Главная городская газета

Полет Чечилии над Крюковым каналом

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

С Пушкиным на дружеской ноге

Омская художница Римма Камкина утверждает, что нарисовала первый портрет Пушкина в возрасте двух лет. Читать полностью

Спектакль с вишневым вареньем

Театр на Литейном одним из первых открыл новый сезон - 109-й по счету. Читать полностью

Его пианиссимо тает в воздухе

Музыкальный мир потерял выдающегося пианиста, профессора Консерватории, народного артиста РФ Павла Григорьевича Егорова. Читать полностью

Миростроение Джорджа Мартина

Cостоялась пресс-конференция американского писателя, сценариста и продюсера Джорджа Р. Р. Мартина. Читать полностью

От неолита до модерна

Ткани окружают людей с первого до последнего дня, но мало кто знает об их истории и жизни. Читать полностью

«Король шаманов» у Шереметевых

«Музыки мира» покоряют молодых Читать полностью
Реклама
Полет Чечилии над Крюковым каналом | ФОТО предоставлено пресс-службой Мариинского театра

ФОТО предоставлено пресс-службой Мариинского театра

Сольный концерт главной оперной виртуозки мира Чечилии Бартоли «Из Венеции в Санкт-Петербург», как говорят сегодня, взорвал зал-двухтысячник Мариинского-2, затмив все предыдущие «лучшие концерты» фестиваля «Звезды белых ночей».

Так уж складывается в этом году фестиваль, что драматургия его первых двадцати дней развивается по нарастающей. Доминго выступил – прекрасно, Нетребко – еще лучше, теперь вот Чечилия Бартоли, которая начала тихо, а закончила очень громко, доведя зал до экстатических стоячих оваций, выпросивших у нее третье отделение.

Вместе с итальянским ансамблем I Baroсchisti под руководством швейцарского музыканта Диего Фазолиса певица привезла в Петербург большую программу, состоявшую из арий Антонио Вивальди, своего любимого композитора, а также сочинений Хассе, Порпоры и арий Раупаха и Арайи из своего последнего сольного альбома «Санкт-Петербург». Альбом был создан Бартоли на основе ее знакомства с музыкальным архивом Мариинского театра, где она обнаружила сочинения итальянских композиторов, а также немца Германа Раупаха, служившего при русском дворе XVIII века. Так уж получилось, что в Петербурге фактическая презентация этого альбома прошла только сейчас, в то время как Европа узнала о нем благодаря серии концертов с участием Чечилии Бартоли два года назад – в момент его выпуска.

Чечилия Бартоли при всей своей славе и популярности (по количеству записей она – абсолютный лидер среди классических музыкантов) не перестает оставаться загадкой. Улыбку, озарявшую лицо итальянки после каждого номера, вполне можно сравнить с улыбкой Моны Лизы, разве что более широкой. Своим небольшим голоском она на протяжении двадцати лет завоевала тысячи сердец по всему миру. Законодательница мод в мире вокального искусства, Бартоли с азартом первооткрывателя возвращает новым поколениям слушателей и исполнителей интерес к забытым страницам оперного барокко, подобно тому, как Каллас в свое время сдула пыль с партитур виртуозных романтических опер. Без Бартоли не было бы Юлии Лежневой, выросшей на ее записях и стремительно покорившей свет своим мастерством и божественной легкостью.

Бартоли только что отметила свои полвека, чего никак не скажешь, глядя на эту маленькую женщину с невероятными возможностями. В ней изысканность сочетается с брутальностью, женственность с маскулинностью, а небесные фиоритуры внезапно и стремительно опрокидываются в яростный натиск отважных рыцарей или взбешенных ревностью героинь. Именно эти свойства, как бы соединяющие два пола, сподвигли ее в свое время на возрождение мифического искусства кастратов, доводивших дам до безумия.

Чечилия никогда не летает самолетами, и на сей раз в Петербург приплыла на пароме из Таллина. Но она виртуозно летает в своем творчестве. В программе концерта было немало арий, в которых певица, будто дразня нас, притянутых гравитацией, демонстрировала восторг, даже эйфорию от своих полетных ощущений во время пения...

Впрочем, заметим, что составителям программки в Мариинском театре не помешало бы подумать о публике и напечатать переводы текстов никому не известных арий, как делается во всех уважающих себя европейских театрах.

Начала Чечилия с тихой арии Кайо Силио из «Оттона на вилле», где разлила эмоции ревности. Начала так вкрадчиво, что после голосистых Доминго и Нетребко зал начал напряженно вслушиваться. Но когда произошла слуховая «перестройка» и зал попал с исполнительницей на одну волну – аплодисменты окатывали певицу и ансамбль после каждого номера, нарастая по крещендо. Изысканным состязанием дуэта флейты Жан-Марка Гужона и голоса Бартоли была преисполнена ария Руджеро из «Неистового Роланда». Зал оцепенел во время арии царя Фарнака из одноименной оперы – царя, скорбящего о смерти любимого сына. Бартоли сама растрогалась до слез и не сразу вышла из этого состояния. Но, переключившись, запорхала, словно пташка, взяв в руки бубен в арии-песенке Леокасты из оперы «Юстин».

Особой линией стали уже упомянутые арии из альбома «Санкт-Петербург». Под конец марша Альцесты из одноименной оперы Раупаха певица царственно вышла с белым шлейфом длиной несколько метров. Чечилия всеми силами насыщала концерт театральностью. Арию «Иду на смерть» Альцесты, принявшей решение спасти мужа и отправиться в царство мертвых, она исполнила на чистом русском языке, вызвав мощный прилив энтузиазма в зале. В арии O placido il mare из оперы «Сирой, царь персидский» Раупаха Бартоли создала иллюзию солнечного полудня на побережье, дразняще изображая дуновение ветерка, приливы волн, сверкание лучей. Она словно ребенок играла звуковыми эффектами дальше-ближе, выше-ниже, ярче-бледнее, идеально сливаясь с ансамблем, подобно одному из солирующих инструментов, подчас перенимая функцию дирижера.

На финальном номере – знаменитой арии Аделаиды Nobil onda из одноименной оперы Николо Порпоры, учителя Гайдна, концерт не завершился – он продолжился фактически третьим отделением. Первым бисом стала ария «Легкая победа» из оперы «Тассилон» композитора-дипломата Агостино Стеффани. Номер стал едва ли не главным аттракционом концерта: буквально состязаясь с барочной трубой, Бартоли дошла до... джазовой импровизации! А пятым бисом стала еще одна ария на русском – «Разверзи пес гортани, лая» из оперы «Геракл» Раупаха, на которую певица вышла с реквизитом с обложки альбома – в белоснежных горностаевых кубанке и муфте. После чего, царственно и кокетливо помахивая на манер английской королевы, удалилась.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook