Главная городская газета

Сказка больше, чем жизнь

310
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Последние материалы Культура

Поклонники кукол

В Большом театре кукол появился БТК-клуб: для лекций, экскурсий, танцев, посиделок, капустников. Первыми членами клуба стали самые преданные театру зрители. Сертификаты, которые потом следует обменять на золотые карты. Читать полностью

Подиум зрелой красоты

Петербургские бренды объединились, чтобы стильно одеть старшее поколение Читать полностью

Лики и звуки

Международный фестиваль «Лики современного пианизма» прошел на нескольких площадках Мариинского театра, включая Концертный зал и камерные залы Новой сцены. За 11 дней публике представили 25 концертов. Читать полностью
Сказка больше, чем жизнь | ФОТО предоставлено пресс-службой Мариинского театра

ФОТО предоставлено пресс-службой Мариинского театра

Оркестр Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева исполнил в Концертном зале Мариинского театра считавшуюся на протяжении более ста лет утерянной «Погребальную песню» Игоря Стравинского, сочиненную композитором на смерть его учителя Николая Андреевича Римского-Корсакова.

Мировая премьера «Погребальной песни» состоялась 107 лет назад, в январе 1909 года, в Петербурге в Большом зале Консерватории в исполнении оркестра графа Шереметева под управлением Феликса Блуменфельда через год после смерти Римского-Корсакова. Стравинский в своих мемуарах «Хроника моей жизни» так вспоминал об этом: «К несчастью, партитура этого произведения пропала в России во время революции вместе с множеством других оставленных мною вещей. Я забыл музыку, но хорошо помню мысль, положенную в ее основу. Это была как бы процессия всех солирующих инструментов оркестра, возлагающих по очереди свои мелодии в виде венка на могилу учителя... Вещь эта произвела сильное впечатление как на публику, так и на меня самого». Даже по этому отрывку можно почувствовать силу переживания и экспрессии, заложенной Стравинским в своем мемориальном сочинении. Оркестровые голоса этого раннего сочинения Стравинского были обнаружены случайно - во время капитального переезда нашей Консерватории с Театральной, 3, на Глинки, 2. Библиотекарь Ирина Сидоренко, экстренно пакуя ноты, наткнулась на рукописи, «объявленные в розыск» Натальей Брагинской, специалистом по творчеству Стравинского, не так давно занявшей пост проректора по научной работе. «Ноты десятилетиями лежали у нас под боком, а мы не знали об их существовании! Но и не могли знать, потому что они не числились в картотеке консерваторской библиотеки: инвентарная книга показала, что их списали в начале 1950-х, когда в СССР имя композитора Стравинского было пугалом космополитизма и формализма. Списали, но не уничтожили, а уложили в глубину бездонного дубового шкафа, замаскировав плотными рядами нот, числившихся на балансе», - рассказала перед началом концерта Наталья Брагинская.

Программа вечера была идеально и изобретательно скомпонована, не только продемонстрировав тесную связь между учителем и учеником, но и образовав своего рода хронологический триптих. Его открыла сюита из предпоследней оперы Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже», после чего прозвучала «Погребальная песнь», а завершился этот грандиозный концерт музыкой балета «Жар-птица» (1910). Все три сочинения обнаружили поразительную генетическую связь, начавшись с мистически окрашенного движения в низком регистре, словно питаясь силами подземных сил народного мифа и многовекового ритуала. Абсолютное родство чувствовалось и в мастерстве оркестрового письма, в стремлении к бесконечному разнообразию в поиске новых звучностей, новых тембровых микстов, неслыханных гармоний. Но в «Погребальной песне» виделись еще и маски Вагнера. Сознательно или подсознательно Стравинский зарифмовал персону учителя с вагнеровским героем, в частности, с Зигфридом, дав в разных ритмоформулах и гармоническом освещении явную отсылку к траурному маршу из «Гибели богов». Но ведь и Римский-Корсаков находился в определенной мере под гипнозом творчества автора «Парсифаля».

«Погребальная песня», написанная в ля-миноре для обогащенного тройного состава оркестра, восстановленная при помощи композитора Юрия Акбалькана (ученика Сергея Слонимского), открыла Стравинского отчасти уже и «Весны священной» с ее рериховскими пейзажами, ритуальными мотивами. В ней слышались и апокалиптические мистериальные скрябинские трубы. Но затмило все оргиастическое сияние «Жар-птицы» Стравинского с ее нескончаемо фонтанирующей симфонической фантазией, где «учение» Римского-Корсакова с его любовью к русской сказке вспыхнуло в музыке ученика, подобно возродившейся птице Феникс.

Валерий Гергиев выступил дирижером-медиумом, которому, как мало кому другому, подвластно связывать миры прошлого с настоящим и заглядывать в будущее, где вслед за гибелью страшного Кащеева царства брезжит слепящий свет «всеобщего ликования».


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

0048