Главная городская газета

Незабытые реки

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Каннские метаморфозы

Открытие этого каннского сезона и главный тезис для размышлений состоят в следующем: традиционные киножанры с невероятной скоростью мутируют. Читать полностью

Здесь и сейчас

«Театр без границ» показал новый спектакль Читать полностью

Амазонки, красавицы, ведьмы...

Музей искусства Санкт-Петербурга XX - XXI веков открыл выставку «Амазонки в веках», собрав из 15 музеев и частных собраний обеих столиц женские портреты, созданные в прошлом столетии. Читать полностью

Полкило красоты по цене килограмма

В этом году акции «Ночь музеев» исполняется ровно двадцать лет. Читать полностью

Павка Корчагин – святой или фанатик?

В театре-фестивале «Балтийский дом» - премьера: Анатолий Праудин поставил спектакль «Как закалялась сталь» по роману Николая Островского. Читать полностью

Вся ночь впереди

Завтра в 10-й раз в Петербург придет «Ночь музеев» - одно из главных культурных событий года. Читать полностью
Незабытые реки  | ФОТО Александра ГАЙДУКА

ФОТО Александра ГАЙДУКА

В Большом зале Филармонии прошел единственный концерт Вашингтонского национального симфонического оркестра под управлением Кристофа Эшенбаха. Он состоялся в рамках программы VIII Международного фестиваля Мстислава Ростроповича, посвященного 90-летию со дня рождения всемирно известного виолончелиста и дирижера.

Ольга Ростропович, старшая дочь легендарной четы Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской, организовала фестиваль в память о любимом отце. Она хотела делать этот форум таким, как если бы отец был жив. А это значит - собирать самые лучшие симфонические оркестры мира с выдающимися дирижерами и музыкантами, в том числе виолончелистами. Причем собирать их не только в столице, но и в Петербурге - городе, который играл в биографии обоих музыкантов судьбоносную роль. К сожалению, нам перепадает лишь один концерт против пяти московских в этом году.

Фестиваль, к слову, открывал симфонический оркестр петербургской Филармонии под управлением маэстро Юрия Темирканова, прекрасно знавшего знаменитого виолончелиста. Тщательнейший отбор далеко не случайных участников и произведений на фестивале из года в год словно позволяет листать страницы биографии Ростроповича, вписывая в нее все новые вводные. Так, Вашингтонский национальный симфонический оркестр появился здесь потому, что Мстислав Леопольдович был его бессменным главным дирижером с 1977 по 1994 годы. С именем музыканта связан период небывалого расцвета этого оркестра и роста его мирового признания.

В Петербурге оркестр исполнил три разножанровых сочинения. Самая ничем, казалось бы, не связанная с именем Ростроповича пьеса - «Старые и забытые реки» современного композитора Тобиаса Пиккера - своим названием выдавала мемориальную природу. В ее зыбкой, текучей, гулкой фактуре, неспешном, то и дело застывавшем движении, и в самом деле напоминавшем течение глубоких подземных вод, слышалась светлая печаль и особая мудрость памяти. Маэстро Кристоф Эшенбах (нынешний главный дирижер этого оркестра) со свойственной ему тягой к медитативности «купался» в этих водах, давая почувствовать слушателям их прохладу.

В Концерте для виолончели с оркестром ми минор британца Эдварда Элгара солисткой выступила Алиса Вайлерштайн. Выпускнице программы для юных артистов Кливлендского музыкального института, а также Колумбийского университета в Нью-Йорке, защитившей там дипломную работу на тему «История России», не довелось в силу молодости быть ученицей Ростроповича. Но плотностью, одухотворенностью своего звука, пронзительной кантиленой и интенсивностью переживаний она демонстрировала верность традиции великого русского виолончелиста. Ее сыгранная на бис сарабанда Баха стала приношением маэстро Славе.

Но кульминацией вечера стала Восьмая симфония Шостаковича. Если в двух предыдущих произведениях подлинные силы оркестра словно бы дремали, оставались в тени, то симфония Шостаковича вместе с титаническим усилием Эшенбаха дала им развернуться во всю мощь. Они открыли эту музыку как книгу совести и памяти, от которой стало страшно. Написанная и исполненная в 1943 году симфония в до миноре - тональности, издавна овеянной трагическим ореолом, наделенной семантикой трагедии и мучительных попыток ее преодоления, звучала у Вашингтонского оркестра с таким запалом, с каким задумывалась в кипящем от боли и гнева сознании композитора. Бесконечно длившуюся первую часть, приблизительно равную по времени четырем остальным, Эшенбах осмысливал как эпический взгляд на трагедию бытия.

Неизбежно вспоминался Евгений Мравинский, образ которого немецкий дирижер словно возвращал на этот пьедестал. Можно лишь догадываться, какое пугающее воздействие оказала эта симфония-глыба в момент своего появления. Эшенбах доводил кульминации до предельных звуковых полярностей - от шепчущего пианиссимо до атомных взрывов на фортиссимо. Не останавливаемой машиной тотального истребления всего живого представил он токкату третьей части. А коду финала Эшенбах вслед за Шостаковичем увел в иное измерение - не в те ли «старые и забытые реки», где уже ничего и никому не страшно?

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook