Главная городская газета

Эльдар Рязанов. Жизнь в любви

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

Живой как хореограф

Танцовщик Мариинки поставил балет на музыку Вивальди Читать полностью

Заповедник на экофестивале

В воскресенье памятник природы Елагин остров (ЦПКиО им. С. М. Кирова) станет «столицей» всех особо охраняемых природных территорий (ООПТ) Петербурга. Читать полностью

Выйти на нужный уровень

В немецком городе Мюнстере открылась одна из самых необычных периодических выставок современного искусства. Читать полностью

Голова пережила войну

Петербуржцы, участвующие в городской программе экскурсий, лекций и квестов «Открытый город», совершили первые поездки в дворцово-парковый ансамбль Сергиевка. Читать полностью

Великая милостью, красотой и любовью...

Выставка «Нефертари и Долина цариц» из Египетского музея Турина открылась в манеже Малого Эрмитажа. Читать полностью

В «Тесноте», да не в обиде

Я совершенно не предполагал, что такой молодой и тонко устроенный человек сделает столь серьезное, жесткое, мужское кино. Читать полностью
Эльдар Рязанов. Жизнь в любви |

В Петербурге завершился XXIV фестиваль «Виват кино России!». Кроме конкурсного показа фестиваль включил в себя несколько специальных программ. Одна из них была посвящена кинорежиссеру Эльдару Рязанову, ушедшему из жизни в ноябре прошлого года. В кинотеатре «Родина» прошел вечер его памяти.

Сначала все долго и нетерпеливо ожидали в фойе, прислушиваясь к знакомым звукам вальса Андрея Петрова из «Берегись автомобиля». Затем двери отворились, и толпа хлынула в зал – со страстью пылкой. За места чуть не дрались. Все было занято в один миг. Те, кому повезло меньше, притулились у стен зала.

Об Эльдаре Рязанове вспоминали Александр Пашутин, Валерий Баринов, Алла Будницкая... Лариса Голубкина и Светлана Крючкова спели песни из его фильмов. Показывали отрывки из любимых кинолент. И над всем этим витал ясный, лукавый, живой и добрый взгляд Эльдара Александровича.

Генеральный директор фестиваля Людмила Томская:

– Он приезжал на фестиваль по крайней мере через год, показывал свои фильмы, проводил творческие встречи и мастер-классы, получал здесь призы и любовь зрителей. Сегодня сюда пришли народные артисты, известнейшие люди, чтобы вспомнить своего любимого режиссера, друга и наставника.

Сергей Мигицко:

– Когда я вошел сюда, был потрясен этим аншлагом... Эльдар Александрович не выносил пустых мест. Когда в Москве была премьера кино «Андерсен. Жизнь без любви», народу пригласили много, но зал был полупустой, уж не знаю, почему. Вокруг киноцентра стояла огромная толпа простых зрителей, которые, как всегда, рассчитывали на «лишний билетик». Итак, вечер начинается... «Нет! – прозвучал голос Эльдара Александровича. – Ни в коем случае! Впустите народ!»

И, представьте себе, двери киноцентра открылись, и в зал вошли люди, которые ждали снаружи. Вот такой был Эльдар Рязанов.

...Сколько фильмов он снял о любви. Сколько он вылечил душ, скольким дал надежду на любовь и научил любить. В его душе любви было очень много – перечитайте только его стихи. Он не терпел никакого пессимизма и никакой горечи – это был потрясающий, светлый человек, всегда смеющийся, улыбающийся, большой шутник, озорник. Поэтому мне кажется, что мы на этом вечере взяли правильную ноту. И если бы его сейчас попросили пожелать вам чего-нибудь – я не знаю, что ответил бы маэстро. Но мне думается, что он сказал бы: «Любите друг друга, любите жизнь и почаще улыбайтесь, господа».

Лариса Голубкина:

– Если бы не было «Гусарской баллады», я бы в кино не снялась. Я об этом никогда не мечтала. Мне всегда хотелось петь, быть актрисой драматического театра. Я это и делала: училась на отделении музыкальной комедии. И вдруг в конце первого курса в институт прибегают помрежи и спрашивают: «Нет какой-нибудь девочки, которая может сыграть в «Гусарской балладе»?». Им указали на меня. Меня пригласили на «Мосфильм». Рязанов посмотрел и говорит: «Все, эта будет сниматься». На Ржевского пробовали Тихонова, потом Юрского и только потом – Яковлева. А меня почему-то сразу он взял, без проб, почему – не знаю. Мне повезло... А Эльдар Александрович стал моим отцом в кино, одним из главных моих людей.

Александр Панкратов-Черный:

– В «Жестоком романсе» Паратова должен был играть не Никита Михалков, а Сергей Шакуров. И вдруг он получает в Театре Станиславского роль, о которой мечтал всю жизнь, – Сирано де Бержерака. Шакуров приходит к Рязанову, падает на колени: «Прости Христа ради, не могу играть Паратова!».

Тогда Эльдар Александрович приглашает Михалкова. Тот тоже сперва отказался, говорит: «Извини, не могу, снимаю с Марчелло Мастроянни «Очи черные». Рязанов в шоке. Тут по коридору идет Владимир Павлович Басов. Он ему говорит: «Элик! Ищешь Паратова? Сашу Панкратова возьми. Они с Никитой похожи». А Басов это сказал, потому что в это время я был мужем Натальи Николаевны Фатеевой, бывшей жены Басова. И Владимир Павлович решил посмотреть, как Панкратов будет крутиться.

Эльдар Александрович очень уважал авторитет Басова. И говорит мне: «Саша, давай фотопробы на Паратова сделаем». Мне наклеили бороду, усы, сфотографировали в цилиндре... Рязанов меня приглашает в кабинет и говорит: «Смотри, уже утверждены Алиса Фрейндлих, Алексей Петренко, Андрей Мягков. А вот твоя фотография. Ну сопляк и сопляк рядом с ними».

Я обиделся, конечно. Плюнул и уехал. Снимаюсь в Петербурге. И вдруг телеграмма: «Панкратов, билеты куплены, срочно в Кострому на съемки «Жестокого романса», роль офицера-драгуна».

А я-то сценарий уже читал. Не было там никакого драгуна! Мне дали три свободных дня, приезжаю в Кострому. Спрашиваю: «Что за драгун?». Эльдар Александрович говорит: «Знаешь, там Лариса рассказывала, за что полюбила Паратова. За смелость, за то, как он со стаканом на голове под выстрелом стоял... А я решил этот рассказ перевести в действо».

Это он хитрил, конечно. На самом деле Эльдар Рязанов был глубоко суеверным человеком. Если он артиста попробовал на фотопробы – он должен его занять в этом фильме, иначе с ним что-нибудь случится. А если ничего не случалось – он сам что-нибудь придумывал, чтобы случилось. Рязанов мне говорит: «Некогда мне с тобой возиться, придумай своего драгуна, я посмотрю – утвержу».

Надеваю на себя драгунский костюм – шикарный, английского сукна. И пошел в номер-люкс к Михалкову, где мы по вечерам культурно отдыхали. Захожу, говорю: «Ну как?». Никиту, конечно, жаба давит – какой там Паратов рядом с таким драгуном! Он говорит: «Откуда современный зритель узнает, что ты кавалерист? По мундиру он не поймет ничего. Надо какую-то деталь, чтобы сразу видно было...»

«Что ты предлагаешь?» – говорю. «Все кавалеристы, которых я знаю, кривоногие. У них от постоянной езды на лошади ноги кривеют».

Все соглашаются: «Никита прав».

Потом Петренко говорит: «Надо, чтобы волосы вверх. Драгун же все время скачет, ветер в лицо». Витя Проскурин добавил: «Санечка, все хорошо, но морда широкая. Надо бакенбардами сузить». Андрей Мягков подсказал: «Я видел конную милицию, у них всегда грудь колесом. Надо платков подложить». Потом Георгий Бурков добавляет: «Мужики все правильно сказали. Но существенную деталь забыли, сволочи. Кавалеристы всю жизнь в седле колотятся. От этого у них зад должен вид изменить. По форме седла». Тоже платков подложили...

А я думаю: значит, и походка должна быть подскакивающая. И от жизни с лошадьми у него смех такой, как ржание: «Го-го-го!».

Наутро съемка. Вызывают Панкратова... Выхожу. Эльдар Александрович минут пять молчал. Дар речи потерял, на меня смотрит. А потом тихо-тихо, как доктор пациенту: «Санечка, ты что с собой сделал?».

С ним было работать одно удовольствие. Но к артистам он обладал невероятной доверчивостью. То, что артисты предлагали, он внимательно выслушивал, говорил: «Один ум хорошо, а два – лучше». И я научился у Эльдара Александровича к артистам относиться с глубочайшим уважением. Артиста надо любить, иначе он ничего не сыграет.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook