргарита» в Петербурге, «Призрак оперы» в Москве. 4 декабря в Театре музыкальной комедии состоялась премьера спектакля «Джекилл & Хайд» Ф. Уайлдхорна по повести Роберта Льюиса Стивенсона «Странная история доктора Джекилла и мистера Хайда». Исполнитель главной роли Иван ОЖОГИН снова напомнил зрителю, что душа человека – поле боя, где добро борется со злом. Накануне премьеры с артистом встретилась наш корреспондент.

– Иван, после «Бала вампиров» вы, как говорится, проснулись знаменитым. Но это же не первая ваша работа.

– Да, я, например, участвовал в мюзикле «Норд-Ост». Это был один из лучших российских мюзиклов – если бы он продолжался, наверняка собирал бы аншлаги, и у меня был шанс добиться успеха. Но судьба, как многие помнят, распорядилась иначе, и спектакль живет только в сердцах ценителей жанра... «Бал вампиров» еще до начала работы у нас я видел несколько раз за рубежом – и было понятно, что у его петербургской постановки будет большое будущее. Поэтому надо было использовать этот счастливый случай как трамплин, который позволит мне двигаться дальше в театре, кино, концертной деятельности. Надо было достичь определенной степени узнаваемости и зрительской любви. Если бы мне не удалось сделать роль по-настоящему интересной и запоминающейся, пришлось бы долго ждать новых проектов. Так что я очень благодарен судьбе и всем, кто дал мне возможность выразить себя. Завершилась эта попытка для меня удачно: режиссер Корнелиус Балтус, ставивший этот же мюзикл в Берлине, предложил мне выучить роль фон Кролока на немецком, и после прослушивания меня утвердили на ту же роль в Берлине.


– Сейчас даже маститые певцы, преподаватели вокала, стремятся засветиться по телевизору, чтобы получить народную славу. Это стало возможным после появления шоу «Голос».

– Я участвовал в конкурсах, когда был студентом, поскольку на начальном этапе пути всем артистам нужно выходить на сцену и доказывать, чего ты стоишь. А вот у состоявшихся в профессии людей отношение к конкурсам и телешоу разное, и оно, наверное, зависит от целей и склада характера. Есть те, для кого это важно и кто умеет «драться», «работать локтями и зубами» (ни для кого не секрет, что такое шоу-бизнес), а мне это неинтересно, «драться» я не хочу. Есть актеры, которые идут на телешоу под влиянием всеобщего убеждения, что там другие деньги, другая слава... Но затрата сил и времени на это колоссальная, а результат сомнителен. Ну будут узнавать, и что? Мастерства от этого не прибавится. Затраченные силы и время будут отобраны у реальной работы. А она для меня важнее.


– Вы полностью отрицаете необходимость конкурсов для роста состоявшихся актеров?

– Нет, конечно. Но я лучше буду участвовать в кастингах, а это тоже конкурсы, и вот они действительно много дают артисту мюзикла в плане профессионального роста.


– Что сложного для вас было в роли Эрнста Любича в мюзикле «Пола Негри»? Эту же роль исполняли и Гоша Куценко, и Максим Леонидов...

– Эрнст Любич – моя первая роль, где основной была драматическая составляющая. Для этого персонажа написаны одна ария и пара небольших дуэтов, и написаны они скорее для актера, а не для певца. Мне было важно преодолеть недостаток опыта работы в драматическом театре. Работа над этой ролью помогла мне потом прочувствовать «закадровый» текст в «Мастере и Маргарите». А плохо прочесть текст Булгакова было просто недопустимо.


– Как чувствует себя артист, участвующий в 3D-мюзикле? Это проще или, наоборот, сложнее, чем играть в традиционном спектакле?

– Станиславский говорил: «Трудное надо сделать привычным, привычное – легким, а легкое – приятным». Я не могу сказать, что чувствую себя там как рыба в воде, это какая-то другая реальность. К тому же этот жанр только рождается, и пока трудно судить, есть ли будущее у такого искусства. Пусть решают зрители, что им интереснее. Мне пока все же ближе более традиционные способы постановки спектаклей. Хотя, конечно, для меня это был интересный опыт.


– Ваше личное представление о Воланде, которое наверняка сложилось еще в юности при прочтении романа «Мастер и Маргарита», совпало с видением продюсеров одноименного мюзикла?

– Прежде этот герой был очень от меня далек. Более или менее его понял, когда стал готовиться к роли Воланда: перечитал роман, специальную литературу, провел своего рода исследование. Мне Воланд казался менее страстным, чем создателям мюзикла, не таким импульсивным, скорее, спокойным и уравновешенным: он все видел тысячи раз, все в жизни повторяется снова и снова... Наше с продюсером видение оказалось разным, мы искали компромисс. Если бы я пошел против, стал диктовать какие-то свои соображения и мне бы дали их реализовать, общая картинка не сложилась бы. У зрителя возникло бы ощущение, что этот герой попал сюда из другого спектакля.


– Вы ведь раньше пели в составе Хора донских казаков, одного из самых известных российских хоров на Западе.

– Я и сейчас с удовольствием пою в Хоре донских казаков (Bolschoi Don Kosaken. – Авт.) под управлением Петра Худякова, когда они приезжают в Россию или когда у меня есть возможность полететь в Австрию. К сожалению, сейчас редко получается совмещать мою основную деятельность в театре и пение в хоре. Но необходимость петь в хоре чувствую часто. Когда есть возможность, пою в монастырском хоре при Николо-Угрешском монастыре. Получаю от этого душевное спокойствие... Уравновешиваются чаши весов. Это ведь тоже вызов самому себе: месяц ты поешь мюзиклы – это одна манера пения, и совсем другое дело – прийти и влиться в хор, чтобы не выделяться из общего звучания, но тембрально его украсить. Хор – это кружево, которое создается из десяти – пятнадцати голосов, и требуются совсем другие усилия, чтобы достичь созвучия. Мне необходимо такое преодоление. Это придает энергию и желание двигаться дальше, позволяет по-новому взглянуть на обыденные и привычные вещи.


– Планируются ли сольные проекты или пока в душе у вас только театр?

– Для подготовки солидных концертных программ требуется много времени. Это в планах на будущий год. В ближайшее же время выступлю в двух проектах в Петербурге. 16 декабря в Большом зале Филармонии в рамках фестиваля «Площадь искусств» будет очень интересный концерт. Прозвучат фрагменты из мюзиклов Эндрю Ллойд Уэббера, в том числе и российские премьеры. 17 декабря пройдет концерт совсем иного рода – вместе с молодым талантливым ансамблем «Эссе-Квинтет» мы планируем собрать самых верных поклонников на новогодний вечер в «Чаплин-холле».

0071