Главная городская газета

Музеи после ажиотажа

  • 14.04.2016
  • Зинаида Арсеньева, вадим Михайлов
  • Рубрика Культура
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Возвращение Савла в просвет

На свое место в Малом итальянском просвете Нового Эрмитажа вернулось после реставрации полотно крупнейшего венецианского живописца XVI века Паоло Веронезе «Обращение Савла». Читать полностью

«Манеж», как много в этом звуков

В ЦВЗ «Манеж» состоялся «ПроТоАрт. Импровизация» - первый для обновленного зала опыт двухдневного синтетического действия на 80 событий с двумя сотнями участников для публики всех возрастов. Ее составили примерно 8 тысяч человек. Читать полностью

Софит пошел на «Грозу»

Объявлены номинанты высшей театральной премии Петербурга «Золотой софит» сезона-2016/17. По признанию экспертов, выбор был непростым в каждой номинации. Читать полностью

Морж собрал ваятелей

В небольшом швейцарском городке со странным для русского слуха названием Морж (Morges), что уютно устроился на берегу Женевского озера недалеко от Лозанны, прошел международный симпозиум скульптуры. Читать полностью

Сказки бабушки  Екатерины

В минувшие выходные в музее-заповеднике «Павловск» прошел семнадцатый по счету фестиваль «Императорский букет». Фестиваль - ровесник века, у него своя история и традиции. Читать полностью

Бесценных слов мот и транжир

19 июля исполнилось 124 года со дня рождения Владимира Маяковского. Дата не круглая, юбилей грядет в следующем году. Читать полностью
Реклама
Музеи после ажиотажа | Пока непонятно, что обозначают очереди в музеи — начало тенденции или просто эпизод. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Пока непонятно, что обозначают очереди в музеи — начало тенденции или просто эпизод. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Стали известны 36 главных участников девятой «Ночи музеев», которая пройдет в Петербурге 21 – 22 мая 2016 года. Среди десяти новичков акции – Академия наук, киностудия «Ленфильм», Музей хлеба и Музей уличного искусства. Всего ожидается более ста участников. Но речь о подробностях главного события музейной жизни еще впереди. Сегодня поразмышляем о другом.

Почему вдруг?

«Ночь-2016» пройдет после феномена московской выставки Серова, собравшей полмиллиона зрителей и обозначившей появление нового музейного бума в России. Его свежее свидетельство – выставка Фриды Кало в Петербурге: менее чем за два месяца ее посетили 100 тысяч человек. В чем причины ажиотажного спроса публики на эти выставки? Как использовать его, чтобы сделать интерес к музеям постоянным? Наша газета задала эти вопросы экономисту и историку искусства.

По мнению Валерия ГОРДИНА, заместителя директора Высшей школы экономики в Петербурге, заведующего Лабораторией экономики культуры, мы живем в информационном обществе, где все крутится вокруг событий. Часто раздутых. При всем уважении к Серову, стоит учесть, что очереди на великого Караваджо в Пушкинский музей были намного меньше. Опыт выставки Серова – пример удачной манипуляции общественным сознанием.

Кроме того, последние недели работы выставки совпали с каникулами, когда вход в московские музеи был бесплатным. Вход на выставку Серова был платным, но в Москве привит интерес к посещению музеев и выставок в это время. Многие столичные музеи работают в современных форматах – мастер-классы, квесты и т. д. Московский департамент туризма постоянно продвигает музеи на своем сайте, знакомит с ними путешественников и, главное, представителей турфирм. Поэтому на выставке Серова приезжих было так много.

С экономистом не соглашается Илья ДОРОНЧЕНКОВ, декан факультета истории искусств Европейского университета в СПб, профессор Академии художеств. Он надеется, что в общество возвращается интерес к художественным событиям. Серов, по его мнению, – идеальная фигура для кристаллизации такого интереса. Эта ретроспектива – выставка-блокбастер, открытая всем слоям публики. Для кого-то Серов – автор знакомой со школьных лет «Девочки с персиками». Для кого-то это художник, изображающий жизнь как она есть, а русский зритель в массе своей все еще не «выдрессирован» для понимания contemporary art и благодарно принимает реалистическую живопись.

Для определенного круга ценителей Серов – один из немногих русских живописцев, легко и свободно мигрирующих между современными им художественными течениями, одаренный природным артистизмом и вместе с тем способностью говорить о своих моделях то, что он считает правдой, – качество, которое встречается у портретистов гораздо реже, чем принято думать.

Наконец, для многих выставка – это вновь явившаяся в своем блеске Россия, «которую мы потеряли», – благородные Романовы, утонченная аристократия, энергичная буржуазия, бодрая интеллигенция, какое-то количество крестьян и виды родной природы. Правда, устроители исключили из числа экспонатов все те, которые помогли бы сегодня понять, почему все-таки была «потеряна» такая страна: там не было ни одного произведения, представляющего непреклонную гражданскую позицию Серова во время революции 1905 года. То есть не было намека на коренные проблемы нации на сломе эпох. Как бы то ни было, выставка Серова стала событием, охватившим практически всех потенциальных зрителей.

По мнению Доронченкова, выставка Фриды Кало – по многим параметрам противоположность московской экспозиции. Там – главный национальный музей, здесь – все еще уникальный для наших широт музей частный. Там – огромная ретроспектива, тут – три десятка небольших картин и рисунков. Там – родная страна, здесь – экзотическая Мексика. Там – виртуозный живописец-профессионал, здесь – человек, не скрывающий свою «неумелость», которая оказывается исключительно выигрышной стратегией. Она словно гарантирует «исповедальность» и потому мгновенно покоряет сердце зрителя.

Но главное, наверное, в характере самого искусства. Для собеседования с картинами Серова мы можем ничего не знать о личности их создателя – в них главное то, что изображено. Картины Кало не существуют вне уникальной даже для двадцатого века жизни художницы, полной настоящей боли и отчаянного эпатажа. Ее картины – это разворачивающаяся перед зрителем «идентификация женщины», выносящая на поверхность глубинные трагедии и комплексы. Но у выставки не было бы и доли нынешнего успеха, если бы Фрида не выросла в культовую героиню массовой культуры, апофеозом чего стал голливудский фильм с Сельмой Хайек. Для многих посетителей Кало не явление живописи, а феномен жизни: притягательна ее драматическая история, завораживает ее жизненный «жест». Потому среди публики особенно много людей, определяющих себя как «креативный класс», – это современные, модные молодые и среднего возраста жители столиц, ориентированные на общественный успех.

Гордин считает иначе: «В основе мотивации пойти на выставку Кало лежит рациональное, а не эмоциональное, как в случае с Серовым. Если сейчас не увидеть Кало, то следующий раз – только в Мехико-сити».

Как оседлать волну?

Доронченков осторожен в прогнозах: «Мне кажется, пока рано говорить о том, что обозначает ажиотаж вокруг двух выставок – начало тенденции или просто эпизод. Конечно, отрадно думать, что это знак новой волны интереса к искусству, чем бы он ни был продиктован».

По его словам, даже если речь идет не о сложившемся запросе общества, у музеев есть возможности – материальные и интеллектуальные – для формирования такого запроса. Нужно то, что во многом обеспечивает выставочный бум в мире: экспозиции, остро задуманные, эффектно устроенные и обеспеченные грамотной пиар-кампанией.

Гордин считает, что необходимо выполнить четыре условия. Первое. Современная публика чаще всего решает посетить музей, если ей понравился музейный сайт. На его создание и актуализацию нельзя жалеть ни времени, ни сил, ни денег. Именно сайт и привязанные к нему мобильные приложения, социальные группы в сетях и другие интернет-сервисы приведут в музей нестабильное большинство, которое думает, куда пойти в свободное время.

Второе условие – событийность. Не случайно москвичи добавили к «Ночи музеев» еще и «Ночь искусств». Раскручивать подобные события надо заранее, люди не сразу принимают решения.

Третье условие – работа с новыми аудиториями. Надо разложить по полочкам взгляды, вкусы и предпочтения тех, кто редко посещает музеи. Не всем все интересно. Количество «музееманов», которые ходят на все, не велико, не более 10 – 15% населения. Остальные посетители очень разные по возрасту, социальному статусу, доходам. Мотивы у них разные, и аргументы для их привлечения в музеи должны быть разные.

Четвертое. Музеи в представлении многих не для горожанина, они – для туриста. Многие горожане не воспринимают музеи как часть своего культурного ландшафта в отличие от кино и театров. Типичное представление – я там уже был. Да, давно, в школьные годы, но зачем мне идти туда снова.

Надо убеждать, что музеи постоянно меняются. На рутинную экспозицию никто не пойдет, и тут не поможет даже самый современный сайт. Каждый музей должен иметь несколько ярких событий в год, тогда горожане туда пойдут. И посещение музея станет для обычной питерской семьи регулярным делом.

Ближе к ночи

«Ночь музеев» – проверка, готовы ли музеи к наплыву очень разной публики. За восемь лет проведения акции в Петербурге стало понятно: все усилия, направленные на привлечение нового молодого зрителя, могут быть перечеркнуты из-за долгих очередей. Мы связались с тремя музеями, которые постоянно участвуют в «Ночах».

Русский музей построил свою программу в Мраморном дворце как интерактивный образовательный маршрут, соединяющий классическое искусство из коллекции братьев Ржевских и современное искусство из собрания четы Людвигов. Не будет экскурсий, гардероба, каждый посетитель двигается с «маршрутным листом» в своем темпе. Вход и выход будут разделены, чего обычно не бывает в Мраморном дворце. Во дворе ожидающих развлекут актеры и музыканты.

В ГРМ считают, что важную роль, как и в 2015 году, должен сыграть раздел «Хочу пойти» на сайте «Ночи музеев». Там посетители смогут заранее узнать, сколько человек собираются в Мраморный дворец, и оценить время ожидания. Например, если запишется тысяча и больше, ясно, что ждать придется долго.

ГМЗ «Петергоф» решил посвятить свою «Ночь» детям. В недавно открытом музейном центре «Новая ферма» готовится специальная интерактивная программа – от прогулки по старинной кунсткамере до проекта собственного музея. «Петергоф» подготовил для тех, кто не сможет сразу попасть на ферму, развлекательную программу в парке «Александрия». Также в этот вечер будет продлено время работы музеев Фермерский дворец, Готическая капелла, Фельдъегерский дом и Императорский телеграф, которые находятся по соседству с Новой фермой.

Опыт предыдущих ночей показал сотрудникам Музея Анны Ахматовой в Фонтанном доме, что необходимы специальные флаеры для посещения постоянной экспозиции. Их будут выдавать обладателям билетов, чтобы посетители «Ночи» смогли оценить время ожидания. Его можно провести в Шереметевском саду, там отправится в путешествие «Сумасшедший корабль» русской литературы ХХ века.

Вход в музей будет оборудован специальной «накопительной» зоной. Рядом с ней установят экран с показом всего происходящего в саду. А если кто-то из обладателей флаеров все же не попадет в музей до окончания ночной акции, он сможет сделать это в другое время.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook