Главная городская газета

С Малером на одной волне

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Зачем мусейону цифра

Недавно в Баку проходил форум «Диалог культур». Там было много интересного и, как принято, звучали речи руководителей различных организаций... Читать полностью

Променад среди сирени

В ближайшие выходные в музее-заповеднике «Павловск» состоится праздник с романтическим названием «Сиреневый променад». Читать полностью

Не парься, друг!

С Евгением Асташенковым мы начали общаться еще до того, как он стал профессионально заниматься фотографией. Было это почти 35 лет назад. Читать полностью

Не отдавать, а получать

Инклюзивный спектакль «Язык птиц» возвращается в БДТ в новом статусе Читать полностью

Каннские метаморфозы

Открытие этого каннского сезона и главный тезис для размышлений состоят в следующем: традиционные киножанры с невероятной скоростью мутируют. Читать полностью

Здесь и сейчас

«Театр без границ» показал новый спектакль Читать полностью
С Малером на одной волне  | ФОТО Стаса ЛЕВШИНА предоставлено пресс-службой Филармонии

ФОТО Стаса ЛЕВШИНА предоставлено пресс-службой Филармонии

Маэстро Юрий Темирканов впервые выступил с немецким баритоном Маттиасом Гёрне на сцене Большого зала Филармонии, исполнив вокальный цикл «Песни об умерших детях» Малера. В том же концерте прозвучала «Павана на смерть инфанты» Равеля, словно бы предварив сложную тему произведения Малера, а также Первая симфония австрийского гения, в которой композитор еще был полон радужных надежд.

Юрий Темирканов не раз признавался в интервью, что его мечтой является исполнение всех симфоний Густава Малера. Мечты пока остаются мечтами, но малеровская коллекция маэстро год за годом неторопливо растет. Пять лет назад цикл «Песни об умерших детях» был исполнен Темиркановым с выдающимся американским баритоном Томасом Хэмпсоном, и это стало одним из лучших событий того сезона.

Сегодня лидером по исполнению симфоний Малера в Петербурге можно признать Валерия Гергиева, хотя сезон на сезон не приходится. К Малеру подбирается и Теодор Курентзис, который на минувшем Дягилевском фестивале в Перми продирижировал его Пятой симфонией, и слушавшие это исполнение (среди которых был, например, композитор Леонид Десятников) сочли его абсолютным шедевром, даже новым словом в истории многочисленных интерпретаций этого произведения.

Симфонии симфониями, но особая статья – песни, для которых нужны вокалисты высочайшей пробы. И Томас Хэмпсон, и тем более немец Маттиас Гёрне – из этого немногочисленного ряда. В послужном списке Гёрне, непревзойденного мастера в области камерно-вокального исполнительства, – записи едва ли не всех песен Шуберта и Шумана, кантат Баха, арий Моцарта, арий немецких композиторов разных веков. Малера среди его записей совсем немного, и неспроста. Певец признался, что Малер – венец, плоть от плоти австрийской ментальности, которая, по его словам, очень отличается от ментальности немецкой. Судя по теплой эмоциональной окраске рассказа Гёрне, австрийская ментальность ему очень близка.

Близка она, вероятно, и нашему Юрию Хатуевичу, который чувствует Малера настолько глубоко, насколько возможно. И Гёрне уловил это с первых тактов на первой же репетиции, о чем признался по ее завершении: «Я понял, что мы с маэстро Темиркановым на одной волне, нам не надо было друг другу долго объяснять, чего мы хотим добиться от исполнения этой музыки». Репетиций было всего две, а на концерте казалось, будто дирижер и певец исполняют этот очень непростой цикл уже не первый раз.

Сложность цикла «Песни об умерших детях» на стихи Ф. Рюккерта находится не только в области вокально-инструментальной техники, хотя, разумеется, и в ней тоже. Невероятно сложно рассказать слушателю о том, что находится за пределами нот и слов, поскольку речь идет о смерти, да еще смерти детей. Известно, что Малер задумал этот цикл задолго до того, как трагедия пришла в его дом. Когда же смерть унесла одну из дочерей, его супруга Альма Малер укоряла композитора в том, что он притянул смерть созданием этого цикла.

Сладко и мучительно было слушать Маттиаса Гёрне на концерте в Большом зале Филармонии. Певец с его мягчайшим, обволакивающим тембром выбрал максимально сокровенный, исповедальный регистр, чтобы передать слушателю свою правду о том, о чем написал Малер. Преобладающая тихая, «пианная», в крайнем случае «меццо-фортовая» динамика вкупе с предельно экспрессивным произнесением каждой буквы рождали ощущение ухода в иное измерение. Ухода, чтобы найти ответ на мучительный вопрос, откуда такая несправедливость, почему жизнь не сумела победить. В то же время прорисовывалась попытка понять и принять метафизику смерти.

Оркестр, ведомый маэстро Темиркановым, творил чудеса, создавая тончайшие, почти мистические переливы тембра, словно озвучивая невозможное, находя бесплотные симфонические аналоги тишине и молчанию.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook